Новости

07.10.2015 21:00
Рубрика: Власть

Запад не должен избегать Москвы

Немецкий политолог рассказал о том, какую роль сыграют Россия и Европа в формировании нового глобального мироустройства
Текст: Александр Рар (политолог, член правления Российско-германского форума "Петербургский диалог")
Мир становится другим. Отношения России с Западом выходят на совершенно новый уровень. Попытаемся разобраться, что это означает.

Украинский кризис уходит на второй план. Полтора года Россия и Запад бодались как во время "холодной" войны. И многим казалось, что эта эпоха снова наступила. Может быть, через пару недель от таких ощущений не останется никаких следов, потому что стороны начнут сотрудничать. Если говорить о Европе, то у нее появилась новая, абсолютно неожиданная угроза - и не со стороны "агрессивной" России (как твердили европейцы, которые просили усиления НАТО), а наплыв беженцев. Конечно, это не военная угроза, но она становится серьезной социальной и экономической угрозой для большинства стран Европы. Наплыв беженцев не уменьшается, и поэтому нарастает тревога в европейских странах, которые все больше беспокоятся за свои границы и за внутреннее состояние общества. В Германии и Швеции беженцев еще принимают с распростертыми объятиями. Там на первый план ставят именно политику ценностей, мораль, гуманизм. А в других странах ЕС это проявляется в значительно меньшей степени. 25 лет назад Восточной Европе казалось, что она вошла в некий рай под названием ЕС. Но теперь эти страны осознали, что погода в ЕС совсем не безоблачная. С другой стороны, в Восточной Европе не понимают, зачем нести тяжесть решений всех этих социальных проблем с беженцами, и не разделяют позицию Германии о том, что принимать надо всех.

Европа решила заморозить кризис на Украине. В принципе остановить конфликт на Востоке Украины уже почти удалось. Также решено не обсуждать вопрос Крыма. Сейчас нужно сосредоточиться на более глобальных вызовах для Европы, которые идут с юга. Но ситуация в Европе может прийти к тому, что существование Евросоюза окажется под вопросом, хотя, конечно, сейчас о его слабости говорить рано. Возможный выход Англии из ЕС вследствие развития событий последних недель сильно ослабит Европу: она станет другой. Выход Греции не имел бы такого эффекта, как возможный выход Англии. И можно представить, что вряд ли на Украине, которая стремится в Европейский союз, проблемы с беженцами усилят желание украинского народа во что бы то ни было стать членом ЕС. А вот более критичное отношение к происходящему вполне может появиться.

Стоит отметить, что в этом году у Запада еще найдутся деньги на поддержку Украины и Греции (европейская экономика - на подъеме, а немецкая экономика и вовсе находится в лучшем состоянии за многие десятилетия). Но резонно задать вопрос: как все будет выглядеть уже в следующем году? И здесь можно поставить множество вопросительных знаков.

Сирийская проблема - это один из кирпичей для построения нового глобального мирового порядка, который будет уже не однополярным, а многополярным. Никто не знает, как этот многополярный порядок в конце концов будет выглядеть, но в Сирии он уже начинает формироваться. Ближний Восток нужно выстроить заново, придать стабильность этому взрывоопасному региону, где находится очень много ресурсов, в которых будет нуждаться и Запад, и Азия. Мы помним, что сто лет назад границы стран Ближнего Востока были искусственно проведены европейскими колониальными государствами после распада Османской империи. По-видимому, сейчас нужно сделать то же самое. И естественно, что Россия не хочет, чтобы этим занимался только Запад. Россия через военные действия на стороне Асада вступила в эту "большую игру", потому что речь идет об участии в построении глобального мирового порядка.

В Сирии возможен югославский вариант, когда будут созданы новые государства ради того, чтобы меньшинства, которые не могут жить друг с другом, как сунниты и шииты, нашли для себя новые родины. Но в этом случае Россия не будет, как это было в Косово, играть роль запасного помощника Германии в миротворчестве. А будет стремиться играть первую скрипку. Задача обустройства Ближнего Востока - амбициозная и сложная: нужно решить много вопросов, от которых будет зависеть мировой порядок в будущем. Это и безопасность Израиля, которая с точки зрения Европы является ключевым моментом. Это и борьба с терроризмом, который набирает силу и не уходит со сцены. Это, как ни странно, климатическая политика. Эксперты утверждают, что потепление на Земле в первую очередь ударяет по региону Ближнего Востока, и от повышения температуры исчезает много сельскохозяйственных продуктов. В результате где-то наступает голод, а от этого рушатся экономические системы, появляются разные социальные взрыва, восстания. Вот что становится почвой для революций и в конечном итоге для миграции в Европу. Сейчас в Европу движутся сирийцы, а уже завтра по тому же пути в Европу могут направиться другие народы, причем в еще большем количестве, чем сейчас.

Есть шанс, что антитеррористический альянс, который Владимир Путин предложил в ходе выступления на Генассамблее ООН в Нью-Йорке, реализуется

Построению общего мирового порядка мешают геополитические разногласия, которые имеют свои корни в прошлом. Нетрудно понять граничащую с ближневосточным регионом Турцию, без которой не решить этой проблемы. В "большой игре" она во что бы то ни стало стремится не допустить создания независимого курдского государства. Причины понятны: в этом случае у Турции появятся собственные проблемы с курдским населением. Что касается США, то они традиционно хотят выстроить новый порядок на Ближнем Востоке таким образом, чтобы главную роль отдать Саудовской Аравии, с которой у Америки развиты близкие отношения. Россия, наоборот, хочет, чтобы в этой "большой игре" в первых рядах участвовал Иран, который исторически с Россией был связан больше, чем с Западом. Как все эти разные геополитические и геостратегические разногласия совместить - вопрос к дипломатам. Но, по-видимому, недостаточно сейчас договориться только об одном - пусть все борются с ИГИЛ, а дальше будет видно. Это не выход из положения, такая постановка вопроса даже опасна.

Сохраняется и другое обстоятельство: американцам и НАТО все труднее вести войны на двух фронтах. Америка, как мы знаем, участвует в бомбежках ИГИЛ в Сирии. Но сейчас образовался новый пожар в Афганистане. И 15 лет миротворчества НАТО в этой стране подвергается большому сомнению. Запад не может принять этот вызов и выйти из Афганистана побежденным, как Советский Союз в 1989 году. Для Запада это будет огромным шоком. Поэтому есть предположение, что НАТО и Америка активизируют миротворческие усилия и военные действия в Афганистане.

Россия, исходя из собственных интересов, приветствует активность Запада в Афганистане. Потому что Москве невыгодно, чтобы туда опять вернулись "Аль-Каида" и талибы, ведь из Афганистана радикалы могут быстро проникнуть в Центральную Азию, а оттуда - на Северный Кавказ. Тогда может возобновиться все то, что происходило в России в конце 1990-х. А в этом никто не заинтересован. Также Запад тихо приветствует участие России в сирийской гражданской войне, потому что понимает: необходимо что-то сделать, чтобы остановить поток беженцев. Сама Европа не способна воевать с ИГИЛ. У нее нет ни планов, ни политического желания, ни каких-либо возможностей, за исключением разве что турок, англичан и отчасти французов. Поэтому на Россию смотрят с определенной критикой, боясь, что Москва будет слишком сильно перетягивать одеяло на себя и реализовывать геополитические проекты, которые не соответствуют западным. Но в то же время на Западе соглашаются с тем, что Россия должна проделать эту работу, потому что создание стабильности в Сирии руками русских Запад устраивает так же, как Россию тот факт, что Запад своими руками пытается наладить ситуацию в Афганистане.

Есть шанс, что антитеррористический альянс, который Владимир Путин предложил в ходе выступления на Генассамблее ООН в Нью-Йорке, реализуется. Всем понятно, что в одиночку справиться с этим главным вызовом, перед которым стоит Запад, невозможно. В 2001 году арабский мир выглядел слабым. Тогда казалось, махнув два-три раза дубиной, там можно навести порядок. Прошло 15 лет, думаю, и на Западе, и в России понимают, что в этом регионе мы сталкиваемся с крайне опасным явлением и, может быть, врагом. Сегодня это международный терроризм, а завтра он может стать сформированным государством, на территории которого будет располагаться оружие массового уничтожения, направленное против Европы.

Первый альянс, который Владимир Путин предложил Западу в борьбе с международным терроризмом в 2001 году, не состоялся. Предполагалось совместное решение проблемы. Но американцам Россия не понадобилась, хотя вначале при освобождении Кабула от талибов и от "Аль-Каиды" российские спецслужбы близко работали с американцами.

В Сирии Россия стремится стать ведущей силой антитеррористического альянса, то есть сыграть ту роль, которую взяли на себя США в Афганистане. И Москва считает себя вправе делать это, поскольку выступает на стороне легитимного президента Башара Асада. А американцы непонятно с кем сотрудничают. Конечно, другая цель России - не допустить продолжения оранжевых революций или так называемой арабской весны и предотвратить попытки проводить перевороты, которые поддерживаются Западом ради построения демократии, которая нигде не установилась. Защита Асада - это барьер против продолжения революций, о которых многие на Западе мечтают, не понимая, что это им не удалось.

В Европе есть элиты, заидеологизированные западными стратегами. И это еще одна проблема в отношениях с Россией. Стратегический предметный диалог об абсолютно четких исторических и политических вопросах не получается. Если прислушаться к высказываниям президента Франции Франсуа Олланда, то он по-прежнему жестко стоит на своем: нельзя терпеть, чтобы Асад остался - и все. Почему? Четкого ответа нет. По такой же логике Запад действовал в ситуации с Муамаром Каддафи: мы хотим, чтобы его не было, и мы должны этого добиться, потому что мы не можем проиграть, и наши западные ценности (демократия и либеральное устройство общества) - превыше всего. К сожалению, на Западе не задумываются о том, что происходит, если не удается достигнуть желаемого, а в стране после этого остается хаос, такой как в Ливии. На этой почве еще появятся разногласия. России трудно разговаривать с Западом, когда он превыше всего ставит ценности, а не реальную политику.

И последнее, на чем хочу остановиться, это оценка событий арабской весны, которую по-прежнему неправильно трактуют на Западе. Даже в Германии и во Франции говорят так: не удалось нам привить свои ценности в этих арабских государствах. Хотя мы очень сочувствовали молодым элитам, которые выступали против диктаторов и коррупции. А теперь эти элиты двинулись к нам, и их нужно обласкать у себя дома, потому что они исповедуют европейский дух, европейские ценности. Боюсь, что это не так и что Европа может совершить еще одну ошибку себе в ущерб. Но время покажет.

Власть Позиция Россия и Евросоюз Россия и НАТО Военная операция РФ в Сирии