Новости

15.10.2015 23:03

Как вечный спор снаряда и брони

Новаторский подход "Росатома" к организации закупок и прозрачность конкурсных процедур дали экономию в 150 миллиардов рублей
Четыре цифры сошлись в моем блокноте. С начала года в организациях "Росатома" проведено около 30 тысяч закупок на конкурентной основе. Экономический эффект превысил 16 миллиардов рублей. За то же время на "горячую линию" пришло 386 сигналов о возможных злоупотреблениях при проведении торгов, а в следственные органы МВД и ФСБ России из корпорации в инициативном порядке переданы сведения о 79 правонарушениях коррупционной или иной направ-ленности.

Что здесь хорошо, а что не очень? Глава "Росатома" Сергей Кириенко, назвавший эти и другие результирующие цифры на форуме поставщиков атомной отрасли "Атомэкс-2015", ни лакировать, ни драматизировать положение с закупками не стал. А просто дал понять: ситуация предсказуемая, динамика положительная, но ослаблять контроль на этом направлении нельзя. Нельзя потому, что объем ежегодных закупок в атомной корпорации приближается к триллиону рублей, а создание условий для честной конкуренции среди поставщиков - это прямая экономия ресурсов и по-настоящему рыночная мотивация к модернизации действующих производств и появлению новых, более эффективных. Именно с такими поставщиками и партнерами стараются иметь дело в "Росатоме", и уже в седьмой раз собрали их на форуме в российской столице.

В деловой программе нынешнего зарегистрировалось более 500 участников из 190 организаций, а на выставочной экспозиции было представлено около 100 компаний. В сравнении с прошлым годом число поставщиков на "Атомекс-2105", по данным устроителей, возросло на 40 процентов. Их привлекает сюда возможность в прямом диалоге, что называется, лицом к лицу обсудить практические аспекты закупочной деятельности "Росатома", раньше других узнать о намечаемых переменах, что-то важное для себя прояснить и, конечно, установить полезные в профессиональном отношении контакты.

- Площадка "Атомекс" дает нам "обратную связь", - поделился с журналистами Сергей Давыдов, директор по продажам оборудования АЭС компании "Ижорские заводы". - Здесь возможен активный диалог поставщиков с заказчиком и совместное обсуждение острых вопросов. Это и сама система закупок, и требования к продукции, и практические аспекты применения новых технологий.

На "Ижорских заводах" сейчас в производстве корпуса реакторов и другое ответственное оборудование для "ядерного острова" Ленинградской АЭС-2, Ростовской и Белорусской атомных станций, для Тяньваньской АЭС в Китае, индийской "Куданкулам". Такие заказы, по словам Сергея Давыдова, были и будут в числе важнейших бизнес-направлений предприятия.

В 2016-м "Росатом" планирует произвести конкурсные закупки, используя главным образом электронные торги, на 943 миллиарда рублей - это на сто миллиардов больше того, что планировалось на текущий год. У предприятий малого и среднего бизнеса, на что нацеливают нынешние установки правительства, атомная корпорация намеревается закупить товаров и услуг на 31,4 миллиарда рублей.

По мнению генерального директора Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства Александра Бравермана, это пример достойный, чтобы ему последовали другие крупные игроки на рынке. И призвал "Росатом" сделать еще один показательный шаг - не только просвещать и консультировать своих нынешних поставщиков, но и "проектировать" новых, создавая экономические стимулы и выращивая тем самым требуемые компетенции на почве бизнеса, переходящего из малого в средний класс.

Статс-секретать Федеральной антимонопольной службы Алексей Цариковский акцентировал внимание на недавних и грядущих переменах в законодательстве, которое регламентирует госзакупки. По его словам, те изменения, которые недавно внесены или сейчас предлагаются в 44-й и 223-й федеральные законы, в практической деятельности "Росатома" уже реализованы, или тут всерьез их проработали и обкатали. Проректор НИУ "Высшая школа экономики" Александр Шамрин на этот счет даже пошутил: "Правительству и депутатам не стоит и голову ломать - готовые модели по совершенствованию законодательства надо взять у "Росатома", из его практики...".

Известны случаи, когда "закладки" под конкретного поставщика возникают еще на стадии проектирования

Однако Сергей Кириенко и директор по закупкам Роман Зимонас, главный во всей атомной корпорации человек по методологии и организации закупочных процедур, ситуацию оценивают без розовых очков. Попытки "договориться", устроить торги под себя или каким-то иным, 131-м способом, обойти общие для всех правила, были есть и будут. Причем ухищрения день ото дня все изобретательнее.

- Это как спор снаряда и брони, - провел аналогию Кириенко. - Какие бы прочные ни выставлялись заслоны, всегда найдется хитроумный способ проделать брешь или найти лазейку.

Уже есть факты, когда скрытое лоббирование и преференции в пользу того или иного поставщика возникают задолго до конкурса - еще на стадии проектирования объекта или какой-то его части. На первый взгляд - проект как проект. А присмотришься и вникнешь - технические параметры, по словам Кириенко, "трогательно совпадают" с возможностями только одного конкретного производителя...

Вскрывать подобные вещи и противостоять скрытой коррупции можно только с привлечением широкой общественности. Поэтому совсем не случайно создан Совет по повышению прозрачности в деятельности ГК "Росатом". А в его состав наряду с представителями малого бизнеса, Антимонопольной службы, научного и вузовского сообщества вошел руководитель проекта Общенационального народного фронта "За честные закупки" Александр Гетта.

Говоря о мерах реагирования на сигналы общественности и самих поставщиков, Сергей Кириенко прямо заявил, что жалоб в "Росатоме" не скрывают. Напротив - для усиления общественного контроля в госкорпорации внедрена и успешно используется система арбитражных комитетов и "горячая линия".

За шесть лет работы арбитражной системы получено более 4,5 тысяч жалоб на закупочные процедуры. Экономический эффект от решений, вынесенных арбитражными комитетами атомной отрасли, составил 673 миллиона рублей. За девять месяцев нынешнего года поступило 699 жалоб, это на 15 процентов меньше, чем было год назад.

- Мы, конечно, не все "зачистили", - заключил Сергей Кириенко. - Но это работа "гигиеническая", и будет проводиться на постоянной основе. Наряду с профилактикой.

Прямая речь

Алексей Цариковский, статс-секретарь, заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы:

- За годы моей работы в ФАС собралась целая коллекция ухищрений, когда предприимчивые граждане и связанные с ними организации пытались обойти установленные процедуры закупок. Таких примеров, повторяющихся и непохожих друг на друга, наверное, около пяти тысяч. Есть довольно примитивные схемы, а есть тщательно продуманные многоходовые комбинации, где угадывается специальная подготовка. Шифруются они по-разному, слов красивых много, а суть одна - стремление протащить закупку у одного поставщика. По назначенной им монопольной цене.

Сергей Давыдов, "Ижорские заводы", директор по продажам оборудования АЭС:

- Создание прозрачной и эффективной системы закупок в атомной отрасли - дело крайне важное и непростое. Такая система должна обеспечить здоровую конкуренцию поставщиков в технологиях, в ценах и сроках изготовления, в качестве. Помимо прочего это дает стимул к развитию и самих предприятий, и отрасли в целом. Единая система закупок позволяет расширить круг поставщиков и выбрать лучших. И очень важно, чтобы в этом выборе лучших во главу угла ставилось качество продукции, соответствие всем требованиям надежности и безопасности, и, конечно, наличие опыта. Все знают, как несоизмеримо дорого в нашей отрасли обходятся самые, казалось бы, незначительные просчеты и ошибки. Поэтому в "Росатоме" постоянно совершенствует стандарт закупок, сама система становится проще и понятней, ведется большая работа по выявлению недобросовестных поставщиков.

Александр Браверман, генеральный директор Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства:

- Для меня бесспорным является то, что в организации закупок примером прозрачности стал "Росатом". Это признают в сообществах малого и среднего бизнеса. Аналогичного мнения, насколько мне известно, придерживаются руководители системообразующих банков, включая Сбербанк, ВТБ, Россельхозбанк.