Новости

22.10.2015 11:30
Рубрика: Культура

Любовь без акцента

В прокат выъходит новый фильм Резо Гигинеишвили "Без границ"
В прокат выходит новый фильм "Без  границ", над которым работали три режиссера - Резо Гигинеишвили, Карен Оганесян и  Роман Прыгунов. Обозреватель "РГ" поговорила с продюсером картины и одним из режиссеров - Резо Гигинеишвили о границах: творческих, личных и  межгосударственных.

Резо,  фильм "Без границ" вы задумывали как продолжение картины  "Любовь с акцентом"… Но вот картина  выходит, и она  - сама по себе.

Резо Гигинеишвили: Что был фильм "Любовь с акцентом"? Мне 22 года,  жара, мое юношеское ощущение от летнего дня. И захотелось снять кино  "Любовь с акцентом" - поделиться той любовью, которую я испытывал, когда  знакомил Надю, мою жену, с моей родиной. Рассказать, как я привез ее в Грузию, как стремился показать ей все то, что мне дорого. Тогда было очень трудно это сделать - всего за год до  начала съемок, в 2008-м, из-за известных событий, эмоционально было непонятно, как вообще люди воспримут картину про то, что мы - граждане двух стран - друг друга любим. После нашего фильма многие по-новому открыли для себя Грузию. В Департаменте туризма мне сказали, что процентов 70 едут туда потому, что посмотрели кино "Любовь с акцентом".

А фильм  "Без границ"? 

Резо Гигинеишвили: Мы снимали его в нескольких странах. И  мне показалось, что было бы глупо, если бы я снимал про Армению, потому что знаю про нее очень мало, в отличие от Карена Оганесяна.

В Москве я  родился, вырос, это  мой город. Но мне показалось, что было бы хорошо, если бы московскую историю снимал Роман Прыгунов. При этом есть общая эмоция и интонация картины. Мы же все разное кино снимаем. Невозможно сравнить, скажем, "Духless" и "Любовь с акцентом". Но, если зритель посмотрит картину и увидит, как удалось совместить ту эмоциональность и нежность, которая есть в "Любви с  акцентом", и тот нерв, что есть в "Духless"... Мне кажется, это хороший синтез.

У меня было такое ощущение, что в картине "Без границ", я  услышала отголосок "Елок", над которыми вы тоже работали. 

Резо Гигинеишвили: В "Елках" - это хороший качественный коммерческий проект, который качественно сделан, без личного отношения к происходящему. А в нашем фильме - "кулинары", которые подходили к каждому "блюду", вкладывая себя.

Вы сказали, что мало знаете Армению. Но сериал "Последний из Магикян" ваших рук дело?

Резо Гигинеишвили:  Я не снимал "Последний из Магикян" об Армении. Я делал фильм об армянине в Москве. Я сам - грузин в Москве. По сценарию еще один из главных персонажей сначала тоже был армянин, но я его переделал в грузина. Мне было ясно, про кого говорю. Мне понятны комплексы героя, отношения с русской женой, с детьми, в которых он хочет вложить что-то свое национальное, но они живут в другой среде. Я рассказывал про человека, которого я знаю.

Но вы взяли актера, звезду сериала "Последний из Магикян" - Гранта Тохатяна в ваш фильм "Без границ". И не только его. У вас играет Роман Маякин -  звезда "Сладкой жизни",  Егор Корешков - он снимался в "Оттепели", и другие артисты, которые знакомы зрителю  именно по сериалам. 

Резо Гигинеишвили: Перед тем, как пригласить человека на роль, я не думаю о том, снимался он в сериале (уровень которых поднялся, кстати) или нет. Мне посчастливилось -  я встретился с Грантом Тохатяном во время съемок "Последнего из Магикян". Мы подружились. Он - талантливейший артист, признан во всей Армении. Его любит сейчас огромная аудитория в России благодаря тому, что на его актерском таланте держится популярный сериал. Поэтому говорить о том, что мне мешает  видеть его в большом художественном кино - странно. Я сейчас ни в коем случае не провожу параллели, но по такому принципу в фильме "Мой друг - Иван Лапшин" не должен был играть народный любимец Андрей Миронов, а Юрий Никулин не должен был сниматься в картине  "Двадцать дней без войны".

Ваш  новый фильм населен людьми разной веры, возраста, национальностей, "группы крови". Это продюсерский ход?

Резо Гигинеишвили:  Это - не ход, это - жизнь. Вот это для меня тоже очень важно, потому что мы создаем свое мнение и проецируем то, что нам рассказывают по телевизору, на наших соседей. А это неправильно. Телевизор - это не окно в мир, а мир, нарисованный на окне. Надо открыть окно или дверь, выйти, купить билет, полететь к соседу и понять, что живущий там мальчик 18-ти лет -  также любит и  ходит на свидания.  Я не могу купить билеты разом и пригласить всех в Тбилиси -  сто, двести, пятьсот человек, которых я знал, учась в школе, институте,  работая с ними, но я хочу,  чтобы они увидели те места, которыми я горжусь. Бывало, они могли меня обозвать, и я мог лишь  драться. Но если бы они увидели, например,  как выглядит дом в  грузинской деревне… Это здесь знают только благодаря Данелии. И то - эти фильмы уже не показывают в кинотеатрах…

В фильме "Любовь с акцентом" вы снимали Вахтанга Кикабидзе и  Нани Брегвадзе. В "Без границ" - Инну Чурикову и Олега Басилашвили - это же ваша режиссерская новелла?

Резо Гигинеишвили: Я хочу, чтобы подростки, которые  привыкли смотреть комедии, в одной из историй увидели этих артистов. Я уверен, что невозможно оставаться к ним равнодушным.  И да, я снимал и эту новеллу, и про футболиста. 

У вас в фильме идут отсылы к творчеству Никиты Михалкова. Например, Александр Адабашьян снялся у вас в роли фотографа. Такую же роль он сыграл и в фильме "Солнечный удар". 

Резо Гигинеишвили: Фотограф в фильме "Без границ" был прописан еще до написания сценария картины Никиты Михалкова. Это моя студенческая история, которая трансформировалась вот таким образом.  Александра  Адабашьяна я снимал в  сериале "Девять месяцев".  А у Михалкова свои давнишние отношения с Адабашьяном. Это все -  как одна большая кинематографическая семья.

Зритель вам скажет: как это так, Резо, в вашем фильме герои уходят с фильма "Солнечный удар"?

Резо Гигинеишвили: Во-первых, мне "Солнечный удар" очень нравится. Я с большим уважением отношусь к картине и к тому труду, который в нее вложили коллеги, практически все мои друзья и родственники. Я смотрел ее три раза, поэтому у меня не могло быть никакой задачи иронизировать на этот счет. Во-вторых, мой фильм вообще не про то, кто в какой момент и с какого фильма уходит с киносеанса. В этой сцене  мы рассказываем про другое. Что незрячая девочка пытается русскому парню, который  живет в этой стране и  не может двух слов связать, и описать, что он видит на экране, что-то объяснить.  Она говорит в сердцах: "Ты не читаешь!" Некоторые современные зрители похожи на этого парня.

Девять часов в общей сложности я смотрел "Солнечный удар". И  мне всегда был интересен именно этот эпизод. Герой говорит мальчику, мол, пойдем, я покажу тебе это волшебное место. Они  бегут, камера поднимается наверх, и перед нами возникают огромные просторы России. Я все время жду, нахожусь в этой интриге, что же там будет? Мне нравится, как режиссер любит свою Родину, свою страну, свою землю. Этот вид для него дороже любого другого красивого в других странах. А парень,  который пришел в кино с девушкой на свидание, он может описать, что это значит для него? Для него наша страна прикольная - не более того.  Поэтому я предполагал, что это  - суть сцены. А кто и в какой момент ушел из кино… Свидание с девушкой, они зашли на случайный сеанс, он влюблен в нее… Даже если бы он зашел на Феллини, или на другой шедевр, все равно  бы оттуда ушел.

Действие фильма происходит летом, а в новелле, где слепая девушка -  зима и  каток…

Резо Гигинеишвили: Наш фильм - это свободная история. Мы специально делали так: Грузия - осенняя. Москва - зимняя. Армения - летняя. Опять же, картина называется "Без границ" - в ней  нет ограничений.

Культура Кино и ТВ Наше кино Гид-парк Кино и ТВ с Сусанной Альпериной РГ-Видео РГ-Фото