Новости

22.10.2015 00:21
Рубрика: Происшествия

Вот такой "Круиз"

92-летнего ветерана войны выбросили из такси, потому что он забыл адрес
Маленький сибирский райцентр Сузун. Среди бела дня из машины за руки, за ноги вытаскивают худого старика, костыль летит в сторону. Крик, мат на всю площадь. "Что вы делаете?! Я сейчас полицию вызову!" - бросается на помощь пожилому человеку продавщица ларька. Спустя два часа она расскажет об этой безобразной сцене сыну ветерана - Валерий, увидев отца в синяках, примчится на площадь искать обидчика.

Федору Сиврикову в декабре исполнится 92 года. Он ветеран Великой Отечественной, был ранен под Смоленском. "Прожил жизнь честно", - говорит Валерий и беспокойной скороговоркой добавляет, что отец до сих пор не оправился от шока, что держится на лекарствах... Для него отец - глава семьи с непререкаемым авторитетом, такой у фронтовика характер.

И в плен годам Федор Никитович до сих пор не сдавался - вот и 30 сентября решил не дожидаться сына, а самостоятельно отправился на день рождения к родственнику. Вызвал такси. Назвал адрес. Оказалось, дома с таким номером по улице Горького в Сузуне нет.

Ветеран говорит, что после долгих поисков попросил отвезти его обратно. Водитель такси Андрей утверждает, что все было совсем не так, наоборот, это он предлагал дедушке поехать наконец домой, а тот в ответ ругал его на чем свет стоит и требовал другую машину, раз этот таксист - "щенок" - оказался никуда не годным. "Люди с медалями так себя не ведут", - с искренней обидой говорит Андрей. В конце концов "разруливать" неожиданный конфликт примчался владелец фирмы с гордым названием "Круиз" Виталий Осокин. Крепко сбитый - или даже сжатый в кулак - 46-летний мужик.

Сейчас, когда про избиение ветерана в такси говорят все СМИ, Осокин никуда не прячется - уверен в себе на триста процентов. "Я не трогал его, - говорит Виталий. - Если бы я его ударил... кончилось бы совсем не так. Я ж здоровьем не обижен, сами видите"...

По словам Виталия, он отобрал у пожилого пассажира костыль, потому что тот им воинственно размахивал и мог разбить лобовое стекло. Сообщил ему, что другой машины не будет - хватит, накатались уже. Потом вытащил ключи из такси, чтобы путешествие не продолжилось, и уехал.

...Валерию, который уже два часа не находил себе места, потеряв отца, показалось, что тот вернулся пьяным. А потом понял, он же просто не в себе от шока: "Меня избили". На голове шишка (Осокин еще ему якобы засветил кулаком), на ногах и руках синяки и ссадины. В полиции, куда на следующий день обратился Федор Сивриков, расследуют уголовное дело по статье о побоях, которая предусматривает крупный штраф или арест на срок до трех месяцев.

- Самое главное, что никто в Сузуне не может понять, как это вообще могло случиться, - говорит Анна Галкина, корреспондент газеты "Новая жизнь". - У нас маленький поселок, это не Новосибирск и даже не Бердск, можно сказать, тут все друг друга знают. Набери номер знакомых - и пусть не через два, через пять телефонных звонков тебе найдут точный адрес людей, чей дом ищет ветеран. Помочь - это же так просто!

Кажется, такие как Анна сейчас в меньшинстве. Похоже, многим из нас гораздо проще ударить старика, чем помочь ему. Общество буквально дышит агрессией, это легко почувствовать в любом вагоне метро. "Куда эти бабки едут?" - шипят те, кто помоложе, и разваливаются на сиденьях перед еле стоящей на ногах старушкой. Мы привыкли жить в нелюбви всех ко всем и не замечаем этого.

- Одичание волной идет из 90-х, - уверен писатель Геннадий Прашкевич. - Тогда произошел слом в культуре, после которого не осталось никаких ориентиров. Зато появились новые возможности зарабатывать. В результате сейчас кроме денег ничего нет, и я сталкиваюсь с этим каждый день. Даже, казалось бы, интеллигентные люди перестают мне нравиться - они могут посмотреть так, что становится страшно. Я пытаюсь бороться с этим ощущением, с накатывающим на меня пессимизмом, но пока, честно скажу, получается плохо.

Происшествия Правосудие Охрана порядка Филиалы РГ Сибирь СФО Новосибирская область