Дети телеящика

Владимир Хотиненко снимал эту картину под названием "Сергий Радонежский". Но, во-первых, опытный зритель принял бы ее за байопик о всея Руси чудотворце, а это далеко не так. Во-вторых, у нас все слышали это имя, но очень немногие знают, кто это и чем славен.
 Фото: Студия "РОЙ"
Фото: Студия "РОЙ"

Этот замечательный, но такой типичный для России парадокс и станет отправной точкой спора, который разгорится на экране. Картину иногда сравнивают с американским фильмом-расследованием "Двенадцать разгневанных мужчин". Но ближе - советский фильм "Премия", где моделировалось не типичное, а возможное. Условность приема не сразу видна, но она исключает претензии по части дотошного реализма. Как и один из героев в рясе, автор "Наследников" не знает ответов на сложные вызовы времени. Но он предлагает над ними думать.

Фильм начнется со сцены избиения подростками сверстника. Причин не знаем и не узнаем: важно, что у этих людей на все одна реакция - бить. Потом поймем, что "наследники" древних русских традиций схожи с манкуртами, их декларируемая вера поверхностна и легко отлетает, никого этим не смущая. Дела и слова могут быть не связаны друг с другом, и мы лжем самим себе, того не замечая. С этой сцены и начнется все более очевидный разлад между духоподъемными теориями и пещерной практикой жизни.

Вместе с нашкодившими юнцами мы и придем на телешоу. Где ответы на поставленные вопросы мало кого интересуют - они заранее прописаны и просуфлированы ведущему Глебу Третьякову (Леонид Бичевин). Эти ответы фильм предложит искать нам самим - в себе и друг в друге, в нашем раздерганном нервном общежитии. Идет запись передачи, посвященной Сергию Радонежскому - едва ли не единственной личности в истории, которая своей безупречностью - реальной или мифической - способна объединить людей разных убеждений. В студии историк, политолог, полковник-патриот, певица Ангелина и священник Киприан, на трибунах - массовка.

Все идет как задумано: массовка по сигналу хлопает, эксперты пикируются, певица демонстрирует наличие голоса и отсутствие мозга, священник примирительно улыбается. Самолично пройдя школу телевидения, Хотиненко вволю развлекается живописными нравами его закулисья, обнажает все кишки передачи - от скептиков за режиссерским пультом до чучела тираннозавра, поджидающего своей очереди выйти в эфир.

Как бывает в спорах: дальше в лес - больше дров, цепочка вопросов тянет за собой новые звенья. Что важнее в истории - красивые мифы или шокирующая правда? В чем подлинный патриотизм? Мы христиане или язычники, поклоняющиеся мощам? И чьи мы наследники - Христа или Орды?

Так в фильм входит еще одна тема: мы ни о чем не можем договориться, потому что не слышим друг друга. Мы больше не наследники предков с их опытом и вековой мудростью - мы наследники телевидения, мы впали от него в наркотическую зависимость и тупо смотрим, как люди колошматят друг друга - фигурально или, как в начале фильма, буквально. И телевизионные циники нами кукловодят, любой вопрос сводя к готовому ответу. Мы разучились думать.
Себе Хотиненко не отводит указующей роли, мы не знаем его выводов. Могу предположить, что в какой-то мере его позицию выражает поп Киприан с его терпимостью, вниманием к любой точке зрения и честным признанием: я не знаю ответа! Фильм лишь вбрасывает судьбоносные вопросы в наши перегретые мозги. Финальные титры смотришь в молчании, пытаясь привести увиденное хоть в какой-то порядок. В  конце концов, от этого порядка зависит будущее страны и нации.

Справка

Владимир Хотиненко по первой профессии архитектор (в 1976 году окончил Архитектурный институт в Свердловске). После окончания института работал на Свердловской киностудии художником-постановщиком.

В 1981 году окончил мастерскую Никиты Михалкова на Высших курсах сценаристов и режиссеров, работал ассистентом режиссера на фильмах Михалкова "Несколько дней из жизни И.И. Обломова", "Пять вечеров", "Родня". Дебютировал на Свердловской киностудии фильмом "Один и без оружия" в 1984 году. На этой же студии снял свои первые картины "Зеркало для героя", "СВ. Спальный вагон", "Рой", "Патриотическая комедия", "Макаров", закрепившие за ним репутацию одного из лидеров "новой волны" советской кинорежиссуры.

С 1995 года живет и работает в Москве, где снял фильмы "Мусульманин", "Страстной бульвар", "72 метра", "1612", "Достоевский", "Бесы" и другие. Преподает в Институте кинематографии и на Высших курсах сценаристов и режиссеров.

4 мюзикла из 3 театральных столиц России Поделитесь впечатлениями о фестивале