Новости

26.10.2015 20:00

Судебный казус

Как понимать решение суда об отстранении члена совета директоров?
Текст: Артем Кирьянов (к.ю.н., член Общественной палаты, вице-президент Молодежного союза юристов РФ)
Создание прозрачной судебной системы - вопрос, требующий кропотливого труда и времени. Вот почему некоторые примеры отечественной судебной практики не перестают вызывать, скажем так, удивление. Очередной казус возник из-за недавнего решения Басманного районного суда города Москвы (СМИ писали об этом. - Ред.) об отстранении от занимаемых должностей в совете директоров ОАО "Тольяттиазот" его председателя Сергея Махлая и бывшего гендиректора предприятия Евгения Королева.

Для тех, кто не очень силен в такого рода вопросах, поясню: для одной из крупнейших в российской химической отрасли компаний это влечет трудности в принятии стратегических решений. Для российского бизнеса в целом это судебное решение - однозначный негативный сигнал.

Решение об отстранении членов совета директоров "Тольяттиазота" полно противоречий, в том числе и нормам законодательства. УПК РФ говорит о возможности отстранения должностных лиц. Но, напомним, председатель и члены совета директоров, согласно законодательству, должностными лицами не являются. Их статус регулируется корпоративным правом, а не Трудовым кодексом, у них нет должностных обязанностей, они не фигурируют в перечне должностей. Приостановление или прекращение их полномочий не может осуществляться по желанию суда или следствия и является прерогативой акционеров.

В Уставе акционерного общества предельно четко прописано, когда и каким образом могут быть переизбраны члены совета директоров, если само общество, его акционеров и собственников не устраивает их деятельность. Переизбрание также может быть добровольным. Обращение следственных органов в суд с ходатайством об отстранении от должности в данном перечне не фигурирует.

Прекращение полномочий членов совета директоров является прерогативой акционеров, а не судов

В ситуации с "Тольяттиазотом" очевидно, что отстранение никак не связано с корпоративными процедурами. А раз так, то резонным становится вопрос: кому выгодна такая трактовка закона? Может быть, лицам, заинтересованным в следствии? Кстати, заинтересованность эта понятна. Вокруг "Тольяттиазота" развивается корпоративный конфликт. При этом предприятие стабильно функционирует, а при поддержке совета директоров реализуются важные не только для компании, но и в целом для отрасли проекты. Отстранение от должности председателя Совета директоров вряд ли может дестабилизировать ситуацию на эффективном предприятии, однако может создать предпосылки для дальнейших действий по захвату завода. С законом это не имеет ничего общего, более того, может свидетельствовать о наличии в деле коррупционной составляющей.

На мой взгляд, суд своим решением вмешался в хозяйственную деятельность коммерческой организации. А иначе расценить решение об отстранении Сергея Махлая и Евгения Королева от исполнения своих обязанностей, поверьте, сложно. С юридической точки зрения, решение вызывает массу вопросов, и логично предположить, что суд мог стать рычагом давления на одну из сторон корпоративного конфликта. Кстати, я намеренно не называю все стороны конфликта, потому что даже исходя из анализа открытых источников и рыночной конъюнктуры можно легко и абсолютно точно понять, кто пытается взять под контроль успешное предприятие "Тольяттиазот".

Ситуация выглядит прискорбно, особенно на фоне непростого в экономическом плане периода, который переживает наша страна. Для успешного его преодоления власти, бизнесу и обществу необходимо сплотиться, соблюдая четкие и понятные для всех правила игры. В чем такие правила могут заключаться для бизнеса? Прежде всего в том, что эффективные и обеспечивающие работой десятки тысяч россиян предприниматели и компании должны чувствовать себя в России уверенно и безопасно. К сожалению, история с отстранением членов совета директоров "Тольяттиазота" по решению суда показывает, что это пока, увы, не так.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники