Новости

27.10.2015 00:47
Рубрика: Экономика

Гибкости не хватает

Текст: Ян Сухих (руководитель экспертного отдела по автоматизированным системам Schneider Electric в России)
Импортозамещение в ИТ напрямую связано с обеспечением кибербезопасности и цифрового суверенитета России. И снижение зависимости в ИТ сегодня становится первостепенной задачей для правительства. Наиболее остро этот вопрос стоит для информационных систем, которые применяются в промышленности и обороне.

Одна из технологий, которая является критичной, - автоматизированная система управления технологическим процессом (АСУТП). Это группа решений технических и программных средств, предназначенных для автоматизации управления технологическим оборудованием на промышленных предприятиях.

Под АСУТП разными специалистами могут подразумеваться разные системы, и я бы предпочел говорить о рынке промышленной автоматизации в целом.

Рынок промышленной автоматизации включает в себя довольно широкий спектр продуктов. Как правило, сюда относят программное обеспечение (системы диспетчеризации (SCADA), системы оперативного управления производством (MES), системы планирования ресурсов предприятия (ERP), средства автоматизации (ПЛК, РСУ, модули удаленного ввода-вывода, различную периферию), полевые устройства (КИПиА, исполнительные механизмы, преобразователи частоты, робототехнику).

Основные игроки на мировом рынке промышленной автоматизации - это SchneiderElectric, Siemens, Rockwell, ABB, Emerson, Yokogawa и некоторые другие менее известные, но достойные компании. Всех их объединяет развитое предложение по программному обеспечению, средствам автоматизации и полевым устройствам, отвечающее всем современным потребностям промышленных предприятий. Конечно, у каждой из названных компаний есть свои сильные и слабые стороны, но главное - это стремление закрыть все потребности заказчика в области АСУ, предоставить комплексное решение.

С российскими компаниями ситуация иная. Высокой гибкостью решений и широкой номенклатурой программного обеспечения, средств автоматизации и полевых устройств не обладает ни один из производителей. Если говорить только про контроллеры и модули ввода-вывода, то для отечественных компаний очень хорошим показателем можно считать 20-30 наименований устройств против сотен у зарубежных.

Нельзя забывать и про жизненный цикл систем автоматизации, который может составлять 15-25 лет. На протяжении этого времени производитель оборудования должен оказывать техническую поддержку, поставлять ЗИП, совершенствовать платформу, обеспечивая возможность плавного перевода системы на новое оборудование. Тут возникает вопрос: кто из отечественных производителей способен оказать такие услуги? В 2007 году в России насчитывалось около 30 производителей ПЛК. И где они сейчас? На данный момент из российских игроков можно вспомнить 5-6 компаний, более-менее заметных на рынке. В таких условиях создавать систему АСУТП на базе российских производителей крайне рискованно - кто знает, что случится с компанией через 5-10 лет. Если компании не станет, то всю АСУТП придется создавать заново, а это серьезные инвестиции. Как тут не вспомнить поговорку, что скупой платит дважды.

Сейчас очень часто говорят об импортозамещении. Конечно, можно даже законодательно (или негласно) ограничить применение зарубежных средств автоматизации в промышленности, тем самым предоставив шанс отечественным производителям. Но я предлагаю сначала посмотреть на отечественный контроллер вблизи и постараться понять, что же мы замещаем: корпус ПЛК, скорее всего, произведен в Европе или в Китае, печатная плата может быть российского изготовления, но чаще всего импортного, а элементная база (микросхемы на плате) полностью импортная.

То есть из того, что можно потрогать руками в российских контроллерах, все или практически все импортное. Теперь о программном обеспечении.

Для начала нужно понять, что собой представляет ЦПУ в наиболее функциональных российских контроллерах. Это процессор с архитектурой x86 (той самой, что использовалась во всех настольных системах до недавнего времени), только ориентированный на встраиваемые системы. Работает он под управлением операционных систем Linux или QNX, и я могу только надеяться, что разработчики качественно адаптировали эти системы под работу в режиме реального времени и под требуемый функционал. Использование таких ОС не является криминалом, но нужно понимать, что в случае применения таких систем на опасных производствах многократно возрастает риск техногенных катастроф. Причина проста - чем сложнее операционная система, тем проще в ней ошибиться, и эта ошибка может "вылезти" спустя месяцы и годы эксплуатации при совпадении нескольких случайных факторов.

Еще один крайне важный аспект - IT-безопасность подобных систем. Сейчас ведущие мировые производители средств промышленной автоматизации уделяют этому аспекту повышенное внимание, в частности проходят сертификацию ISASecure (или Achilles) по стандарту IEC62443. В зависимости от подтвержденного уровня безопасности (по стандарту их три) можно говорить об устойчивости ПЛК к хакерским атакам. При использовании ОС на базе Linux и QNX вопрос IT-безопасности становится особенно актуальным.

Важно отметить главное: сейчас в этой сфере нет возможности для полноценного импортозамещения. Аналогов широкой гаммы импортного оборудования в России не производят в принципе, а то, что производят, уступает по качеству и функционалу. Отказаться сейчас от импортных средств промышленной автоматизации значит поставить крест на модернизации производства и увеличить риск возможных аварий, что никому не нужно.

Для исправления этой ситуации нужно действовать в двух направлениях. Во-первых, мотивировать иностранных производителей размещать производство внутри страны. Учитывая сравнительно небольшой объем российского рынка промышленной автоматизации, не стоит сразу рассчитывать на создание полноценных R&D центров, стоит начать с небольшой локализации, а в дальнейшем ее уровень постепенно увеличивать, как это было в автомобильной промышленности. Это самый понятный и наименее затратный путь. Во-вторых, нужно развивать электронную промышленность в стране: обучать инженеров, закупать доступные технологии за рубежом, налаживать производство на основе этих технологий, стараться усовершенствовать их. Интеллектуальный потенциал России очень велик, и если правильно его использовать, то при поддержке государства такой путь может принести результаты, но на это потребуется не менее 10 лет.

Экономика Бизнес