Новости

27.10.2015 21:00
Рубрика: Культура

Мы перестали быть читающей страной?

Беседа с генеральным директором книжного магазина "Москва" Мариной Каменевой
По данным опроса, проведенного фондом "Общественное мнение", 44 процента россиян за год не открывали ни одной книги.

Всего 9 процентов опрошенных брали книги в публичных библиотеках, 66 процентов за последние два года не приобретали книг, относящихся к художественной литературе, 22 процента покупали и читали современную отечественную литературу, 9 процентов - современную зарубежную литературу, 8 процентов - классику. Почти 60 процентов граждан ответили, что их родственники и знакомые не дарят друг другу книг. Заканчивают свой век и домашние библиотеки. Сейчас в домашней библиотеке россиянина в среднем не более 100 книг.

Мы перестали быть читающей страной? Обсудим тему с генеральным директором книжного магазина "Москва" Мариной Каменевой.

Количество посетителей сократилось на 30 процентов

Насколько финансовый кризис повлиял на состояние книжной отрасли? Спрос на книги уменьшился, продажи падают?

Марина Каменева: Снижение есть. Мы это замечаем по количеству людей, которые приходят к нам в магазин. Входные двери магазина оборудованы датчиками, которые фиксируют каждого, кто вошел. Так вот число посетителей сократилось с 2008 года примерно на 30 процентов.

Почему вы с 2008-го считаете?

Марина Каменева: 2008 год - год начала мирового финансового кризиса, что, безусловно, повлияло и на экономику России. Наиболее тяжелыми были 2011-2014 годы. Сейчас падение книжного рынка приостановилось, наметился небольшой рост, но в основном за счет роста цен.

"Новые формы нужны..."

Нынешней осенью Московская международная книжная ярмарка была менее многолюдной, чем прежде. Это тоже из-за кризиса?

Марина Каменева: Да, не все издательства смогли арендовать выставочную площадь, несмотря на то, что цены для участников сильно снизили. Дело еще и в том, что, возможно, эта ярмарка несколько устарела по форме. Новая команда ярмарочного оргкомитета, которая недавно пришла на смену прежней, предприняла попытку более современного оформления павильона, создав комфортное пространство для посетителей. Я думаю, надо смелее продолжать поиск. Книжные ярмарки, книжные магазины не должны много лет оставаться в застывшем формате, надо пробовать что-то новое. Как говорит герой Чехова: "Новые формы нужны..." Вот мы, например, три года назад открыли магазин XXI века на Воздвиженке. Он по-другому устроен. Это место, где люди могут посидеть, пообщаться, провести время. Здесь проходят интересные встречи с известными деятелями культуры, лекции, мастер-классы; придумана оригинальная подача книг на выкладках. Все усилия по созданию новых форматов магазинов и мероприятий окупаются, потому что в целом интерес к книге у людей сохраняется, просто его надо оживлять. Не могу тут не вспомнить о состоявшемся нынешним летом на Красной площади фестивале "Книги России", который стал крупнейшим событием и кульминацией Года литературы. Я смотрела на толпы людей и думала: боже мой, как соскучились люди по книгам! И по общению!

Надо прививать любовь к книге

Вот данные журнала "Книжная индустрия". За последний год в России закрылись более 100 книжных магазинов. В стране остался 2221 книжный магазин. На один книжный магазин сегодня приходится 64 тысячи 600 жителей (в европейских странах - 10 тысяч). Как вы прокомментируете эту статистику?

Марина Каменева: Она печальна. Причины закрытия книжных магазинов разные. Они не сводятся к высоким ценам за аренду. Вспомните, как в советские времена государство относилось к книгоизданию и книгораспространению. Госкомиздат был самостоятельным министерством, в ведении которого находились издательства, полиграфия, книжная торговля. Председатель Госкомиздата был членом правительства. Представляете уровень? А потом... Помню, в 1993 году проводился Конгресс в защиту книги. Я выступала на нем, говорила, что книга требует особого внимания, особой защиты. Вышел какой-то чиновник и сказал: "Вы книгу продаете?" - "Да" - "А какая разница, что продавать - унитаз или книгу?" Вот с такой "разрухи в головах", используя выражение Михаила Афанасьевича Булгакова, и началось разрушение отрасли.

В начале двухтысячных я стала президентом Ассоциации книгораспространителей независимых государств. Мы тогда пытались поддерживать связи со странами СНГ, бились за то, чтобы книга не имела границ. Но книжные магазины отнесли к рынку потребительских услуг. Они стали закрываться, была нарушена существовавшая в советские времена централизованная поставка книг во все, даже самые отдаленные регионы. Сокращалось число читающих людей. А что это означало? Невежество, одичание общества.

Вы уверены, что жители микрорайона, где закрыли книжный магазин, очень огорчены этим?

Марина Каменева: Вполне допускаю, что не всех огорчает закрытие книжного магазина. Но интерес к чтению надо воспитывать. И начинать это в семье, детском саду. Нужно заниматься пропагандой чтения с детского возраста. Привычка к чтению должна стать такой же, как привычка по утрам чистить зубы. Надо прививать любовь к книге, рекламировать книгу и увлечение чтением, используя для этого все средства пропаганды масс-медиа. Мы ведь это прекрасно умеем делать, когда речь идет о других вопросах.

Мы абсолютно честно определяем лидера продаж

Какая книга сегодня может иметь коммерческий успех?

Марина Каменева: О, если бы знать ответ на этот вопрос! Порой успех книги очень трудно предсказать. Вот роман Грегори Дэвида Робертса "Шантарам" уже несколько лет в первых строчках рейтинга. И секрет этого коммерческого успеха никто не может объяснить.

Как же выглядят предпочтения? Жанровые, например?

Марина Каменева: У покупателей нашего магазина эти предпочтения иные, чем в среднем по рынку.

В чем отличие?

Марина Каменева: Отличие в том, что у нас образованный, высокоинтеллектуальный читатель. У нас, например, сентиментальная литература, любовные романы всегда продавались хуже, были далеко за первой десяткой рейтинга.

Какой же вид литературы лидировал?

Марина Каменева: Лидировал, как ни странно, раздел искусства. Потом шел раздел художественной литературы - зарубежной, а затем - отечественной.

- А сейчас что пользуется наибольшим спросом?

Марина Каменева: Сейчас у нас на первом месте детская литература (и это тенденция не только нашего магазина). Далее тематики располагаются в том порядке, о котором я сказала ранее. Но, бывает, выйдет новая книга популярного автора, скажем, Акунина, в историческом жанре - и благодаря ее продажам соответственно рейтинг этого вида литературы сразу растет. Или с выходом какой-то книги вдруг вырвется вперед зарубежная проза. Постоянно пользуются спросом подарочные книги, и это понятно. Во-первых, им нет замены в электронном виде. Во-вторых, это подчас уникальные рукотворные произведения искусства, созданные в единичных экземплярах, в переплетах удивительной красоты, с изысканными иллюстрациями. Эти книги и сейчас остаются по старой формуле "лучшим подарком".

Наклейка "лидер продаж" подстегивает спрос?

Марина Каменева: Думаю, что да. Она существует для навигации, для подсказки. Сегодня при огромном количестве наименований в магазинах трудно ориентироваться в книжном море. Неким "маяком" в этом случае может служить такая наклейка - свидетельство востребованности, продажи какой-то книги.

- Как определяется рейтинг?

Марина Каменева: По количеству проданных за месяц экземпляров в данном жанре. Если, например, в октябре лучше всего продавалась такая-то книга, то в ноябре она будет объявлена лидером продаж.

А бывает, что издательства или авторы просят вас сделать своим книгам такую наклеечку?

Марина Каменева: Бывает, что просят, мол, какая вам разница, кого объявить лидером продаж? Но мы на их уговоры не поддаемся и абсолютно честно определяем лидера по рейтингу. Я говорю своим сотрудникам, что никогда нельзя обманывать покупателя. Если у нас не покупают книги какого-то автора, а в других книжных магазинах они идут хорошо, это значит, что его творчество не очень нравится покупателям именно магазина "Москва", и ничего с этим не поделаешь.

Чем отличается "лидер продаж" от "книги месяца"?

Марина Каменева: "Лидер продаж" - это та книга, которую своим рублем выбирает покупатель. А "книга месяца" - это книга, которую рекомендуем мы, магазин "Москва". Это наш собственный выбор.

Надо беречь репутацию магазина

Репутация книжного магазина - это важная вещь?

Марина Каменева: Конечно.

Что входит в это понятие?

Марина Каменева: Наверное, прежде всего честность в отношениях с покупателем. Магазин "Москва" существует с 1958 года. Я здесь работаю с 1991-го. Когда я стала директором, моя задача была не растерять то, что было наработано предыдущими директорами. Сохранить это и приумножить. Вот приходят к нам люди и говорят: у вас в магазине такая атмосфера... Сама я затрудняюсь сформулировать, какая у нас атмосфера. Наверное, это определенный комфорт. Приходит человек, и ему здесь удобно. Например, важнейшая вещь - поиск книг. У нас применены современные технологии, которые позволяют быстро найти в магазине (как, впрочем, и на сайте) нужную книгу. Вообще сейчас книжные магазины - это очень технологичные предприятия. Многие, наверное, даже не представляют себе, какие IT-технологии сегодня используются в книжной торговле. Сейчас все автоматизировано.

У нас, конечно же, существует программа лояльности. Она персонифицированная. Это значит, что покупатель для нас не некто из общей массы, а конкретная личность. Мы опросили наших покупателей, какую информацию и о каких поступающих в продажу книгах они хотели бы получать, и как часто - раз в неделю или раз в месяц. И теперь мы рассылаем эту информацию адресно, согласно персональным запросам. Если вы уведомили магазин, что интересуетесь, скажем, театральным искусством, то ни одна книжная новинка в этой области теперь не пройдет мимо вас.

Ваши личные вкусы и предпочтения могут влиять на формирование книжного прилавка?

Марина Каменева: Да.

И влияют?

Марина Каменева: Отчасти влияют, но прежде всего ассортиментная матрица строится на предпочтениях наших покупателей. Существует некая внутренняя черта, которую я не могу переступить даже ради коммерции. Я, например, отказалась взять в продажу книгу воспоминаний Коржакова о Ельцине. Отставной охранник рассказывает о действующем президенте - да-да, Ельцин еще находился у власти - непотребные вещи. Просто сводит счеты с прогнавшим его хозяином. Я не только отказалась провести в магазине встречу читателей с автором "мемуаров", но и решила, что мы эту книгу продавать не будем вообще.

Вам ее издательство предложило или сам автор?

Марина Каменева: Нам ее предложило издательство. Очень упрашивали, чтобы презентация была именно у нас. Я собрала коллектив, сказала, что я думаю об этой книге и о том, надо ли ее продавать в нашем магазине.

Вы понимали, что эта книга может принести магазину очень хороший доход?

Марина Каменева: Понимала. Но не все для меня определяется коммерцией. Надо беречь репутацию магазина. Пусть даже иногда в ущерб продажам.

Мне хотелось купить Хемингуэя, и я пошла работать в книжный продавцом

Круг вашего чтения менялся в течение жизни?

Марина Каменева: Да. В юности я была романтиком. Я пришла в книжную торговлю в 1973 году. А знаете, почему? Мне хотелось купить собрание сочинений Джека Лондона, Хемингуэя и Александра Грина. Я из семьи военных, мы постоянно переезжали с места на место, поэтому у нас не было библиотеки. И мне нужно было вот этих трех писателей обязательно купить. А как я могла их купить при тогдашнем дефиците хороших книг? Только придя работать в книжный магазин. У меня школьная приятельница работала в Московском Доме книги. И я пошла туда младшим продавцом, думая, что быстренько поработаю, куплю, что хочется, а потом займусь каким-нибудь более серьезным делом. Пришла - и осталась в книжной торговле.

Что вы сейчас читаете?

Марина Каменева: Сейчас я читаю номинантов "Большой книги". Потому что я член жюри.

Это по служебной надобности. А для души?

Марина Каменева: Для души - книгу Михаила Левитина о Петре Фоменко. Она только что вышла в издательстве "Искусство - XXI век". Замечательная книга и издана оригинально.

Мы были одной из самых читающих стран - это точно

Россия перестала быть читающей страной?

Марина Каменева: Сейчас мы занимаем четвертое место в мире по тиражам. Это после Китая, США и Англии. В 1989 году совокупный тираж в СССР был 2,3 миллиарда. В 1991-м - уже 1,6 миллиарда, в 2008 году - 760 миллионов, в 2014-м - 485 миллионов. Я раньше думала, что в советское время такие большие тиражи были за счет выпуска общественно-политической литературы. Но нет, я ошибалась. Вы не поверите, художественная и детская литература составляли тогда около 60 процентов, учебная - 18, научная - примерно 8 общественно-политическая - 3-4, справочная и другая - 9-10. А сейчас: художественная плюс детская - 33 процента, учебная - 47, справочная и другая - 16-17, научная - почти ничего. Так что, если ориентироваться на тиражность, мы свои позиции потеряли.

Наверное, надо считать количество книг на душу населения, а не тиражи.

Марина Каменева: Согласна. Сейчас наиболее читающей страной являются, кажется, Соединенные Штаты. Они нас опережают по тиражам, но у них тоже получается 3-4 книги на душу населения. Зато у них 68 процентов населения ходят в библиотеки. Мы не можем похвастаться таким показателем, у нас в библиотеки народ стал ходить гораздо меньше. Но последние годы ситуация меняется. Библиотеки тоже меняют формат, компьютеризируются, у лучших из них, как у Центральной детской библиотеки в Москве, прекрасные сайт и интересные программы мероприятий. Так что, возможно, в ближайшее время и посещаемость изменится.

А вообще не было ли это советским мифом - что мы самая читающая страна?

Марина Каменева: Насчет САМОЙ читающей, наверное, преувеличение. Но то, что мы были ОДНОЙ ИЗ самых читающих, это точно.

Стать самой читающей нам уже не грозит?

Марина Каменева: Здесь все зависит от того, сумеем ли мы привить любовь к чтению новым поколениям. Пусть меня растерзают за слово "идеология", но я считаю, что нам необходима идеология, пропагандирующая книгу как носитель нравственных ценностей. "Идеология" и "пропаганда" - мы от этих слов бежали как от чумы, и вместе с политической идеологией смели все! А ведь само слово идеология означает систему представлений и идей, в нем нет никакой политической окраски. В данном случае под словом "идеология" я подразумеваю совокупность взглядов на роль книги в жизни общества.

Визитная карточка

Марина Каменева - генеральный директор книжного магазина "Москва". Кандидат экономических наук. Заслуженный работник культуры РФ. Член жюри премии "Большая книга".

Закончила Московский государственный заочный педагогический институт. В 1973 году пришла младшим продавцом в магазин N200 (Московский Дом книги). С 1981 года - заведующая отделом в том же магазине. С 1989 по 1991-й - начальник отдела организации торговли в Московском городском объединении книжной торговли "Москнига". С 1991 года по настоящее время - генеральный директор книжного магазина "Москва".