30.10.2015 16:22
    Рубрика:

    Бестселлер "Творите!" Нила Геймана впервые вышел на русском языке

    Загадки истории и тайны творчества всегда волнуют людей. Некоторые новые книги, посвященные этим темам, - в нашем обзоре.

    Эдвард Радзинский. Берегитесь, боги жаждут!

    В своей новой книге известный драматург и телеведущий рассказывает о двух революциях - Великой Французской и отечественной Октябрьской, их вождях и жертвах. Издание, иллюстрированное портретами вождей революций, репродукциями старинных гравюр и фотографий, содержит данные из документов и цитаты из газет и распоряжений. Радзинский проводит параллели между террором, развернутым во Франции якобинцами, и событиями после прихода к власти большевиков, уделяя внимание и пропаганде, мастерски использованной в ходе борьбы за власть. Так, художник и революционер Давид не только написал знаменитую картину "Клятва в зале для игры в мяч", на которой было множество портретов депутатов Национального собрания, героев начинающейся революции, но и на месте статуй, посвященных правителям прежнего режима, воздвиг гигантскую скульптуру Матери Природы. Была и задумана, но так и не реализована статуя Народа-Суверена. Спустя век с небольшим по инициативе Ленина был утвержден план монументальной пропаганды. "Должны были быть созданы памятники великим революционерам (самая многочисленная группа - тридцать один памятник), великим прогрессивным писателям, деятелям культуры и прочим… Памятников удостоились Спартак, Брут, Маркс, Радищев и троица кровавых якобинцев - Марат, Дантон и, конечно, Робеспьер, которому, кстати, нет памятника в Париже". В тексте уделено внимание людям искусства и науки, оказавшимися вовлеченными в революционные водовороты, делу о так называемом заговоре Таганцева и расправе над поэтом Николаем Гумилевым, судьбе замечательного историка Великого князя Николая Михайловича, помиловать которого Ленина просили Горький и Академия наук.

    Терри Пратчетт, Йен Стюарт, Джек Коэн. Наука Плоского мира

    Недавно вышедшая на русском языке совместная книга знаменитого фантаста и прославленных популяризаторов науки рассказывает о нашей Вселенной, теории Большого взрыва, эволюции жизни на Земле и многом другом. Описанный Пратчеттом Плоский мир используется в качестве умозрительной экспериментальной площадки, помогая ответить на непростой вопрос: "А что, если?" и давая возможность взглянуть на развитие нашей науки со стороны. По мнению авторов, поскольку важная часть науки относится к несуществующему миру мысленных экспериментов, то человеческое понимание Вселенной должно учитывать не только реальные, но и вымышленные миры, придуманные людьми. В издании говорится об освоении космического пространства и устройстве Солнечной системы, роли Луны и ледниковых периодах. Одна из тем - динозавры, столь любимые кинематографистами. "Наши мифы (и не в последнюю очередь "Парк Юрского периода") наводят нас на мысль, что динозавры не вымерли окончательно и бесповоротно. Они выжили. Каша из полуправды и вымыслов побуждает нас верить, что они где-то существуют до сих пор". На самом деле динозавры - наглядный пример действия эволюции, потому что большинство биологических видов, которые существовали в древности, вымерли и по "древним ДНК" их невозможно восстановить.

    Виктор Сытин. Черный квадрат

    Сборник документальных рассказов примечателен тем, что в нем отражены не только личные впечатления, переживания и воспоминания автора, но и в целом атмосфера разных периодов времени. Виктору Сытину довелось участвовать в экспедиции профессора Кулика по поиску Тунгусского метеорита, когда всерьез обсуждалось, был ли знаменитый метеорит природным космическим телом или инопланетным космическим кораблем. Последняя версия принадлежала писателю Александру Казанцеву, с которым Сытин был хорошо знаком. Но не только литераторов волновал этот вопрос. Сергей Королев тоже считал необходимым рассмотреть такой вариант: "Сергей Павлович узнал, что к месту падения Тунгусского метеорита снова направится научная экспедиция. Кулик, как вы, наверное, знаете, погиб в плену у фашистов. Сергей Павлович заинтересовался предположением, что там, в Сибири, не метеорит упал, а взорвался корабль из космоса или еще чей-то ракетный летательный аппарат. Так вот, когда вы были там вместе с Куликом - нашли ли вы какие-нибудь осколки, остатки этого аппарата? Или ракеты?..". В издании много колоритных картин из жизни и глубоко психологичных человеческих образов.

    Нил Гейман. Творите!

    Однажды автор множества литературных бестселлеров Нил Гейман решил изложить свой взгляд на природу творчества и его роль в жизни. Так получилась эта книга, изданная на русском языке в оригинальном оформлении (художник-иллюстратор Эя Мордякова). Ее можно просто читать, с тем большим интересом, что в издание включен и текст на языке оригинала. А можно и рассматривать, как произведение искусства, включающее множество рисунков и необычных шрифтов. "Оглядываясь назад, я понимаю: замечательное вышло странствие. Не уверен, что его можно назвать карьерой, потому что карьера подразумевает некий план этой самой карьеры. А у меня его никогда не было… Правила, устанавливающие, что возможно, а что - нет, были придуманы людьми, которые не испытывали границы возможного на прочность. А вы - можете". Автор с неповторимым фирменным юмором рассуждает, как оказывалось удачным то, на успех чего он вовсе не рассчитывал, анализирует особенности современного мира, в котором "меняются каналы распространения, способы творцов нести свою работу в мир, а также оплачивать крышу над головой и покупать сэндвичи, покуда эта работа делается - всё меняется". Гейман говорит о том, как становится тяжела жизнь, когда "все бывает не так - и в любви, и в дружбе, и в делах", и тут же делает вывод, что все эти неурядицы способны стать материалом для креативных идей и источником энергии для их воплощения.

    Валерий Ярхо. Иноземцы на русской службе. Военные, дипломаты, архитекторы, актеры, авантюристы…

    Кого в древности на Руси считали иноземцами? У многих дворянских родов в самом начале родословных списков упоминается, что их предок выехал из далеких краев и с честью был принят на службу к русскому великому князю. Неподалеку от самых стен Кремля располагался квартал, принадлежащий "сурожским гостям" - греческим, армянским и генуэзским купцам из крымских городов Сурожа (Судака) и Кафы (Феодосии). В книге упоминается и приезд на Русь принцессы Софьи Палеолог, ставшей московской великой княгиней. В Москву тогда потянулись итальянские мастера, художники и ученые, в том числе - болонский инженер Аристотель Фьораванти, призванный, чтобы отстроить заново Успенский собор в Кремле. В 1482 году итальянец принимал участие в походе на Новгород, командуя всей княжеской артиллерией. До наших дней дошло описание одной из московских аптек середины XVII века. Ее стены и потолки были обиты лучшим сукном, в помещении находились механические часы, большой глобус, чучела птиц и животных. В аптеке соблюдалась образцовая чистота. "В ту пору кремлевскими аптекарями были по-прежнему только иноземцы за которыми был особый догляд. Комната, в которой хранились и готовились лекарства, называлась "казенка" - она опечатывалась печатью особого дьяка. Рецепт, выписанный доктором, поступал в Аптекарский приказ с приложением "сказки" - описании лекарственных свойств всех ингредиентов". Состав лекарства и фамилия его составителя записывалась в особую книгу. Прежде чем выписанное лекарство принимал сам царь, его на всякий случай пробовали доктор, аптекарь и кто-то из приближенных к государю. В 1701 году царь Петр издал указ об учреждении в Москве "вольных аптек", одна из которых принадлежала родившемуся в здешней Немецкой слободе пасынку заведовавшего кремлевской аптекой иноземца.

    Валерий Воронин. Тень орла

    В романе высвечивается малоизвестный сейчас исторический факт - как император Николай II пытался в самом начале своего царствования предотвратить развязывание войны в Европе. В 1899 году по инициативе русского императора в Гааге была созвана мирная конференция. Участвовали представители 26 государств Европы, Азии и Америки. Тогда были приняты конвенции "О мирном решении международных столкновений", "О законах и обычаях сухопутной войны", декларации о запрещении химического оружия, бомбометания с воздуха и разрывных пуль. "Конечно, император не питал иллюзий относительно честолюбивых и нередко агрессивных планов соседей-европейцев. Но сам мирный договор, как он думал, свяжет им руки и заставит по-другому посмотреть на само существование народов под общей крышей. И это только первый шаг. За ним должны последовать другие. Да, пока он, русский царь, идет против потока, но позже из мирных договоров и нового общественного мнения удастся создать плотину, которая остановит поток и заставит течь его по новому руслу… Вскоре после конференции Николая II  покоробила позиция Англии относительно Франции. Самое обидное состояло в том, что в мирном договоре все было прописано и закреплено, но англичане как будто забыли о документе, на котором еще не высохли чернила…". Кроме этого автор обращается ко многим эпизодам прошлого нашей страны, в том числе и с точки зрения наших современников, стремящихся приобщиться к былому. В тексте рассказывается о крещении Руси и ее связи с Византией, о графском роде Орловых и судьбе Алексея Орлова, других героях отечественной истории.

    Елена Степанян. Павел и Тэкла

    В новой книге известной писательницы и драматурга описана история встречи в городе Икония апостола Павла и девушки по имени Тэкла, на которую его проповеди произвели такое глубокое впечатление, что она наперекор воле матери отказалась от уготованного брака и примкнула к общине первых христиан. Тэклу приговаривают к смерти, и даже римский прокуратор, втайне сочувствующий ей, не в силах поначалу ее спасти. Но костер, на котором собирались сжечь юную христианку, гаснет под внезапным ливнем, и тогда римлянин велит не спорить с волей небес и освободить Тэклу. Но ее ждет еще множество опасностей и испытаний, а самое главное - любовь, связавшая ее с Павлом, так и останется затаенной в их сердцах, поскольку служение несовместимо с простым земным счастьем. Солнце встает над пока еще всемогущим Римом, "пыль клубится над Аппиевой дорогой…", а человеческая душа "весь мир в себя вместить жаждет"… Автор поэтично, эмоционально и ярко описывает живые и многогранные человеческие чувства, воссоздает атмосферу древних городов, органично связывая повествование о трагической любви с философскими размышлениями и исторически достоверными зарисовками.