Если не будет шоу, город не будет жить

Журнал
    30.10.2015, 13:55
Небольшая футуристического вида арена в несколько метров диаметром окружена странными металлическими конструкциями, украшенными светящимися треугольниками. За ней ритмично извергаются языки пламени; еще чуть дальше возвышается помост, на котором стоит колоритный диджей с раскрашенным голым торсом. На арене - двое молодых людей, юноша и девушка, оба во всем в черном. По команде мизансцена оживает. Мужчина на помосте попеременно делает загадочные пассы руками и стучит в воображаемые барабаны, а пара в черном начинает танцевать. Так снимается одна из сцен фильма "Танцы насмерть".

Мы побеседовали с режиссером картины Андреем Волгиным о том, почему "Танцы насмерть" - это не клон "Голодных игр", откуда вообще в постапокалиптическом мире взялись танцы, а также под какую музыку танцуют в будущем, и кто ее сочиняет.

Когда появилась первая информация о "Танцах насмерть", некоторые сразу окрестили проект клоном "Голодных игр". Вы согласны с таким определением?

Андрей Волгин: Нет. Так о любом боевике типа "Крепкого орешка" можно сказать, что это тоже "Крепкий орешек". Есть противостояние, герои, борьба - в этом, конечно, есть сходство, в остальном - история совсем про другое.

Согласно синопсису фильма, в мире будущего произошла война или какой-то другой катаклизм, в результате которого население Земли сильно сократилось.

Андрей Волгин: Мы не объясняем, что там произошло, просто это есть как факт. Неважно, что случилось, важно, что в итоге получилось два мира: низший и высший, который управляет городом. Из низшего мира наш парень выбирается наверх, влюбляется, и дальше происходят всякие перипетии.

Верно ли будет сказать, что в своем проекте вы предприняли попытку скрестить постапокалиптическую антиутопию с реалити-шоу про танцы?

Андрей Волгин: Это сложно назвать реалити-шоу, но в каком-то смысле это шоу. Не "реалити", но шоу для города. На нем завязана история, потому что если не будет шоу, то город не будет жить. На шоу люди отдают свои жизни во благо всего человечества. Танцевальная арена высасывает у них энергию и отдает городу.

Они отдают свои жизни ради некой энергии, которую из них высасывает арена. Как-то объясняется, почему именно таким незаурядным способом люди вдруг решили получать энергию?

Андрей Волгин: Да, объясняется. Раньше, когда все было хорошо, было придумано устройство, которое синтезировало энергию и усмиряло ядерное извержение. Но в результате разрушительной войны единственным ресурсом, из которого можно получать энергию, стал человек. По-другому ее вырабатывать невозможно. Больше ничего не растет, не цветет, речки не текут и так далее. На пике адреналина, как в ритуальном танце, у человека вырабатывается энергия. Человек погружается в транс и вырабатывает энергию, которая поглощается специальным механизмом.

Раз уж кино про танцы, важной его составляющей должна быть музыка.

Андрей Волгин: Музыка наша, отечественная. Композитор - Александр Крюков, также известный под псевдонимом Alex Hook.

Какой музыкальный стиль распространен в мрачном будущем?

Андрей Волгин: Это сложносочиненный стиль. Он дерзкий, он местами злой, рваный, немелодичный, это не поп-культура, а более животная, агрессивная, модная, рваная. Для танцоров было очень сложно под эти треки что-то делать, потому что в трек очень много заложено различных звуков, эффектов. Они отражают энергетическую составляющую, сбивают ритм, ломают его, и хореографам нужно было отразить это в пластике.

У вас ведь уже был опыт съемок молодежного кино - прошлогодний фильм "Спираль".

Андрей Волгин: Там немножко другой жанр. "Спираль" в наши дни происходит, и с фантастикой его сложно сравнивать.

Как вы оцениваете тот опыт?

Андрей Волгин: Он был интересный. Вот и все, что я могу сказать про этот прекрасный фильм. Сценарий мне не нравился, как и не нравится сейчас. Я не считаю этот фильм сильным.

Этот будет лучше?

Андрей Волгин: Сейчас сложно сказать, сначала нужно сделать. Он будет точно колоритнее. Драйвовее, колоритнее и интереснее. Здесь куча интересных костюмов, тот же диджей, массовка, разделение мира, верхний мир, нижний мир, большая работа художника - Маргариты Аблаевой, она работала на продюсерском проекте Тимура Бекмамбетова "Хардкор". По наполнению все намного веселее.

Как вы оцениваете состояние российского молодежного кино сейчас?

Андрей Волгин: Не очень хорошо.

Компания "Киноданц", которая участвует в производстве вашей картины, - довольно молодая, сейчас у нее находится в разработке два проекта. Способна ли она, на ваш взгляд, занять практически пустующую сейчас нишу?

Андрей Волгин: Я думаю, да. Мне кажется, они хотят эту нишу занять и у них это получается. Ребята целеустремленные, добиваются своего и делают все, чтобы прорваться в Европу.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники