Новости

01.11.2015 20:00

Типично рыночная история

Крупнейший в Дагестане и успешно работающий стекольный завод попал в тяжелое положение из-за проблем с кредитами
Одно из крупнейших предприятий Дагестана - "Каспийский завод листового стекла" - формально оказалось на грани банкротства.

В сентябре Арбитражный суд Дагестана своим решением ввел на нем процедуру внешнего наблюдения. Связано это с тем, что у предприятия возникли проблемы с погашением кредитов. Сам завод при этом успешно работает и по-прежнему выпускает качественную продукцию - листовое полированное стекло под торговой маркой Caspian Crystal Clear. На производстве нет сокращений, сотрудникам выплачивают зарплату, которая, как утверждают на предприятии, примерно в два раза превышает среднюю по региону. "Парадоксальность происходящего вызывает множество домыслов, неправильных толкований и только вредит делу", - убежден член совета директоров ОАО "Каспийский завод листового стекла" Джабраил Шихалиев. Ниже мы публикуем беседу с ним.

Как родилась идея проекта и кому принадлежит предприятие?

Джабраил Шихалиев: В свое время ко мне обратились коллеги с предложением принять участие в реконструкции старейшего в России стекольного завода "Дагестанские огни". В процессе этой работы был получен опыт и знания в области стекольного производства и соответствующих технологий. Однако "Дагестанские огни" не самое современное предприятие, поэтому родилась идея создания нового производства, соответствующего самым высоким технологическим стандартам. Проект строительства "Каспийского завода листового стекла" (КЗЛС) был успешно реализован, я являлся его инициатором и собственником.

"Каспийский завод листового стекла" - уникальное производство, построенное с нуля по программе государственно-частного партнерства. Это первое высокотехнологичное предприятие, появившееся за 25 лет в Дагестане, а за всю историю республики оно второе по величине. Сложно было реализовать такой масштабный проект?

Джабраил Шихалиев: Многие до сих пор не понимают, о предприятии какого уровня идет речь. Это не просто завод. По сути, в Дагестане удалось создать инфраструктуру инвестиционной площадки для размещения в будущем высокотехнологичных производств. Правительство Дагестана с использованием средств Федеральной целевой программы "Юг России" обеспечило площадку электричеством, газом, канализацией и водой - теперь там можно построить любой другой завод. Правительство выделило около 400 га, из них КЗЛС занимает 50 гектаров, остальные площади открыты для любых проектов. Инвесторы могут приходить хоть сейчас - для них уже проложена колея. К сожалению, это понятно только специалистам. И то, какой объем работ удалось проделать, оценить могут только коллеги по бизнесу.

Речь идет о высокотехнологичном производстве, обслуживать которое должны исключительно профессионалы. Откуда кадры?

Джабраил Шихалиев: Сначала я полагал, что специалистов такого уровня не найти в России. Но мы их нашли. У нас же, в Дагестане. Сегодня на предприятии трудятся около 500 человек, из них около 80% - с высшим образованием.

Этим проектом нам хотелось внести позитив, изменить имидж Кавказа, который ассоциировался с нестабильностью. И в 2008 году мы начали действовать, благо опыт у меня уже был. Провели тендер, подписали с американской компанией контракт о строительстве стекольного завода и в июне 2008 года сделали первые платежи за оборудование. Параллельно вели переговоры с Внешэкономбанком (ВЭБ), поскольку общая стоимость проекта была немалая - 10,5 млрд рублей. Банк тогда интересовался долгосрочными инвестиционными проектами, тем более что новая форма сотрудничества государства и бизнеса по программе государственно-частного партнерства поддерживалась на самом высоком уровне.

В начале 2010-х средняя цена квадратного метра стекла составляла 200 рублей, а себестоимость производства - в районе 100. Стопроцентная рентабельность! Да и рыночная ниша была вакантна, производителей такого качественного стекла в России было немного. Плюс к этому - выгодное положение самого завода, находящегося недалеко от границы России и рядом с международным морским портом, что помогает минимизировать транспортные расходы при поставках на экспорт. Не говоря уже о том, что региону предприятие дало новые рабочие места не только в нашей отрасли, но и в смежных. Например, была заброшенная железнодорожная ветка, а после запуска производства по ней ежемесячно стало курсировать до 600 вагонов. Кроме того, мы внедрили новый подход к производству. Много местных специалистов прошло через школу строительства. Над проектом работала международная команда профессионалов. Руководителем проекта был англичанин, технический директор - немец, бизнес-планированием занимался турок, закончивший Принстонский университет. Удалось построить уникальное предприятие, где все процессы автоматизированы. Представители бизнеса увидели, что возможно инвестировать в Дагестан и развивать этот регион. Каспийский завод ставят в пример, поскольку процесс строительства и само производство отвечают современным стандартам, а вся управленческая и финансовая система абсолютно прозрачны. Проверяющие от ВЭБа регулярно приезжали, следили за ходом строительства, расходованием средств.

Почему, в таком случае, на предприятии возникли сложности?

Джабраил Шихалиев: Из-за кризиса цена на нашу продукцию упала в три раза: вместо 200 рублей за квадратный метр стекла, нам стали предлагать значительно меньше. Как известно, с экономическими проблемами столкнулась вся строительная индустрия, что не могло не отразиться на нашем предприятии. Поначалу мы не верили, что такое падение сохранится надолго. Цены на стекло всегда были подвержены колебаниям, и была надежда, что рынок восстановится. Какое-то время мы отказались продавать стекло за эту цену, стали отправлять его на склад. К тому же у завода были кредитные ресурсы, которые планировалось направить на развитие производства. По проекту мы должны были выпускать прозрачное и стекло с напылением, так называемое специальное стекло, - это тот сегмент продукции, который должен был давать основную прибыль. 80% оборудования уже было завезено, оно ждало своего часа. Планировалось докупить оборудование и смонтировать линию по производству высокорентабельного "спецстекла", но эти деньги пришлось потратить на поддержание завода, чтобы не останавливать производство. Рассчитывали на то, что цена выровняется, вырастет платежеспособный спрос, и мы доинвестируем проект. К сожалению, пока эти ожидания не оправдались.

В прессе появлялась информация, что ситуацию усугубили валютные кредиты, выплаты по ним выросли фактически вдвое.

Джабраил Шихалиев: Валютные кредиты были необходимы для закупки импортного оборудования, которое мы приобретали в Европе и Америке. Летом прошлого года ситуация стала критической. Кредиторы требовали прояснить картину по выплатам, но поскольку рынок упал, все переговоры с инвесторами зашли в тупик. В этот сложный момент очень помог наш земляк Сулейман Керимов, представляющий Дагестан в Совете Федерации, за что хотел бы выразить ему глубокую признательность. Инвестиционный холдинг "Нафта-Москва", что называется, "подставил плечо", предоставив поручительство по кредитам, взятым в коммерческих банках. Эти кредиты мы вынуждены были брать для запуска предприятия и обеспечения его оборотными средствами. К этому моменту ВЭБ уже не финансировал проект. Однако непредвиденная резкая девальвация в декабре 2014 года привела к тому, что долги перед ВЭБом значительно выросли.

В этой ситуации независимые аудиторы из международной сети компаний "Прайс Вотерхауз" констатировали наличие у предприятия признаков банкротства. В соответствии с законодательством завод был обязан инициировать процедуры, предусмотренные законом о банкротстве. "Нафта-Москва" была вынуждена реализовать поручительства и оплатить в августе 2015 года 2,5 млрд. рублей коммерческим банкам. Помимо финансовой поддержки, один из топ-менеджеров "Нафта-Москва" Олег Липатов, хорошо знакомый с экономикой Дагестана, оказывал предприятию разностороннюю консультационную помощь.

Следует отметить, что никаких обязательств в отношении завода перед ВЭБом у "Нафта-Москва" не было и нет. Ни структуры холдинга, ни сам Сулейман Керимов никогда не являлись и не являются собственниками "Каспийского завода листового стекла".

Местная пресса писала о государственной гарантии со стороны Дагестана.

Джабраил Шихалиев: Была оформлена государственная гарантия Республики Дагестан в пользу Российского фонда прямых инвестиций на сумму 1,2 млрд рублей, предназначенная для привлечения дополнительных средств. Однако фактически мы не успели ею воспользоваться из-за не состоявшейся реструктуризации кредитов ВЭБа. То есть на бюджете республики проблемы предприятия никак не отразились. Никаких других государственных гарантий не было. В реальности, как я уже упоминал, финансовые поручительства перед банками были реализованы только компанией "Нафта-Москва".

Но, несмотря на кризис, объемы производства вы не снижали?

Джабраил Шихалиев: Завод продолжал работать, вышел на все производственные и технические показатели. Заявленная проектная мощность - 600 тонн в сутки и мы ее выдерживаем. Были, конечно, периоды, когда объемы производства чуть снижались, но это связано с сезонными колебаниями. Хочу подчеркнуть, что никаких массовых увольнений у нас не было, за исключением чисто технологической оптимизации кадрового состава. К сожалению, цена на продукцию остается низкой. Она сейчас колеблется на уровне рентабельности - в районе 100 рублей, что не позволяет погашать кредит.

Кризис и падение рынка - ситуация, к которой бизнес должен быть готов.

Джабраил Шихалиев: Мы все это понимали, но огромное количество времени ушло на переговоры и переписку с ВЭБом. Все это очень формализованные и забюрокраченные процедуры. В итоге мы сделали вывод, что это банк для крупных игроков, средним предпринимателям трудно вести дела с ним, потому что на рынке приходится быстро реагировать на изменяющуюся конъюнктуру.

Какие действия могли бы стабилизировать ситуацию?

Джабраил Шихалиев: Все зависит от возможностей и решений ВЭБа. Они должны объективно оценить ситуацию. Завод построен - да, продукцию выпускает - да, качественно - да. Почему упал сбыт? Изменилась экономическая ситуация, что сказалось и на рынке листового стекла. Важно отметить, что представители ВЭБа не сомневаются в жизнеспособности завода. Совсем недавно замдиректора представительства Внешэкономбанка в СКФО Юрий Бутт, выступая на V межрегиональном форуме крупнейших компаний округа, говоря о нашем заводе, отметил, что предприятие успешно функционирует и у него есть сбыт. Я уверен, что когда ценовая конъюнктура улучшится, завод вернется в нормальное финансовое состояние.