Новости

Первый вице-премьер российского правительства Игорь Шувалов выступил с инициативой наряду с госкорпорациями обязать крупные частные компании с годовой выручкой свыше 7 млрд руб. выделять в своих закупках квоту в 23% для малого бизнеса. Соответствующий законопроект сейчас готовит антимонопольное ведомство.

Затрудненный доступ малого и среднего бизнеса к участию как в госзаказе, так и в закупках госкомпаний, - одна из основных проблем, с которой сталкиваются предприниматели в своей деятельности. Много нареканий у бизнеса к организации аукционов, электронных торгов, к требованиям к поставщикам товаров и услуг, которые нередко заточены под вполне конкретного игрока рынка, к результатам торгов, исход которых определяется не опытом и ресурсами потенциальных подрядчиков, а самым выгодным предложением цены.

Насколько мизерный процент малых компаний принимает участие в закупках по 44-ФЗ (регламентирует закупки органов государственной и муниципальной власти) и 223-ФЗ (регламентирует закупки госкомпаний) - иллюстрирует статистика общественных предпринимательских организаций и органов государственной власти. По данным "ОПОРЫ России", в закупках государственных компаний сейчас участвуют примерно 24% представителей малого бизнеса, и только 30% из них считают, что аукционы проводятся честно. По данным Федеральной антимонопольной службы, около 90% закупок компаний с госучастием приходится на единственных поставщиков. Минэкономразвития приводит более удручающие цифры: по данным ведомства, общий объем закупок у единственного поставщика по закону 223-ФЗ составляет примерно 48%, а объем закупок иными способами (фактически это замаскированные закупки у единственного поставщика) - 46%. Таким образом, в России всего 6% государственных контрактов можно считать заключенными на справедливых, прозрачных условиях в результате честной конкуренции подрядчиков. Эти цифры свидетельствуют о необходимости реформировать, оптимизировать, приводить систему закупок к "рабочему" виду, и делать это нужно, не расширяя сферу ее функционирования, а наводя порядок в тех сегментах, где она уже работает.

За последние несколько лет власти предприняли многочисленные попытки нормализовать работу системы государственного заказа. В 2013 году Агентство стратегических инициатив приступило к реализации "дорожной карты" "Расширение доступа субъектов малого и среднего предпринимательства к закупкам инфраструктурных монополий и компаний с государственным участием". Были приняты постановления правительства и другие нормативно-правовые акты, направленные на то, чтобы малые и средние компании могли реально через систему торгов брать подряды госорганов, муниципальных структур, предприятий с госучастием и зарабатывать на этом.

В частности, государственные компании обязали закупать у представителей малого и среднего предпринимательства (МСП) 18% из всего количества приобретаемых товаров, услуг и работ. По данным сайта zakupki.gov.ru, по 223-ФЗ закупают более 77 тысяч организаций, которые за весь 2014 год приобрели товаров, работ и услуг на 17,8 трлн, а с начала 2015 г. - на 14 трлн руб. Эти цифры впечатляют: имей они хоть какое-то отношение к МСП, это оздоровило бы нашу экономику и приблизило ее к исполнению мечты о 50-процентном вкладе отечественных малых и средних компаний в ВВП. На деле же эти бюджеты фактически сконцентрированы в руках крупных компаний.

Дело в том, что на практике установленная квота не соблюдается или соблюдается лишь формально. В торгах принимают участие карманные, специально созданные под аукционы юридические лица, подпадающие под критерии малых и средних предприятий. Такие фиктивные компании с номинальными учредителями выводятся на торги, на которых и выигрывают. Это легко проследить, если ознакомиться с документацией, которую предоставляют на конкурс участники: как правило, сроки существования таких компаний небольшие - они создаются под аукционы. Дело осложняется еще и тем, что торги госкорпораций до сих пор не переведены в электронный вид (хотя и к этой форме закупок есть много вопросов). Таким образом, реальные малые предприятия, которые, особенно в кризис и в период падения покупательского спроса, вынуждены искать новые, дополнительные источники финансирования и возможности заработать, не имеют доступа к закупкам госкорпораций.

В связи с этим и нет уверенности в эффективности инициативы - обязать частные компании закупать у малого бизнеса. Если сейчас и заказчики, и исполнители с такой легкостью обходят норму, обязывающую госкорпорации закупать у "малышей", то стоит ожидать повторения этого сценария и в случае с частными компаниями. К примеру, сегодня из 47 госкомпаний, зарегистрированных на федеральном сайте поддержки и развития МСП, регламенты проведения закупок у малых компаний представили только семь из них.

Чтобы частные предприятия действительно пользовались потенциалом малого и среднего бизнеса, необходимо проработать механизм, в котором были бы учтены все факторы, препятствующие участию МСП в торгах госкорпораций сегодня. Необходимо создать систему профотбора компаний малого предпринимательства. Тогда, действительно, деньги могут дойти до реальных представителей МСП. Решающими критериями при отборе поставщиков работ, товаров и услуг должны стать их опыт работы в данной сфере, наличие портфолио, технических мощностей, оборудования и других ресурсов, необходимых для исполнения подряда.

Однако не стоит забывать и о том, что подавляющее большинство компаний малого и среднего бизнеса в России - это не производственные предприятия, а торговля и услуги. Этот фактор тоже необходимо учитывать при "навязывании" квоты частным компаниям на закупки у МСП: а найдутся ли вообще те участники рынка среди малых предприятий, которые, объективно говоря, способны исполнить подряд на высоком уровне? Достаточно ли их количество? Располагают ли они технологиями, сопоставимыми по возможностям с теми, которыми обладают корпорации?

Отсутствие доверия со стороны крупных компаний в профессионализм, технологичность, подготовленность малых предприятий к исполнению их тендеров - как раз одна из причин того, что введенная квота на закупки госкорпораций у МСП буксует.

Алексей Петропольский,

генеральный директор юридической компании URVISTA