Новости

Сергей Нарышкин: В истории бесспорны только факты
Вышел в свет свежий номер журнала "Родина". В нем публикуется эксклюзивное интервью председателя Государственной Думы, председателя Российского исторического общества Сергея Нарышкина.
Об исторической правде и мифах...

9 мая 2015 года миллионы россиян вышли на улицы с портретами родных фронтовиков. Стало ли это для вас, Сергей Евгеньевич, неожиданностью? Чем можете объяснить такой беспрецедентный и не спущенный "сверху" душевный порыв? И как не заорганизовать "Бессмертный полк"?

Сергей Нарышкин: Вы правы - такая акция равнодушным оставить не могла, тем более в связи с юбилеем Победы. Однако не думаю, что ее размах стал неожиданным для тех, кто знает, что означает Великая Отечественная война для каждого гражданина России. Память о ней и своих родственниках-фронтовиках мы храним в своем сердце, искренне чтим наших ветеранов. И в этом смысле "Бессмертный полк" лишь проявил общенациональное единение вокруг великого подвига народа.

Я слышал об опасениях бюрократизации этого поистине народного движения. Полагаю, они напрасны. И думаю, что теперь каждый год 9 мая люди будут по собственной инициативе выходить на улицы с портретами героев, победивших фашизм.

Острую полемику в СМИ вызвала публикация на сайте Госархива материалов расследования 1948 года о 28 героях-панфиловцах. Что вы думаете об исторических мифах? Нужны ли они? И как соотносятся с правдой войны?

Сергей Нарышкин: Скажу одно - чем больше публикуется проверенных данных об исторических событиях, тем меньше поводов для фальсификаций и мифов. При этом анализом документов прошлого должны заниматься прежде всего профессионалы, чтобы давать им грамотную и ответственную оценку. Даже приведенный вами пример доказывает, что это так. Ведь архивные материалы свидетельствуют о куда более масштабном подвиге бойцов дивизии генерала Панфилова, остановивших фашистские танки на Волоколамском направлении. Об этом, кстати, "Родина" и рассказала подробно в сентябрьском номере, который вышел с обложкой "7000 героев-панфиловцев". Задача изданий, подобных вашему, - помогать популяризации достоверного исторического знания. Мы готовы здесь к сотрудничеству по линии Российского исторического общества.

О государственных и семейных архивах...

Во времена СССР бытовала шутка: мы страна с непредсказуемым прошлым. Какие периоды отечественной истории, на ваш взгляд, еще сулят нам неожиданные открытия и прозрения?

Сергей Нарышкин: Пожалуй, период Первой мировой войны. Не так давно она считалась "забытой" да и до сих пор недостаточно изучена в России. Хорошо, что ее столетие серьезно повысило как общественный, так и профессиональный интерес к той эпохе. А Российское историческое общество и соответствующий национальный оргкомитет всячески его стимулируют.

Строго говоря, новые открытия возможны при изучении любой прошлой эпохи - тем и привлекательна историческая наука. А каких-то "прозрений" от нее, наверное, могут ждать лишь те, кто не уверен ни в своей стране, ни в ее истории, ни в самом себе.

Цитата вашего земляка-писателя Виктора Конецкого о предках: "Нет ничего на свете неповторимее любой самой обыденной семейной хроники. И нет ничего полезнее и насыщеннее для души пишущего человека, нежели рыть архивы предков..." Вам доводилось это осознать? Может быть, что-то вас поразило в вашей семейной хронике, семейном архиве? До какого колена можете вспомнить свою родословную?

Сергей Нарышкин: В семейных архивах - а они в той или иной форме есть в каждой семье - сильное впечатление производит любая деталь. Просто потому, что интуитивно чувствуешь личную связь с предшественниками, пусть даже прошли десятилетия или века. Делать ли семейные реликвии достоянием других, зависит от желания каждого. А желание такое есть, и оно велико. На мое имя как председателя РИО часто приходят фотографии и старые письма времен Первой мировой войны из семейных архивов. Мы передаем их на хранение в музейные фонды в рамках проекта "Образы великой войны".

Что касается государственных архивов, на мой взгляд, они должны быть доступны исследователям и максимально открыты. Именно поэтому в число первых проектов Российского исторического общества вошла оцифровка, например, хранившейся в спецхране в Тюменской области полной картотеки русских потерь в годы Первой мировой войны.

О новых учебниках истории...

У вас две внучки, Сергей Евгеньевич. Что они знают об истории страны, семьи? И если брать шире, что вы думаете о новом учебнике истории, который с 1 сентября появился в школах? Один из главных принципов разработчиков учебника: при всем богатстве и разнообразии местной истории школьники должны получать одинаковую основу - фундамент знаний о прошлом. Наш исторический фундамент на чем зиждется? Что бесспорно в истории нашей Родины?

Сергей Нарышкин: В истории бесспорны только факты. Все остальное, включая их оценку и аналитику, думаю, будет всегда поводом для научной дискуссии, конкуренции школ и концепций. Что касается школьного курса, то его разработчики начали с главного - определили для себя перечень так называемых сложных вопросов, по которым, как правило, возникают споры. Достигли по ним согласия в самом научно-педагогическом сообществе и только потом дали соответствующие рекомендации авторам учебников. Надеюсь, что они получат положительные отклики и от учителей, и от учеников, и от их родителей. Именно эта оценка будет определяющей.

Ну а что знают об истории страны мои дети и внуки, лучше спросите у них. Боюсь показаться необъективным.

О первой Государственной Думе...

С 2009 по 2012 год вы возглавляли Комиссию по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. Что больше всего зацепило вас и как председателя комиссии, и как гражданина?

Сергей Нарышкин: "Зацепило" - все-таки не очень правильное словечко для оценки той работы. Но могу поделиться общими выводами, к которым она помогла прийти. Это понимание важности достоверной информации о прошлом. Это реальность угрозы вторжения в историческую материю дилетантов, скорых на сенсационные разоблачения, упрощения и примитивные трактовки. Наконец, самое опасное - это зафиксированные попытки умышленного искажения истории ради текущих, конъюнктурных задач.

К сожалению, этим занимаются не только "частники", но и целые псевдонаучные коллективы и даже государства. Взгляните, как насаждается культ Бандеры и Шухевича в современной Украине или превозносятся предатели, служившие нацистам в Прибалтике. Становится просто не по себе, как представишь, что там вытворяют с головами молодого поколения и куда эта "тропинка" может завести. Собственно говоря, уже завела нынешние власти Киева, воюющие с собственным народом на юго-востоке Украины.

Известны ваши отзывы о Сергее Андреевиче Муромцеве, профессоре Московского университета и председателе первой Государственной Думы 1906 года, который заложил традиции отечественного парламентаризма. Знаем, что вы с коллегами всерьез изучаете историю Думы. Вы возглавили ее в эпоху, когда она с нелегкой руки предшественников обрела ярлык "не место для дискуссий". Тяжело это переламывать? Опыт далеких коллег помогает вам? И если да, то в чем?

Сергей Нарышкин: Соцопросы показывают, что работу Государственной Думы нашего созыва устойчиво одобряет примерно половина граждан. Это очень высокий показатель для парламента, который во все времена является объектом повышенного внимания и критики. Ведь он самый открытый, самый публичный из государственных органов, состоящий к тому же из разных политических сил - с их противоречиями, спорами, желанием запомниться избирателю.

При этом любой эпатажный поступок депутата или скандальная законодательная инициатива (которая и законом-то никогда не станет) мгновенно транслируются на образ всей Думы. Отношусь к этому спокойно и специально ничего "переламывать" не собираюсь. В этом смысле мне - как спикеру - действительно многое дает изучение истории законодательной власти. Стараюсь вникать в хронику жизни самых первых российских Дум и наших предшественников. Параллелей здесь немало даже спустя сто лет. В судьбах, мыслях, творческом и научном наследии дореволюционных парламентариев можно найти немало полезных и актуальных уроков. От умения налаживать диалог с идеологическими оппонентами до самого стиля поведения, приличествующего депутатскому статусу.

... и любимых книгах

Ваше детство прошло напротив Инженерного замка, на набережной Фонтанки, где каждый камень - история. Вы мальчишкой об этом задумывались? Можете вспомнить, когда история вошла в вашу жизнь?

Сергей Нарышкин: Наверное, история неизбежно входит в жизнь каждого петербуржца со вступлением в сознательный возраст. Таков этот великий город, где каждая улица, практически каждый дом напоминают о великих соотечественниках и судьбоносных событиях. Считаю, что каждый гражданин России должен хотя бы раз пройтись по питерским проспектам, побывать в Петропавловской крепости и уникальных пригородах, увидеть Исаакий и Спас-на-Крови...

Можете назвать по пять книг, фильмов, спектаклей и песен, которые остались у вас в памяти и сердце? Которые вы хотели бы донести до внучек?

Сергей Нарышкин: Давайте не будем сейчас "заполнять анкету". Во-первых, потому что таких наименований гораздо больше, чем по пять. Во-вторых, как бы не нашлись потом желающие выстроить на них очередной список "рекомендованных" произведений. Или наоборот - нежелательных... Скажу лишь, что каждый родитель, если он ответственно подходит к воспитанию, конечно же, советует детям и внукам лучшие, на его собственный взгляд, вещи. И книги, и фильмы, и песни. Благо, что и в советское время, и в современной России есть из чего выбрать. Нам с вами посчастливилось жить в стране великой культуры. Уверен, что молодое поколение это тоже осознает и сделает все, чтобы сберечь наследие прошлого и достойно его пополнить.

И завершающий вопрос, Сергей Евгеньевич. Представьте, вы редактор журнала. С чего для вас начинается "Родина"?

Сергей Нарышкин: С уважения к истории нашей страны, с гордости за свой народ и твердой веры в будущее России.