Новости

06.11.2015 14:22
Рубрика: Власть

Профессор Рейн Мюллерсон: Однополярный мир невозможен

Валдайский форум завершил свою работу на прошлой неделе. А международная общественность продолжает обсуждать вопросы, поднятые на той встрече в Сочи. В интервью корреспонденту "РГ" профессор таллинского университета Рейн Мюллерсон рассказал, в чем, по его мнению, секрет успеха Валдайского форума

Каковы ваши впечатления от Валдайского форума?

Рейн Мюллерсон: Я уже второй раз стал его гостем. Пожалуй, отмечу, что на нем можно услышать разные мнения, зачастую противоположные. Участники не убеждают друг друга в своей точке зрения, а дискутируют. Причем в уважительной манере.

На этом форуме нет русофобов, которые на других площадках пытаются навязать собственные взгляды. В этой связи вспомнилась книга швейцарского журналиста Ги Меттана "Россия и Запад. Тысячелетняя война". В ней прекрасно описаны механизмы воспроизводства русофобских настроений. Подзаголовок этой книги таков: "Почему мы так любим не любить Россию". То есть как раз о русофобии, которая так мешает западному миру проводить более эффективную внешнюю политику.

Но возвращаясь к форуму. Состоялся обмен суждениями, взглядами на события в Сирии, Ближнем Востоке. Присутствовавшие эксперты и политологи высказались об отношениях между Россией и Западом. Особый интерес для меня представили выступления о перспективах российско-американских контактов. Еще мне запомнился вечер, посвященный русской литературе. Его тематика злободневна - проблемы войны и мира.

Господин профессор, какую главную мысль вы хотели довести в своем выступлении на форуме?

Рейн Мюллерсон: Прежде чем ответить, отмечу вот какой нюанс. Мне очень понравилось выступление бывшего премьера и министра иностранных дел Франции Доминика де Вильпена, который сказал лаконично: "Россия вернулась". Она вернулась в мировую политику. Именно так он охарактеризовал начало операции РФ в Сирии. Я солидарен с такой оценкой.

Я выступал до Вильпена, поэтому его не цитировал, а делаю это сейчас. Но идея моего выступления была созвучной той, что огласил французский политик. Я отметил, что мир уже стал многополярным. А однополярный мир невозможен, более того он вреден.

Английскому философ Джону Дальбергу-Актону принадлежит известная фраза: "Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно". И ведь это относится не только к сфере внутренней политики, но и к ситуации на мировой арене. В сфере госуправления во избежании узурпации власти действует принцип разделения властей: на исполнительную, законодательную, судебную. Есть еще одна власть, это вы - пресса. В международных отношениях аналогом этой системы является многополярный мир, основанный на балансе сил.

Во время холодной войны установился биполярный мир, в основе которого лежал баланс сил между Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки. Конечно, не лучшая система международных отношений, но она действовала. Можно вспомнить и мироустройство после Венского конгресса 1815 года. На столетие после наполеоновских войн в Европе установился мир. Во время Валдайской встречи участники много говорили о необходимости установления именно многополярной система международных отношений, основанной на силе международного права.

Возможно, многополярный мир также не будет идеальным, как и предшествующие парадигмы международных отношений. Но мне кажется, что это могла бы быть лучшая система, которую можно создать в наши дни и в наших реалиях. Надо, чтобы крупные державы, такие как США, Китай, Россия, Индия плюс Евросоюз, и а также некоторые страны Африки, Латинской Америки начали между собой договариваться по всем важным вопросам мира и экономики. Я твердо убежден: такой мир возможен, хотя и очень трудно достижим.

На Валдайских встречах существует правило - не цитировать кулуарные беседы и дискуссии. Поэтому я не буду называть имя известного российского политолога, который высказал, как мне кажется, очень важную мысль. А именно, что Соединенные Штаты уже не настолько сильны, чтобы навязывать свою волю всему миру. Но в то же время и не настолько слабы, чтобы не предпринимать подобных попыток. Вашингтон пока еще не собирается договариваться с другими. Именно эта мысль, как мне кажется, прекрасно иллюстрирует причину, почему таким сложным является достижение компромиссов по Сирии, Ближнему Востоку, другим мировым проблемам.

Что вас больше всего впечатлило в речи президента России?

Рейн Мюллерсон: Я запомнил рассказ Путина о том, что он вырос на улицах Ленинграда. Он сказал: если драка неизбежна, то нужно ударить первым. Я вырос на улицах Таллина, служил в Советской Армии в стройбате и вынес оттуда такое же правило.

Хотел бы отметить и следующее. Когда Владимир Владимирович, говоря о Западе, использует формулировку "наши партнеры на Западе", это звучало в контексте нынешних мировых отношений, возможно, и несколько странно, но оправданно. Мне кажется, что когда руководители России, президент Путин и министр иностранных дел Сергей Лавров критикуют своих "западных партнеров" именно в таком стиле, это приносит пользу. В речах российского руководства нет нервозности, нет попыток выдвигать ультиматумы. Есть желание довести свою точку зрения, объяснить ее. Поэтому мне понравилась именно тональность речи Путина, а также его конкретные предложения по Сирии, анализ ситуации в этом регионе.

Мне, как и большинству западных аналитиков совершенно ясно, что операция России в Сирии является ответом на угрозу терроризма, исходящую от группировки "Исламское государство". Россия занимает активную позицию в борьбе с этим злом.

А вот Запад, оказавшись лицом к лицу с такой угрозой, начал диктовать, кто должен руководить Сирией, кто нет. Продолжают звучать идеи о том, что Башар Асад должен уйти. Напоминает то, как Виктория Нуланд пыталась определять на Украине, кто подходит на какие должности, а кто нет. Куда это годится? Это же возмутительно.

Какие выводы вы сделали для себя по итогам дискуссий на форуме?

Рейн Мюллерсон: Дискуссии на форуме дают участникам много пищи для размышлений, для написания в дальнейшем статей, научных работ. Ведь большая часть собравшихся на форуме - политологи, ученые, журналисты.

Я вынес с Валдайского форума убеждение, что российская внешняя политика предсказуема. Российское руководство реагирует на внешние вызовы. Так было с вторжением в 2008 году Грузии в Южную Осетию или переворотом в Киеве в прошлом году. Ситуация с Крымом - это не запланированные шаги со стороны российского руководства, это ответ на конкретные действия.

Важный аспект для России - это продвижение НАТО на Восток к российским границам. И понятно, что Россия старается не дать окружить себя этой недружелюбной к ней организации.

Справка "РГ"

В декабре 2014 года Верховный суд РФ признал террористическими международные организации "Исламское государство" и "Фронт ан-Нусра", запретив их деятельность на территории страны. Таким образом был удовлетворен иск Генеральной прокуратуры России. В связи с этим любое участие в деятельности "Исламского государства" и "Фронта ан-Нусра" на территории России считается уголовным преступлением.

Власть Работа власти Внешняя политика ДАИШ: терроризм на Ближнем Востоке