Новости

08.11.2015 20:25
Рубрика: Общество

Право на молчание

Французский журналист о том, как СМИ освещают катастрофы
Россию постигла трагедия: 224 человека погибли в авиакатастрофе над Синайским полуостровом. Все СМИ заполнены материалами об этом трагическом событии. Репортажи из Египта, интервью со специалистами-авиаторами, представителями МЧС, кадры с родственниками погибших, которых стоило бы оставить в покое. О том, как во Франции подаются подобные трагедии и их последствия, "РГ" расспросила журналиста Олега Бергазова, многие годы проработавшего на Французском международном радио (RFI).

Олег, были ли у вас какие-либо правила поведения журналистов при освещении ЧП с многочисленными жертвами?

Олег Бергазов: Помимо Общеевропейской и национальной хартий журналистской деонтологии, у нас во Франции почти в каждом СМИ есть собственные хартии. В них кроме изложения общих этических рекомендаций отдельно говорится о поведении в тех случаях, когда приходится освещать катастрофы, приведшие к жертвам, стихийные бедствия, военные конфликты. По сути, речь идет о правилах, которые являются этичными с общечеловеческой точки зрения. Если телеканал или газета хотят завоевать доверие, уважение зрителей и читателей, они должны вести себя именно так. Одно из главных положений этих документов - быть крайне внимательными по отношению к родственникам погибших, ни в коей мере не докучать им. Важный момент: журналисты знают об этом, и, естественно, тот, кто вдруг по тем или иным причинам решится переступить допустимую черту, сразу попадает под огонь критики коллег, а последующая "разборка полетов" наверняка отразится на отношении к нему пишущей и снимающей братии.

В чем заключается профессионализм конкретного журналиста или целого СМИ в подаче потрясшей всех трагедии? Не в том, чтобы крупным планом показывать страдания людей потерявших близких, а в том, чтобы дать наиболее реальную картину произошедшего, а также причин, которые к этому привели. И здесь носителями информации могут служить те люди, которые, что называется, "в теме". Эксперты, ученые, политики, спасатели.

Я вспоминаю авиакатастрофу, произошедшую в марте, когда в Альпах разбился аэробус немецкой компании Germanwings. Первый канал французского телевидения в экстренных выпусках сконцентрировал внимание на многочисленных аспектах трагедии, унесшей жизни полутора сотен человек, в частности на втором пилоте, из-за которого все произошло, но о родственниках погибших было сказано лишь в завершении. Позже этих людей, прибывших на место падения самолета, показывали издалека общим планом, а интервью брали у местных жителей, предоставивших им кров и ночлег.

И все-таки иногда родственники погибших попадают в телеобъективы….

Бергазов: Крайне редко. И это не самые близкие родные. Никто из журналистов не осмелится обратиться с расспросами, к примеру, к отцу семейства, потерявшему жену и детей. Или к женщине, муж которой погиб в авиакатастрофе. Я живу во Франции свыше 30 лет и никогда не видел таких интервью ни по телевидению, ни в газетах. К горю надо относиться с уважением, а те, кто этого не делает, вторгается в пространство частной жизни, что заслуживает только осуждения.

Вы рассказали о журналистских хартиях, этих кодексах поведения, но есть во Франции еще одна структура - Высший совет по аудиовизуальной политике, который следит за соблюдением этических норм, не так ли?

Бергазов: Эта та самая государственная структура, которая не только отслеживает контент электронных СМИ, но может и власть употребить, если обнаружит нарушения этических норм, в том числе при освещении таких драм, как авиакатастрофы. Могут поставить на вид, даже применить санкции. Правда, чаще не к конкретному репортеру, а к его работодателю, допустившему промах. Мне вспоминается случай, когда была уволена опытная тележурналистка. Она выдала в прямой эфир своего рода сенсацию - непроверенную информацию о том, что похищенный ребенок погиб. Однако позже оказалось, что он жив. Телекомпании, на которую работа журналистка, Высшим советом было рекомендовано рассмотреть это дело. В результате женщину уволили.

Насколько, на ваш взгляд, допустимо вбрасывать в эфир непроверенные версии того или иного ЧП? Ведь сам факт обсуждения всякого рода домыслов является дополнительной психологической нагрузкой для родственников жертв этого ЧП.

Бергазов: Поэтому серьезные СМИ во Франции этим не занимаются. Другое дело - мнения специалистов, подтвержденные фактами. Ведь самостоятельные предположения чаще всего построены на песке и не являются признаком профессионализма. Не будем забывать, что задача СМИ - передавать как можно более правдивую картину случившегося, а не фантазировать на заданную тему.

Как во Франции относятся к использованию в СМИ фотографий погибших? Ведь их легко найти на личных аккаунтах в социальных сетях.

Бергазов: Знаете, к фотографиям во Франции вообще особое отношение. Все четко регулируется законом, по которому запрещено снимать людей без их разрешения. Подсудное дело. Огромные штрафы. Тем более размещать фотографии умерших. Особенно когда речь идет о детях.

Общество СМИ и соцсети Крушение A321 в Египте
Добавьте RG.RU 
в избранные источники