Новости

24.11.2015 00:44
Рубрика: Экономика

Слабый обрел силу

Текст: Александр Кадетов (ведущий юрист адвокатского бюро "Юрлов и партнеры")
Вступившие в силу в 2015 году поправки в Гражданский кодекс РФ кардинальным образом изменили отношения в сфере предпринимательской деятельности. В частности, поправки коснулись последствий заключения договоров присоединения, заключаемых между так называемыми "сильной" и "слабой" сторонами договора.

Договор присоединения представляет собой форму договора, при которой одна из сторон ("слабая" сторона) присоединяется к форме/формуляру договора, условия и содержание которого полностью определены другой стороной ("сильная" сторона).

Конструкция и описание таких соглашений содержатся в ст. 428 ГК РФ, которой ранее устанавливалось, что предприниматели не имели права требовать расторжения (или изменения условий) договора в случае, если при присоединении к нему слабая сторона знала или должна была знать, на каких условиях его заключает. Таким образом, слабая сторона, зачастую осознавая кабальные для себя последствия, все же шла на заключение подобной сделки, т.к. не имела никакой возможности повлиять на существо и содержание договора, что впоследствии влекло неблагоприятные для нее последствия.

Споры относительно неравноправия сторон при заключении таких договоров неоднократно становились предметом рассмотрения судами. Это привело к тому, что судебная практика в итоге сформировалась в пользу слабой стороны договора при условии наличия соответствующих доказательств невозможности равноправного участия одной из сторон в переговорном процессе.

Например, еще в 2012 году Высший арбитражный суд РФ в споре между предпринимателем и крупной банковской организацией по кредитному договору указал, что "в ситуации, когда участниками кредитного договора являются, с одной стороны, предприниматель, а с другой - крупный банк, в силу положений статей 1, 10 Гражданского кодекса должна быть исключена возможность кредитной организации по наложению на контрагента неразумных ограничений. Право банка на одностороннее изменение процентной ставки по кредиту, закрепленное в договоре, не означает, что заемщик не может доказать, что одностороннее изменение договорных условий нарушает разумный баланс прав и обязанностей сторон" (Постановление Президиума ВАС РФ от 06.03.2012 N 13567/11).

На защиту слабой стороны в договорных отношениях встало Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 "О свободе договора и ее пределах". В п. 9 указанного Постановления суд установил, что договор может быть изменен или расторгнут слабой стороной в соответствии со ст. 428 ГК РФ в том случае, если договор, проект которого был предложен сильной стороной, содержал в себе явно обременительные для ее контрагента условия, которые существенным образом нарушали баланс интересов сторон, а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора). Таким образом, судебная практика нарушила гегемонию крупных участников оборота, действующих по принципу: "либо по моим условиям, либо никак", еще задолго до внесения изменений в Гражданский кодекс.

Действующая редакция ст. 428 ГК РФ говорит о том, что слабая сторона вправе требовать расторжения либо изменения условий договора в том случае, когда одна из сторон при заключении сделки имела явно слабую переговорную позицию, что существенно затруднило для нее согласование содержания того или иного отдельного условия договора. Такой подход представляется разумным по той причине, что законодатель прислушивается к развитию судебной практики, вносит соответствующие коррективы в действующие нормы закона, дабы не допускать в дальнейшем ущемления позиции малых предприятий при ведении переговоров с представителями крупного сегмента бизнеса.

Вступившие с 1 июля 2015 года изменения Гражданского кодекса РФ подверглись критике со стороны крупного бизнеса. Российский союз промышленников и предпринимателей вышел с инициативой еще раз скорректировать ст. 428, распространив ее действие исключительно на физических лиц. По их мнению, предприниматель по определению не может являться слабой стороной договорных отношений, что внесенные изменения в закон поспособствуют злоупотреблениям со стороны малого бизнеса, а также позволят расторгнуть большинство заключаемых профессиональными участниками оборота договоров.

По моему мнению, преждевременно заявлять о злоупотреблениях предпринимателями своим правом на расторжение договоров, используя позицию слабой стороны. Вступившие в силу изменения направлены на создание равных переговорных условий, и если одна из сторон императивно отказывается от ведения переговоров, то должна нести за это ответственность в случае наличия в предложенном ей договоре явно несправедливых условий.

Сегодня говорить о том, что суды начнут активно использовать изменения в пользу слабой стороны, невозможно, т.к. сложившаяся практика говорит об обратном. В подавляющем большинстве рассмотренных дел суды отказывают заявителям в расторжении или изменении договора на основаниях, предусмотренных ст. 428 ГК РФ, в связи с недоказанностью обстоятельств, позволяющих судить о неравных переговорных позициях при заключении сделок. Безусловно, имеется и обратная практика, но лишь подтверждающая скрупулезность судей при рассмотрении таких вопросов.

В любом случае необходимо время, чтобы изменения заработали в полную силу и получили более основательные разъяснения случаев их использования, т.к. формулировка "неравные переговорные позиции" сегодня имеет весьма неопределенное значение и носит субъективный оценочный характер.

Представляется, что нынешние изменения в любом случае носят положительный характер, т.к. с учетом развития судебной практики и предпринимательских отношений они давно напрашивались на законодательном уровне и их пересмотр со ссылкой на предполагаемые в будущем случаи злоупотребления правом на сегодняшний день не имеет смысла.

Инфографика: "РГ"/ Леонид Кулешов / Елена Березина
Экономика Бизнес Гражданское законодательство
Добавьте RG.RU 
в избранные источники