Новости

25.11.2015 13:00
Рубрика: В мире

Где белорусы ловят селедку?

Репортер "СОЮЗа" провел свое расследование
Мой приятель, повар одного из брестских кафе, утверждает: "Если ты не пробовал рыбное филе "Санта Бремор", значит, ничего не знаешь о настоящем вкусе селедки".

Не буду спорить с профессионалом. Я и сам "cантовские" пресервы покупаю часто. Хотя не однажды приходилось слышать, что их приятный, неповторимый аромат якобы создает специальные добавки. Да и вообще говорят: откуда, мол, в Беларуси селедка? В Нарочи она не водится... Ответы знают на предприятии, туда и отправляюсь.

Директор СП "Санта Бремор" ООО Сергей Недбайлов сразу предупреждает: санитарные требования здесь очень строгие. Так что извольте надеть халат, шапочку, бахилы. И только после этого в сопровождении ведущего инженера-технолога Ирины Тарасюк вхожу в просторный цех. Чистота - стерильная, как в лаборатории. Спрессованное филе сельди по конвейеру поступает на линию переработки. Моя собеседница поясняет, что накануне сырье, привезенное в полиэтиленовых упаковках, медленно размораживали в специальной камере.

- Откуда рыбка-то? - интересуюсь у Ирины Львовны.

- Из Норвегии. Мы работаем исключительно с сырьем из этой страны, качество которого проверено временем.

- А в Беларуси сельдь вырастить нереально? Знаю, что в Березовском районе, например, успешно разводят осетровых рыб...

- Нет. С сельдью подобный эксперимент наверняка не получится. Не стоит и пытаться. Поэтому уже более 20 лет завозим ее из-за рубежа.

После тщательного промывания филе сельди попадает в объемные чаны с приготовленным для него рассолом. Процесс механизирован. Заполненные емкости транспортируются на склад, где рыба будет "созревать" три дня при температуре около 6 градусов выше нуля. Условно этот технологический этап можно сравнить с тем, как заправленная рассолом селедка набирается вкуса в домашнем холодильнике. Правда, на крупном заводском производстве требования по рецептуре, ингредиентам, санитарным нормам куда строже, чем на кухне у домохозяйки. В цехах технология должна соблюдаться от "а" до "я".

Ирина Тарасюк продолжает посвящать меня в тонкости производственного процесса:

- "Созревшее" филе, без рассола, опрокидывают на транспортерную ленту и затем обесшкуривают. Тонкую пленку наши работники снимают вручную, потому что никакая машина не справится с этой операцией лучше, чем человек. Очень важно не повредить вкусный и полезный "подкожный" слой, оставить аппетитную серебристость, на которую обращает внимание покупатель.

Работницы "Санты" мастерски, без лишних движений, очищают филе. Кстати, без медицинской комиссии и специальной формы - резиновые перчатки, шапочка на голову и повязка на лицо - к рыбе никого на шаг не подпустят. На рабочих местах поддерживаются идеальная чистота, оптимальный температурный режим, влажность и другие параметры, что исключает попадание инфекции.

Очищенное филе расфасовывают в вакуумные упаковки. В зависимости от ингредиентов у сельди может быть разный вкус. В одних баночках в филейные трубочки завернута корейская морковь, в других - лосось, в третьих - оливки, в четвертых - аккуратные кусочки самого филе. Выглядит продукт весьма аппетитно...

- И качество безупречное, - как будто продолжает мою мысль главный технолог Елена Горошко. - На всех этапах производства наши сотрудники контролируют итоги работы коллег, занятых на предыдущих линиях. Так что каждый заинтересован выполнить свою задачу на совесть.

Задаю собеседникам каверзный вопрос, один из тех, что гуляют по Интернету:

- Говорят, рыбные кости вы растворяете с помощью специального вещества...

- Всякое выдумывают, - Елена Горошко показывает филе, в котором, если присмотреться, действительно не видно ни одной косточки. - Если бы такую обработку проводили, то наша продукция не прошла бы ни один тест на качество. Филе на переработку поступает замороженным, упакованным в плотные вакуумные пакеты. Незначительное количество мелких костей в нем можно обнаружить, однако они размягчаются с помощью маринада и соли.

Упакованная под вакуумом продукция поступает на склад, откуда уходит потребителям. География поставок широкая, и продукты из сельди далеко не единственные в богатом ассортименте. По словам сервис-менеджера предприятия Натальи Борсук, главным образом их продукция идет на белорусский и российский рынки. Впрочем, ее знают и любят также в Германии, Израиле, Австралии, Канаде, Иордании, США и других странах.

В октябре этого года компания "Санта Бремор" первой в Беларуси получила право использования престижного норвежского знака качества NORGE на продукции под товарным знаком "Матиас". По мнению руководителя коллектива Сергея Недбайлова, это событие должно стать новой вехой в истории предприятия:

- Новейшее оборудование, собственные технологические разработки, обучение персонала способствовали повышению стандартов нашей работы. Сегодня мы имеем солидные результаты. В месяц выпускаем до 2 тысяч тонн пресервов из сельди. Объем переработки этой рыбы составляет до 100 тонн в сутки. Качество продукции признано в Беларуси, России и других странах. Что до скептиков... Я бы им советовал для начала попробовать наши изделия, а уж потом делать выводы.

Досье "СОЮЗа"

Согласно технологии, сельдь отлавливают в Норвегии осенью. Ее разделывают на специальном оборудовании и помещают в вакуумные упаковки, которые могут храниться в течение 18 -20 месяцев. В Беларусь сельдь поступает в виде замороженного филе.

В октябре 2015 года компания "Санта Бремор" подписала соглашение о сотрудничестве с Норвежским комитетом по рыбе. Документ дает право выпускать и реализовывать продукты под логотипом Norge, который свидетельствует о высоком качестве рыбы. Первым брендом, получившим товарный знак, стала сельдь "Матиас". Сегодня филе с логотипом Norge доступно только в белорусских магазинах.

В мире экс-СССР Беларусь
Добавьте RG.RU 
в избранные источники