Новости

До конца года будут приняты важные для бизнеса законопроекты
Последние месяцы года традиционно становятся самыми ударными в работе Госдумы. Депутаты стараются завершить рассмотрение взятых в работу законопроектов. Но далеко не все из них получат в 2015 году окончательное одобрение. Председатель Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников рассказал "РГБ", как идет работа над законопроектами, в которых заинтересован бизнес.

- Этой осенью Госдума должна была рассмотреть во втором чтении "предпринимательскую" статью и ее возвращение в УК РФ. Но вот уже декабрь, а рассмотрение до сих пор не состоялось. В чем проблема с этим документом, готов ли он ко второму чтению?

Павел Крашенинников: Для начала напомню, что у нас была мошенническая статья еще с советских времен, под которую подходили все мошенники. Но жизнь меняется и экономика тоже. Сложилась ситуация, при которой часто правоохранители стали рассматривать неисполнение гражданско-правовых договоров как мошенничество. Но неисполнение договоров должно наказываться ответственностью в виде штрафов, пени, возмещения ущерба. В тюрьму таких нарушителей отправлять не нужно. И тогда появилась идея ввести статью в предпринимательской сфере за мошенничество, которое заключается в том, что договор не был исполнен сознательно. То есть он с самого начала заключался для того, чтобы его не исполнять. Но Конституционный суд РФ решил, что ответственность не соответствует деянию, и отменил эту статью.

- Если я не ошибаюсь, речь не шла об отмене. Статья требовала корректировки, на которую отводилось полгода.

Павел Крашенинников: Но если ее не откорректировать, то через полгода эта статья утрачивала силу. Полгода прошло, и статьи не стало. Мы к этому времени смогли принять законопроект только в первом чтении. Сейчас мы подготовили текст документа, но пока не можем никак с ним пробиться.

- Почему так медленно идет принятие законопроекта?

Павел Крашенинников: Первая причина - правоприменительная. Правоохранительным органам проще работать по общей статье. И они не все готовы разделять, в каком конкретном случае цемент не привезли случайно, а в каком и не собирались его привозить. Кроме того, статистика мошенничества растет, что убеждает власть в том, что не надо сейчас вводить отдельную статью, надо судить всех по основной.

Противники у этой статьи есть в правительстве, в Госдуме тоже не все на стороне этого законопроекта. Среди сторонников - уполномоченный по делам бизнеса Борис Титов и "Деловая Россия". Мы с ними в этом случае солидарны в том, что статья должна быть. Чем больше критериев в уголовной статье, тем справедливей наказание.

- Какие ваши прогнозы по этому документу? В осеннюю сессию он будет рассмотрен?

Павел Крашенинников: Мы будем предлагать различные варианты поправок. Отсутствие такой нормы ущемляет интересы не только бизнеса, но и потребителей тоже.

- На второе чтение можно надеяться?

Павел Крашенинников: Я надеюсь. Но если быть реалистом, шансов в этом году с каждым днем все меньше и меньше. Тем более сессия заканчивается. В декабре обычно идет рассмотрение законопроектов во втором-третьем чтении. Концепции в конце года уже практически не обсуждают.

- Раньше вы говорили, что в октябре будет готов Единый процессуальный кодекс?

Павел Крашенинников: Да, но готов и принят - это разные вещи. Что представляет собой этот кодекс? После объединения двух судов (ВС РФ и ВАС РФ) встал вопрос об объединении процедур. Поэтому появилась инициатива объединения АПК и ГПК. Вначале мы подготовили концепцию, утвердили ее. Сейчас у нас закончился срок сдачи всех глав. Сразу скажу: все сдано. За исключением главы, в которой должна быть устранена проблема, связанная с кассацией. Сейчас у нас двойная кассация в арбитражной системе. Это самая больная тема. И при подготовке Единого процессуального кодекса мы хотим эту проблему решить.

Инфографика "РГ" /. Фото: Леонид Кулешов / Ирина Жандарова

- Как ее можно решить?

Павел Крашенинников: Можно просто "вырубить" эту процедуру. Но это неправильно. Один из вариантов решения - ввести приемлемость для второй кассации. То есть не в 100% случаев разрешать подавать на вторую кассацию, а установить какие-то критерии для этого.

- Юристы говорят, что уже начинают привыкать ко второй кассации.

Павел Крашенинников: Юристам чем больше кассаций, тем больше денег. Они зарабатывают на этом. Но нам нужно делать систему не для адвокатов, а для людей.

- Как сейчас объединенный суд работает без этого кодекса?

Павел Крашенинников: Он работает по старой системе, но с двойной кассацией. Сейчас ВС РФ выпустил много постановлений пленуму, разъяснений, чтобы установить единообразную практику. Раньше у ВАС РФ и ВС РФ была неодинаковая практика, поэтому требуется пройти этот этап.

- Как скоро кодекс будет принят?

Павел Крашенинников: В наши задачи не входит ускорять этот процесс. Мы хотим провести эту работу качественно. Поэтому будем предлагать кодекс на обсуждение профессиональному сообществу, собирать отзывы. Я думаю, мы представим его общественности уже в декабре - январе.

- Вы ранее говорили, что надеетесь на принятие в осеннюю сессию закона о третейских судах. Какова его судьба?

Павел Крашенинников: Я очень надеюсь, что мы примем этот документ. Потому что это позволит большое количество дел перевести в более дешевую, более практичную плоскость и в менее долгосрочную.

- Как изменит этот документ работу третейских судов?

Павел Крашенинников: Мы все-таки переходим на третейские суды только при некоммерческих организациях. У нас большинство третейских судов - это приличные суды, но есть незначительное число судов, которые называют "карманными". Это изменение должно устранить такие суды.

Решено упорядочить всю систему третейских арбитражных судов. У нас есть дискуссия, насколько допускать споры с госучастием в третейские суды. Могут ли быть арбитрабельны споры с участием госимущества? Могут ли быть споры с участием вообще государственных интересов? Прокуратура и некоторые другие госорганы считают, что не могут. Но у нас почти везде государственные интересы. И исключить их полностью из компетенции третейских судов практически невозможно.

Много поправок к этому документу. Сейчас определяемся с тем, кто может быть судьей третейского суда, как суд будет работать, кто может его закрыть. Кроме того, нужно сделать поправки в АПК и ГПК, потому что решения этих судов могут быть обжалованы, и порядок их обжалования - это большой пакет поправок.

- Если этот закон будет принят в конце 2015 года, то когда он вступит в силу?

Павел Крашенинников: Точно не с 1 января. Нужно, чтобы после публикации какое-то время прошло. Это даст третейским судам время подготовиться к изменениям. Скорее всего, вступление будет поэтапное с 1 сентября 2016 г.

- Последнее время звучат призывы упорядочить работу адвокатов, ввести специальный реестр, не допускать в российские суды иностранных специалистов. Как вы к этому относитесь?

Павел Крашенинников: Ни одного нашего адвоката и юриста где-нибудь в Европе не пустят в суд. У нас же в судах могут выступать иностранные адвокаты, и им для этого ничего не нужно. Должен работать принцип взаимности. Если есть иностранный адвокат, допускать его в наш суд нельзя. Только в том случае, если он получил российское образование.

Ректор Санкт-Петербургского государственного университета Николай Кропачев вообще предлагает создать реестр, в который адвокаты будут включаться только после экзамена. Это, кстати, избавит адвокатов от необходимости ходить в суд с документами, подтверждающими право вести дело. К сожалению, создание такого реестра не в нашей компетенции, хотя мы и поддерживаем его появление.

Инфографика "РГ" /. Фото: Леонид Кулешов / Ирина Жандарова