Новости

01.12.2015 20:35
Рубрика: Культура

Хорошо забытое новое

Третий фестиваль современной хореографии "Диана Вишнева. Контекст" подвел итоги
Фестиваль "Контекст" вырос из союза личной воли и объективных обстоятельств. Диана Вишнева, перетанцевав всех возможных принцесс, лебедей и Жизелей, стала искать для себя современный репертуар. Российский зритель, хоть и насмотрелся программ contemporary dance на "Золотой маске" и гастролях, третий год раскупает залы, доверяя имени примы-балерины и вкусу куратора фестиваля Самуэля Вюрстена, худрука Роттердамской академии танца и Голландского фестиваля танца. Они, впрочем, гарантируют не феерическое качество, а именно контекст, что делает фестиваль живым и уязвимым. В этом году он в течение пяти дней и представил три ключевых события.

Балерина проводит конкурс молодых российских талантов. Курирует эту область экс-солистка Большого театра Анастасия Яценко. В этом году было полсотни заявок. Отобрали шесть, и к вечеру в рамках фестиваля полдюжины претендентов приготовили миниатюры. Половина отливает драмбалетом с сентиментальными перепевами "Станционного смотрителя", "Русалочки" и мук композитора среди трех бутафорски ножек большого рояля. Половина толкует об экзистенциальном с акробатической удалью (Михаил Колегов), мрачным переживанием смерти (АринаТростянецкая) и некоторой способностью к танцевальному обобщению (Константин Семенов). Последний стал любимцем жюри, получив стажировку в парижском данс-ателье Каролин Карлсон.

Сенсацией "Контекста" стал вечер американской компании знаменитой Марты Грэм. Так уж странно вышло, что на наших просторах мы видели условных детей, внуков и даже правнуков легендарной матушки классического modern dance, но созданная ею в 1926 году труппа прибыла в Россию впервые.

Казалось бы, стиль матери-основательницы, прожившей вровень с веком (1894 - 1991) и еще в балетной школе поперек девочковых норм заявившей, что "не хочет быть ни деревом, ни цветком, ни волной", должен был либо нещадно устареть в своем феминистском пафосе, либо стереться без авторского пригляда. Ничего подобного. В отличие от ниспровергателей без царя в голове великая Марта строила революцию не на эмоциях, а на прочной базе новой техники сжатия - расслабления, закаляя и заодно очищая от примесей текучую танцевальную форму. Ее принцип исповедовался потом во многих классах и у многих авторов, но Грэм и здание на фундаменте построила крепко. Умноженные синхронным движением фурии-суфражистки в боевом миноре "Шагов на улице" выпрыгивают в пространство, каждый жест сдержан и отточен, каждая кисть собрана ладьей, а ноги штопором тормозят путь из кулисы в кулису. Эта упоительная экстатика пригвождает вопреки программке, заботливо указывающей датой производства 1936 год, и выглядит современнее менее талантливых опусов сего дня. Также строго смотрится "Весна священная", поставленная Мартой Грэм уже в 80-х. Лишенный половых, эстетических и каких либо других признаков вид homo sapiens терзает себе подобного по праву сильного - и тема, и способ выражения страшно актуальны. Начинал и завершал фестиваль одноактный Live в исполнении Дианы Вишневой, поставленный голландским мэтром Хансом ван Маненом. Он целиком и полностью завязан на героине и смешивает проекцию видеокамеры с живым движением, а придуманную для сцены историю с личной жизнью. По соцсетям ходит видео с репетиции Ханса ван Манена с его назиданием Диане Вишневой "Это должно быть очень нарциссично". В результате балерина балансирует между образом беззащитного большеглазого олененка и женщиной вамп, стараясь нащупать в Live что-то свое. Во всяком случае, как гарант качества фестиваля "Контекст" она уже кое-что нащупала и смогла определиться.

Культура Театр Музыкальный театр
Добавьте RG.RU 
в избранные источники