Парадоксы обыденного сознания

В широкий прокат вышел первый полнометражный фильм Виктора Демента "Находка". И надо сказать, что дебют режиссера, доселе отметившегося лишь прескверной телевизионной экранизацией пьесы Александра Вампилова "Прошлым летом в Чулимске" (которая прежде была с куда большим успехом перенесена на экраны Глебом Панфиловым), оказался весьма впечатляющим.
 Фото: Кинокомпания "Фигаро"
Фото: Кинокомпания "Фигаро"

Демент решил поддержать отрадную тенденцию возвращения на киноэкраны классики литературы СССР - картина снята по мотивам повести замечательного советского писателя-гуманиста Владимира Тендрякова. И хотя сюжет сохранился почти без изменений, а диалоги и реплики персонажей, как правило, слово в слово повторяют оригинальный текст, кое-какие отличия работы российского кинематографиста от произведения советского литератора есть, и они бросаются в глаза.

Творческое вмешательство в некоторые мелкие детали произведено сценаристом (в этом качестве выступил сам Демент) определенно не без причин. Но в первую очередь обращает на себя внимание то, что создатели фильма решились на попытку усложнить главного героя и тем самым расширить пространство для духовного и интеллектуального маневра. И - удивительное дело - им это удалось. Что немаловажно - без принципиального искажения задумки и этических выводов Тендрякова, в произведениях которого на последних всегда делался акцент.

Герой повести - суровый инспектор рыбнадзора Трофим, считающий себя олицетворением закона и непреклонно карающий нарушителей за каждую рыбешку, пойманную не по регламенту. Этим он давно настроил против себя жителей всех деревень, расположенных на его участке в глухой Тайге. И искренне недоумевает от такого отношения, ведь заслужил он его лишь строгим следованием букве закона. Недоумение быстро перерастает в обиду и ответную неприязнь. В таком непростом мире и живет инспектор Трофим.

В фильме же своей фанатичной преданностью законодательству Трофим лишь прикрывает природную жестокость, а его мизантропия - не реакция, а давно сложившаяся жизненная философия. И чтобы сомнения в этом отпали, Демент прячет в его шкафу покрытый озерным илом скелет, а в руки взамен потерянного (а не брошенного, как в повести) ружья вкладывает новое. Одновременно исчезают мотивы, которые могли восприниматься как "классовые", хотя на самом деле и они, конечно, были исключительно личными. И именно личный характер драмы подчеркивается переносом событий в наше время, однако вычислить это можно не без труда - по мелькнувшему в кадре относительно современному телефону-автомату. Недаром сам режиссер перед премьерой дал понять: фильм совсем не об эпохе. И материал для этого был выбран крайне удачно - даром, что написана "Находка" была в 1965 году.

Путь героя к нравственному перерождению, замечательно изображенный Алексеем Гуськовым, оказывается еще тяжелее и парадоксальнее. При том что внешние причины, подтолкнувшие к нему, остаются почти теми же, этот процесс не завершается вплоть до самого финала картины, когда только случайность отводит от беды и помогает сказать окончательное "да" новым отношениям с миром. А мир, который окружает Трофима, несмотря на свою невероятную красоту (и это в "Находке" передано блестяще - картина неслучайно получила приз за лучшую операторскую работу на Кинотавре; отдельной похвалы достоин отличный саундтрек), порой оказывается не менее мрачным, чем его внутренний ад.

Впрочем, последний остается главным местом действия "Находки", особенно - в ее киноадаптации. Ведь даже после пробуждения ранее скрытых чувств, давшегося невероятными усилиями, скелеты из шкафов никуда не деваются, даже наоборот - начинают особенно звонко греметь костями. И это тоже включено в цену, которую приходится платить за стремление жить дальше и вечно искать себе оправдание пусть и запоздалыми, но никогда не бессмысленными проявлениями человечности.

4 мюзикла из 3 театральных столиц России Поделитесь впечатлениями о фестивале