Новости

Россияне смогут вложить деньги в поиски золота
Россияне смогут вложить свои сбережения в геологоразведку золотых месторождений. Учитывая, что в 2016 году цена тройской унции желтого металла (31,1 грамма) может упасть до тысячи долларов, настанет самое удачное время для подобной инвестиции.

Это может подстегнуть рост производства драгоценного металла в стране и дать шанс уже накопленному капиталу прирасти золотым блеском.

О том, кто сегодня вкладывает деньги в отрасль, от чего зависит стоимость золота и почему у БРИКС есть все шансы окрепнуть за счет драгметалла, "Российской газете" рассказал председатель Союза золотопромышленников РФ Сергей Кашуба.

В недрах России кроется 12,9 тысячи тонн золота, но мы добываем немного - 288 тонн по итогам 2014 года. Сергей Григорьевич, что нужно, чтобы сделать рывок?

Сергей Кашуба: Собственно из недр добыли мы еще меньше - 253 тонны. С учетом попутного золота и производства золотосодержащих концентратов оставшиеся 35 тонн пришлись на вторичное производство. Для рывка нужна свежая геологоразведка.

Ею в мире занимаются юниорные компании. В каждую из них входят несколько геологов, которые привлекают инвестиции и занимаются поиском месторождений. Подчас у них нет техники, поэтому они обращаются к сервисным компаниям. Те в свою очередь дают им возможность вести бурение и пробивать канавы. Постепенно, по мере обнаружения месторождения, получается привлекать капитал.

За рубежом акции юниорных компаний обращаются на биржах. Подобная практика распространена в Торонто, Лондоне, Австралии, США, Гонконге. Последние пять лет мы изучали этот метод инвестирования и пришли к выводу, что пора создать такую площадку на Московской бирже.

Когда будет запуск площадки?

Сергей Кашуба: В течение полугода-года мы подготовим около 10-20 таких проектов. Инициативу уже обсудили на министерском уровне, с ЦБ, банками и геологоразведочными структурами.

Так как в Китае тоже есть подобные площадки, хотелось бы задействовать опыт КНР, в том числе соединить китайскую и московскую биржи, чтобы интерес к российским проектам транслировался на китайское инвестсообщество.

Биржевики согласны, что нужно начать с того, что блестит - с золота, а потом привлекать к этому другие сырьевые товары - уголь, железную руду и прочее.

Человек с небольшими личными сбережениями сможет вложить деньги в юниорную компанию?

Сергей Кашуба: Да. Активы юниорных компаний стоят не так дорого. Как правило, на первом этапе капитал составляет от одного до 10 миллионов долларов, а долю в компании приобрести можно небольшую. Таким образом формируется база инвесторов.

Есть ли она в России? Какая она? Какой у нее аппетит к геологическому риску? Это мы и хотим вначале выяснить. Подобное инвестирование должно приглянуться тем, кто хорошо понимает этот бизнес, в том числе геологам, горнякам, финансистам.

Кто из иностранцев сегодня вкладывает деньги в нашу золотую отрасль?

Сергей Кашуба: Около 25 процентов инвестиций в золотодобычу в России - иностранные. Основные зарубежные инвесторы - Великобритания и Канада. Золото, добытое на эти средства, всегда остается российскому рынку.

В 1990-х годах нам некоторые иностранцы предлагали инвестиции в виде тракторов или техники, но практически никто на такие "вложения" не купился - все реальные инвестиции пришли в денежной форме. Но с 2008-2009 годов зарубежный капитал в отрасль практически перестал приходить, так как его заместил российский. Сейчас постепенно отрасль снова начала испытывать недостаток инвестиций.

Как санкции отразились на работе российских добытчиков золота?

Сергей Кашуба: Золотовалютная отрасль - интернациональная, у нее нет границ, потому что желтый металл свободно перемещается через биржи и банки, постоянно идет обмен передовыми технологиями. Поэтому инвестиции, вне зависимости от ситуации, всегда шли из Канады, Австралии, США, Великобритании, немного из Китая, Гонконга... Кто только не вкладывал в нас деньги.

Следующее десятилетие будет нелегким. Главная задача - разработать схемы привлечения денег через фонды, кредиты и прямые инвестиции. Основные факторы, которые над нами довлеют, - глобальный мировой кризис, трудная ситуация в сырьевой экономике России, а также санкции и низкие цены на золото.

Трудности с привлечением инвестиций сейчас есть не только у отечественных золотопромышленников. Кризис до канадских юниорных компаний добрался в конце 2011 года, а до наших - только в 2014-м. Из-за девальвации рубля в этом году нам стало немного легче, так как золото - валютный товар, его считают в долларах, а тот укрепился в рублевом выражении вдвое.

Когда в золотую промышленность России начал приходить осязаемый капитал?

Сергей Кашуба: Это было в 2002-2004 годах, как раз тогда мы совершенствовали законодательство. Нужно было, чтобы иностранному инвестору было интересно здесь работать, а значит, необходимо было "подтянуть" условия работы в РФ до международных.

Минприроды и Роснедра, видимо, услышали наши чаяния, благодаря чему удалось многое изменить, но не законодательными инициативами, на реализацию которых уходит два-три года, а внесением изменений в ведомственные инструкции и правительственными постановлениями. Это заметили даже иностранцы.

Как зарубежный бизнес оценивает нашу золотодобывающую промышленность?

Сергей Кашуба: Россия - идеальная страна для открытия новых месторождений мирового класса, особенно на Дальнем Востоке. И это не только мое мнение: аналогичное высказал глава английской горнодобывающей компании Томас Эдвард Боуэнс.

Считается, что на Западе работать безопасно, но в Чили, Канаде и даже Австралии останавливается разработка месторождений, что отпугивает инвесторов. В России такого не было ни разу.

Банк России в 2014 году выкупил 171 тонну золота для резервов. Это дало отрасли поддержку?

Сергей Кашуба: Покупка золота нашим ЦБ - это правильный и патриотический шаг. Это процесс, запущенный президентом Владимиром Путиным в 2006 году. Он стал элементом прозрения.

Скупка золота мегарегулятором выгодна, это поддерживает добытчиков и дает другим странам пример снижения зависимости от доллара. Самое главное - ЦБ покупает золото за рубли, а не за доллары на международном рынке. Хотелось бы, чтобы Банк России продолжил скупку драгметалла. За январь-август 2015-го в его резервах уже скопилось 112 тонн золота, и лучше было бы - 200 тонн по итогам года.

Но важно поддерживать еще и рост внутреннего потребления. Здесь у нас одна проблема: НДС на мерные слитки для физлиц. Приходится уплачивать 18 процентов налога, что россиянам невыгодно. Мы уже десять лет говорим о том, что НДС нужно снять.

Говорят, в Китае золотой слиток можно купить в ювелирном магазине и не платить за это налог.

Сергей Кашуба: Да, и там очень высокое потребление такого товара, а сами слитки - очень красивые, это произведения искусства. За первые три квартала 2015 года китайцы купили 860 тонн золота в виде мерных слитков и ювелирных изделий, а по итогу года планируют выйти на тысячу тонн.

В России же купить слиток золота, серебра или другого металла можно только в сертифицированном банковском хранилище, причем с уплатой НДС. Если бы у нас внедрили схему наподобие китайской, то можно было бы свободно покупать и продавать такие изделия, за счет чего произошел бы огромный переток денег и золота.

Так как такой возможности у россиян нет, они стараются вкладывать деньги в недвижимость и валюту. Чтобы изменить положение вещей, Союз золотопромышленников стал сотрудничать со Всемирным советом по золоту, который помог КНР выйти на современный, более простой уровень потребления золота.

С начала года золото ведет себя неоднозначно: цены на него то падают, то взлетают - какая его справедливая цена?

Сергей Кашуба: Мы придерживаемся мнения, что средняя цена золота в 2015 году составит 1150 долларов за унцию, и пока есть все тенденции к исполнению прогноза. Если в 2016 году предложение физического золота останется на высоком уровне, то это не поддержит цену. Другие факторы, которые мешают цене расти, - укрепление доллара, слабый рост мировой экономики и замедление темпов экономики КНР, лидера по добыче и потреблению золота.

Свою роль в движении цены сыграет решение Федрезерва США о повышении базовой учетной ставки. Если это произойдет, то унция подешевеет до тысячи долларов. В противном случае, ждем среднего уровня 1150.

В этом году производство остановилось на каждом десятом месторождении в мире. Нам есть, чего опасаться?

Сергей Кашуба: Таких драматический событий в российской отрасли не произошло: она чувствует себя неплохо, в основном за счет девальвации рубля. В 2014 году мы произвели 288 тонн золота, в этом - планируем 291 тонну. Можно с уверенностью сказать, что прогноз исполняется: за январь-сентябрь мы обогнали темпы добычи 2014-го (плюс 1,2 процента).

БРИКС на золотых началах

В топ-20 стран мира, которые добывают золото, входят почти все члены БРИКС. Может ли этот союз противопоставить золото доллару?

Сергей Кашуба: Противопоставить - нет, а вот существенно нарастить свою опору на золото - да. Общий объем золота в резервах стран БРИКС сегодня составляет 3811 тонн (по итогам 2014 года было меньше почти на тысячу тонн), а суммарное производство золота - 30 процентов от общемирового.

Потребление желтого металла в странах БРИКС - 45 процентов от общемирового уровня. То есть пять стран скупают больше, чем производят, а значит, есть перспектива развивать свою добывающую отрасль.

Новому банку развития БРИКС, уставной капитал которого номинирован в долларах, придало бы больше стабильности наличие у него запасов золота в размере 10-20 процентов. Учитывая, что уставной капитал банка - 100 миллиардов долларов, то доля золота составила бы 10-20 миллиардов, или до 500 тонн при условной цене 1200 долларов за тройскую унцию.

Инфографика: РГ / Леонид Кулешов / Александра Воздвиженская
Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке