Новости

10.12.2015 19:38
Рубрика: Общество

Откройте глаза!

Долгое время никто не замечал, как в Астрахани незрячего сироту выгнали из общежития из-за собаки-поводыря
В Астрахани разгорелся скандал вокруг судьбы 21-летнего незрячего выпускника школы-интерната. Вячеслава Глинкина выгнали из общежития из-за собаки-поводыря. Вместе с четвероногим другом слепой парень стал бездомным. Хотя уже давно он должен жить в квартире, положенной сироте по закону.

- Зрения я лишился в три года. Я этого не помню, но мне рассказывали, что меня била мать. Очень сильно, по голове. Потом я попал в больницу, затем в интернат... Почему не сделали операцию? Я не знаю. Сейчас я живу в кромешной тьме, и глаза мне заменяет Оливер, - говорит Вячеслав, обнимая своего поводыря.

Пес помогает своему хозяину передвигаться по улице: преодолевать бордюры, обходить столбы, лужи, фонари. Он знает команды и, кажется, чувствует своего владельца даже на расстоянии.

Оливер - лабрадор, специально обученный для жизни с людьми, лишенными зрения. Такие собаки положены незрячим по закону. На собаке амуниция с красным крестом, что означает: это не просто питомец, а поводырь.

- Я полгода бился, чтобы получить собаку. Она мне больше чем просто друг! - признается парень.

Родителей Вячеслава лишили родительских прав уже после того как у мальчика выявили патологию. Тогда из семьи забрали также его брата и сестру. Потом мать восстановилась в правах в отношении сына и дочери. А вот о незрячем ребенке будто забыла...

Детство сироты при живых родителях прошло в Астраханском доме-интернате для слепых и слабовидящих. За все время мать ни разу не навестила. Отец приходил. Да и то, говорят, интерес к больному сыну был явно корыстный.

Пока дети находятся на гособеспечении, их пенсия копится на сберкнижке. К моменту выпуска у Славика на ней было более 300 тысяч рублей. Своими сбережениями он щедро делился с отцом, у которого от второго брака родилось еще четверо детей.

- Четыре года назад на очереди я был пятым. Так надеялся быстро справить новоселье! Но не тут-то было. Оказалось, теперь я... четвертый, - печально вздыхает мой собеседник.

Согласно региональному законодательству дети-сироты имеют первоочередное право получения квартиры. Но только там, где они были прописаны на момент включения их в очередь. Вячеслав Глинкин родом из Лиманского района. Однако там социальное жилье не возводят уже много лет...

Окончив интернат, Вячеслав поступил в Астраханский губернский техникум. Его друг решил стать музыкантом. В общежитии от музучилища с разрешения руководства поселился и Глинкин. Все было хорошо, пока у слепого парня не появилась собака.

- Мне сказали, что с животными здесь не место, и указали на дверь. Но как я могу отказаться от Оливера? Мы ушли вместе.

Вот что говорит сегодня Сергей Киселев, директор Астраханского музыкального колледжа:

- В 2013 году мы пошли на встречу Вячеславу Глинкину и предоставили ему место в общежитии, хоть он и не являлся нашим учащимся. Он поселился в комнате вместе со своим другом по интернату. Но тот, спустя год, решил, что музыка это не его, был отчислен и вскоре съехал. А к Глинкину мы подселили другого парня. Когда инвалид обзавелся собакой, у его соседа по комнате проявилась аллергия, и разгорелся конфликт...

К тому моменту друг Леша (у него сильнейшая близорукость) уже въехал в выделенную для него в Астрахани квартиру. И чтобы Слава не остался на улице, предложил поселиться на время у него.

Пенсия по инвалидности - 12 тысяч рублей. Вот и весь доход Вячеслава. Но, говорит, на пропитание и ему, и Оливеру хватает.

Быть слепым, конечно, непросто. Но Слава привык. В квартире он ориентируется отлично. Самостоятельно справляется со всеми домашними делами.

Стиркой, уборкой, глажкой.

- Готовить я люблю. Правда режу криво. А когда чай в кружку наливаю, боюсь пролить. Приходится палец подставлять, порой обжигаюсь.

Смотреть на красавца Оливера без умиления невозможно. Однако Вячеслав столкнулся с определенными сложностями.

- Не пускают в кафе и рестораны, выгоняют из магазинов. Мол, с собаками нельзя! Или же предлагают взять пса на руки: так можно. Но как я буду нести 30 килограммов? Да и поводырь для того, чтобы меня водить, а не чтобы я его носил.

История незрячего инвалида первой группы не оставила в стороне астраханцев и жителей других городов. Под петицией в защиту Вячеслава Глинкина, направленной в правительство Астраханской области, подписались уже почти две сотни тысяч человек. В ней просьба принять экстренные меры и восстановить справедливость.

Руководитель музыкального училища в беседе с корреспондентом "РГ" заявил: о том, что кто-то обидел сироту, он узнал лишь тогда, когда об этом заговорила общественность. И сейчас он готов исправить ситуацию и выделить для парня и его пса отдельную комнату.

Подписанная сторонниками инвалида петиция также уже получена адресатом. О проблеме незрячего инвалида губернатор Астраханской области Александр Жилкин теперь осведомлен лично.

- Вячеслав Глинкин и его четвероногий друг без жилья ни в коем случае не останутся! - заверил глава региона корреспондента "РГ". - Моя принципиальная позиция: дети-сироты должны получать квартиры только в новых домах и в первую очередь. Обеспечение их жильем - одна из приоритетных задач для правительства Астраханской области.

- Но почему же ожидание своего угла для незрячего сироты растянулось на столько лет? Ведь Вячеслав Глинкин был включен в общий список детей-сирот, нуждающихся в жилье еще в 2004 году?

- В соответствии с законом Астраханской области сироты имеют право получать жилье только там, где были прописаны на момент включения их в очередь. 10 сентября 2012 года было вынесено судебное решение, обязывающее правительство Астраханской области предоставить Глинкину жилое помещение в Лиманском районе. Однако тогда там жилищное строительство не велось. Сейчас там начали возводить дома. Как только первый из них начнет заселяться (а это произойдет в 2016 году), Вячеслав Глинкин получит в нем квартиру. До этого момента ему уже предложено временное благоустроенное жилье, - подчеркнул Александр Жилкин.

Показатели в области, конечно, неплохие. Только вот почему самые обездоленные и лишенные не только семьи, но и зрения, все еще остаются на улице?

Комментарий

Елена Яковлева, редактор отдела "Общество":

Как обнуляются все наши большие идейные битвы - столетней выдержки споры "красных" и "белых", важность нобелевских речей и злой градус спора вокруг них - вот такими историями, как с Вячеславом Глинкиным.

Всем нам хочется смотреться в большое зеркало мировых разломов и расколов, а надо - в маленькое зеркало одной вот такой истории. Потому что в больших спорах мы ряженые. Рядимся в правильные слова о любви к Родине, об уважении к согражданам, мним себя героями дискуссий под руководством Андрея Малахова - о моральности и аморальности тех или иных человеческих поступков.

Согласно данным Всероссийского общества слепых, в России более 214 тысяч инвалидов по зрению и около 220 тысяч инвалидов по слуху. Но когда происходят вот такие истории, то понимаешь, что статистика ошибается. И слепы почти все мы.

Разве можно не видеть, что человеку, которому пес стал глазами, буквально некуда деваться. Его законное право на жилье никто не обеспечивает. При этом его еще лишают и временного жилья. Если у соседа аллергия, найдите Вячеславу другого соседа, другую комнату. Обозначьте перед властью вставшую проблему. Ведь как только ситуация стала гласной, оказалось: она интересна самому губернатору и, в общем, решаема.

На публичном свету - человеческое отношение и множество вариантов разрешения проблемы (слава богу, хоть этому выучились). А в тени - ничего не знаю, ничего не хочу слышать и видеть дальше инструкции по поведению в общежитии.

Как легко мы прячемся за формальными правилами - по инструкции с собаками нельзя заходить в магазины и кафе. А если собака- поводырь и без нее человек не может пройти? Это задача. Жизнь ставит их перед нами, обычными людьми, каждый день. И мы не готовы решать их по-человечески.

Смотрим в магазинную инструкцию как в последний закон на земле и позволяем себе любое ницшеанство, вплоть до избиения покупателя, запирания его в подсобку или грубой сдачи в полицию - ради следования всегда слепой к чужому горю инструкции.

Почему нас так упорно влекут стратегии наказания и лишения? Почему мы все время - все, от владельцев магазинов до охранников, - готовы уличить, поймать и наказать? Почему не готовы разрешать ситуации? Решать их, как задачу на подтверждение, что мы друг другу не чужие люди.

Как будто мы не знаем, что инструкции всегда полны запретов. А если эти запреты выводят нас к античеловечному решению, ну так что ж, мы легко "умываем руки". Выселяем на улицу инвалида по зрению и спешим включить "Пусть говорят...", чтобы бросать шары своих нравственных симпатий в ту или иную корзину. Но вот нравственных ли?

Последние новости