Новости

13.12.2015 23:00
Рубрика: Культура

Дальний Восток - дело оперное

Валерий Гергиев о том, как Мариинский театр соединит Петербург с Владивостоком
В эти дни Валерий Гергиев выступает в Германии с Мюнхенским филармоническим оркестром.

А накануне завершились большие гастроли артистов Мариинского театра по маршруту Пекин - Владивосток - Ханты-Мансийск - Самара. На этом пути Валерий Гергиев озвучил проект преобразования Приморского оперного театра в филиал Мариинского театра. Начиная с 1 января 2016 года Дальневосточный театр станет четвертой сценой Мариинки. Во Владивосток уже привезли "Пиковую даму" Петра Чайковского в постановке Юрия Темирканова. Во время концертного тура состоялся и "Рахманиновский марафон": от Пекина до Самары звучали фортепианные концерты и симфонические сочинения композитора.

Рахманиновская музыка заполнила всю афишу ежегодного фестиваля "Мстиславу Ростроповичу", который в восьмой раз прошел под руководством Валерия Гергиева в Самаре. По сложившейся традиции один из трех концертов на сцене Самарского театра оперы и балета - благотворительный. Постоянный участник фестиваля - Мариинский оркестр. Гостями здесь бывали Майя Плисецкая и Родион Щедрин, Наталья Солженицына, София Губайдулина, участниками - Анне-Софи Муттер (скрипка), Ольга Бородина (меццо-сопрано), Игнат Солженицын (фортепиано) и др. В этом году фестиваль представил в Самаре лауреатов конкурса Чайковского - Мирослава Култышева (2007), Даниила Харитонова и Люку Дебарга (2015), чьи выступления по накалу, нервному напряжению и абсолютной разнице творческих индивидуальностей напомнили об острых конкурсных коллизиях в Большом зале консерватории. Харитонов уверенно сыграл Первый рахманиновский концерт, Култышев - исступленно, исповедально в каждом звуке интерпретировал Второй и Третий концерты, а сверкающая полутонами и звуковыми красками трактовка Четвертого концерта Дебарга напоминала лирический поэтический поток. Гергиев, в свою очередь, представил монументальные версии Первой симфонии Рахманинова, связав ее с "богатырскими" форматами Мусоргского и красочностью Римского-Корсакова, Второй и Третьей симфоний, с их сложнейшей музыкальной драматургией, и тревожно-сумрачных "Симфонических танцев". Во время фестиваля Валерий Гергиев рассказал обозревателю "Российской газеты" о своих проектах и планах Мариинского театра:

Валерий Гергиев: В эти дни в Петербурге открывается культурный форум, год от года набирающий обороты. Он подводит итоги уходящего 2015 года, а для нас, музыкантов, это - год Чайковского. Хочется, чтобы за время, отделяющее форум 2015-го и форум 2016-го мы прошли через огромную программу - исполнения бессмертной музыки Прокофьева в год его 125-летия. Надеюсь, эта программа охватит многие страны, огромное количество знаменитых и юных музыкантов. Только что мы завершили фестиваль памяти Мстислава Ростроповича в Самаре. Я очень дорожу этим фестивалем и с удовольствием приезжаю в Самару - в этом году, кстати, уже во второй раз. Весной во время Пасхального фестиваля мы исполняли здесь Седьмую симфонию Шостаковича. И Первый канал сделал фильм, в котором речь идет о феномене Седьмой симфонии, о легендарном исполнении ее в блокадном Ленинграде и о не менее легендарном ее первом исполнении здесь, в Самаре весной 1942 года. Это очень важно, потому что нашему телевидению, связанному прежде всего с новостными задачами, не хватает внимания к искусству. Вот, сейчас по каналу "Культура" читали "Войну и мир" Льва Толстого - это колоссальная идея. Мы все-таки страна Толстого, и я сам осуществил уже около десяти постановок "Войны и мира" за многие годы, но оторваться было невозможно, я заслушался и чуть не опоздал на репетицию. Но я-то рос в то далекое время, когда по единственному каналу советского телеэкрана мы постоянно видели Плисецкую, Гилельса, Рихтера, Мравинского, Светланова, Ростроповича. Кондрашин вел на телевидении свои легендарные передачи. И все они помещались в 24 часа. А теперь у нас тысячи часов вещания, но приходится с фонарем искать то, что может заинтересовать любителей искусства.

- На фестивале Ростроповича вы представили лауреатов конкурса Чайковского. Насколько успешно они продвигаются?

Валерий Гергиев: С лауреатами конкурса Чайковского я выступал уже во многих городах мира - в Нью-Йорке, в Лондоне, в Бирмингеме, в Роттердаме, в Стокгольме, в Финляндии, в Пекине, в Японии, в Корее, на Тайване, в Мюнхене, в Баден-Бадене, в Вербье. Молодые музыканты, которых все знали по трансляциям с конкурса, заявляют теперь о себе в живых исполнениях. Мы только что выступили в Пекине с Джорджем Ли, с Люкой Дебаргом и Даниилом Харитоновым. А что такое Пекин? Это ворота в огромную страну, где живет более миллиарда людей, где миллионы пианистов. Джордж Ли, американец с китайскими корнями, был просто в ударе, он очень сильный пианист. Я наблюдаю за Дебаргом: это очень одаренный музыкант, который будет развиваться, он много читает, сочиняет музыку. Мы играли с ним Четвертый концерт Рахманинова в Пекине, в Ханты-Мансийске и в Самаре - и всегда по-разному. Обратил на себя внимание и Харитонов, который с блеском играл Первый концерт Рахманинова. Каждый из наших лауреатов по-своему одарен. Но дальше все будет зависеть от того, какой репертуар они подготовят, как смогут организовать свой образ жизни. Пока им трудно прогрессировать без помощи педагогов и старших коллег, но мы обязательно будем продолжать доводить их. Они получают огромную базу и международную платформу, и предложения идут не только от меня. В Самаре с нами выступил Мирослав Култышев, который 8 лет назад стал лауреатом конкурса Чайковского - интересный музыкант, я с ним тоже выступаю и думаю, что ничуть не менее важно сыграть в Ханты-Мансийске, Владивостоке или в Самаре, чем в Лондоне или в Нью-Йорке.

Мариинка на океане

- Новость, которая удивила всех - Приморский оперный театр во Владивостоке стал филиалом Мариинского театра. Это ваша идея или город сам не может освоить оперный театр?

Валерий Гергиев: Это не моя инициатива и это не эксперимент. Это предложение Владимира Владимировича Путина помочь становлению театра на Дальнем Востоке. Это хорошая идея, поскольку Владивосток - очень важный центр: рядом Корея, Китай, Япония. И если в Москву надо лететь 10 часов, то здесь везде - по часу-два. Предложение это нашло отклик в моей душе, потому что я хорошо знаю этот регион. Мы регулярно выступаем и в Корее, и на Тайвани. В Японию я езжу уже тридцать лет и бывал там раз 80. В Пекине в декабре 2007 года я открывал громадный Центр исполнительских искусств с оркестром и труппой Маринского театра. Тем более естественно, если мы постоянно бываем в Китае или Токио, то должны бывать и во Владивостоке. Мариинский театр здесь - один из мощных примеров того, как должен функционировать современный российский театр: это коллектив - работяга, с блестящими ресурсами труппы. У нас только в оркестре более 350 музыкантов: одни сейчас играют в Японии, мы, например, в Самаре, а 160 трудится дома, играя ежедневно по 3-4 спектакля. Мы даем тысячу спектаклей по всему миру, и залы переполнены и в Петербурге, и в Москве, когда мы там бываем, и в российских регионах, и в Америке. И ничто нас не сбивает со взятого курса: ни события вокруг Украины или Крыма, ни выкрики где-нибудь в Карнеги-холл, когда с нами почему-то связали принятие одного из российских законов. Так что коллектив Мариинского театра может помочь театру во Владивостоке пойти вперед, набрать репертуар, вырастить звездных исполнителей.

- Как технически может функционировать связь Мариинского театра и филиала: показали сейчас "Пиковую даму" Юрия Темирканова, и дальше декорации и костюмы спектакля остаются на Дальнем востоке?

Валерий Гергиев: Конечно: мы здесь сами с собой делимся. Надо привыкнуть к мысли, что мы полностью отвечаем за Владивостокский театр. Этот театр тоже Мариинский - Приморская сцена. У Мариинского театра есть сотни спектаклей, а это стоит миллиарды рублей. Надо быть практиками.

- Но чтобы постоянно летать из Петербурга во Владивосток, нужны специальные ресурсы, может быть даже собственный самолет?

Валерий Гергиев: Если мы выступаем в Ханты-Мансийске, в Казани, в Томске, в Кемерово, то при умной организации вместо того, чтобы лететь по 9-10 часов, можно и по 2-3 часа летать. Мы будем пробовать все. На открытие проведем телевизионную трансляцию торжественного гала-концерта на весь мир - и, прежде всего, для любителей оперы и балета в Корее, Китае, Японии, на Дальнем Востоке. К нам смогут прилететь из Сеула, из Саппоро, из Ниигаты, из Осаки, из Токио - соседей много. В Китае есть города, откуда 20-30 минут до Владивостока лететь.

- Думаете, они будут летать в русский оперный театр?

Валерий Гергиев: За Мариинским оркестром летают из Токио в Нью-Йорк. И из Сеула летают. И из Китая. Не тысячами, но летают. У нас много поклонников.

- И каким планируется первый сезон Приморской Мариинки?

Валерий Гергиев: Репертуар будет объявлен. Возглавит оперу Лариса Дядькова, выдающаяся артистка, которая пела во многих театрах по всему миру. У нее громадный опыт, и сейчас она много времени проводит во Владивостоке. С одной стороны, она хорошо знает труппу Мариинского театра, представляет его традицию, с другой стороны - мы будем вместе с ней оценивать возможности, которые имеются в театре во Владивостоке. Главное для нас - не коммерческие показатели: наши главные усилия должны быть брошены на просветительские и познавательные акции для детей, школьников и студентов. Только что я был несколько часов во Владивостоке, и первое, что сделал - подписал с ректором Дальневосточного университета договор, по которому Мариинский театр предоставляет возможность студентам бывать на спектаклях и концертах в театре, построенном, кстати, государством. Если говорить о государственном мышлении, то в Мариинском театре сотни спектаклей, а это огромное богатство - творческое и материальное. В следующем году 23 апреля Сергею Сергеевичу Прокофьеву исполнится 125 лет. У нас в Мариинском идут все его оперы. Дальневосточный театр тоже поставил "Повесть о настоящем человеке" и уже показал эту постановку в нашем театре. А мы могли бы в ближайший год показать все оперы Прокофьева во Владивостоке, просто их надо туда перевезти. Вот в таком творческом слиянии есть огромный потенциал. Самое главное, чтобы мы, смешивая возможности Мариинского театра и коллектива, который уже там существует, находили лучшее решение.

- Во Владивостокском театре так же представляют свою перспективу?

Валерий Гергиев: Если у меня появится ощущение ненужности нашего там появления, я буду первым, кто подумает, может, тут и без нас обойдутся? Но сегодня я считаю это необходимым и умным решением. Мы со своей стороны тоже заинтересованы, чтобы региональные коллективы выступали у нас. Только что в Концертном зале Мариинского театра выступал Омский оркестр. У нас выступали и Казанский симфонический оркестр, и Екатеринбургский, и Петрозаводский, и Кисловодский, и даже Якутский. Да, страна большая, дорого летать. Но я повторяю: то, чем мы занимаемся - не коммерция. Поэтому, потеряв на чем-то, найдешь в чем-то другом. А Мариинский театр привык работать в глобальных масштабах: мы выступаем в регионах России, в ближайшие месяцы будем выступать в Нью-Йорке, в Чили, в Бразилии, в Колумбии, в Мексике.

360 градусов музыки

- В новом сезоне вы возглавили Мюнхенский филармонический оркестр. Как выступаете с ним?

Валерий Гергиев: Я очень счастлив работать с Мюнхенским оркестром. Первые два-три месяца нашей работы прошли просто по какому-то райскому сценарию. Мы сыграли очень много произведений, как австрийско-немецкой традиции - Малера, Брамса, Брукнера, Рихарда Штрауса, так и русской. Мы даже провели уже с Мюнхенским оркестром и новый фестиваль "360 градусов", в программе которого состоялся прокофьевский марафон - все пять фортепианных концертов Прокофьева, а также сочинения Щедрина, Регера, Хартмана, Шенберга, Скрябина, Йорга Видмана, живущего в Мюнхене. Мы исполнили на фестивале 1 акт "Валькирии" Вагнера с очень хорошими солистами: Аня Кампе, Йохан Бота, Рене Папе. И мне нравится, что наши концерты вызывают огромный интерес и очень сердечную реакцию публики. И пресса предельно внимательна к нам. Мюнхен - это крупный музыкальный центр: Марис Янсонс руководит там оркестром Баварского радио, Кирилл Петренко - Баварской оперой, а я теперь - Мюнхенским оркестром.

- Что подразумевает "360 градусов"?

Валерий Гергиев: Это означает, что мы смотрим вокруг, пытаемся охватить все: сыграли уже "Ромео и Джульетту" Прокофьева, Шестую симфонию Чайковского, Скрипичный концерт и Серенаду для струнного оркестра Петра Ильича Чайковского, сыграли "Озорные частушки" и "Таню-Катю" Родиона Щедрина и многое другое. На фестивале мы выступали смешанным составом Мариинского и Мюнхенского оркестров, и отношения между оркестрами были изумительные.

- А как прошло расставание с Лондонским симфоническим оркестром?

Валерий Гергиев: У нас был большой прощальный тур: Вена, Париж. Люксембург, Нью-Йорк. С ЛСО я провел очень интересные 10 лет. Официально я возглавил оркестр в 2006 году, но к тому времени провел уже с ним около 80 концертов. За десять лет я выстроил огромный репертуар для ЛСО, включающий симфонии Прокофьева, Шостаковича, произведения Шимановского, Бартока, Стравинского, Дебюсси. Мы записали все симфонии Скрябина. И мне очень интересно играть и записывать бескрайний русский репертуар с оркестрами, подобными Лондонскому или Мюнхенскому. Они очень восприимчивы, быстро идут навстречу, что импонирует мне. Лондонский оркестр обладает почти "хамелеоновским" свойством быстро меняться, осваивать новый репертуар, а Мюнхенский - наоборот, крепко сидит в своих традициях: Брукнер, Бетховен, Малер. Сам Малер много дирижировал этим оркестром и играл премьеры своих Четвертой и Восьмой симфоний, "Песни о Земле".

Опера под Рождество

- В Мариинском готовится мировая премьера - новая опера Родиона Щедрина "Рождественская сказка". Это сюжет, который был заказан театром?

Валерий Гергиев: Я знал, что Родион Константинович давно думал об этом сюжете. Но я не могу допустить даже мысль, чтобы давать указания такому мастеру. Само название оперы оптимистичное: невозможно ведь написать депрессивную "Рождественскую сказку". Это большая, яркая, сверкающая партитура и для солистов, и для хора, и для оркестра - настоящее музыкальное пиршество, оперный "Щелкунчик". И для всех нас - это громадное событие, что Родион Константинович после ухода своей неповторимой, легендарной супруги Майи Михайловны Плисецкой сумел завершить свое произведение. Мы сделаем большую и, хочется верить, шикарную постановку "Рождественской сказки". Конечно, мы все в театре думаем о Майе Михайловне. Нас связывали особенные, пронизанные духовным наполнением человеческие и творческие отношения. Мы учились у нее. Само появление Маий Михайловны в зале, а она десятки раз приезжала к нам в Мариинский театр, магнетизировало публику, магнетизировало артистов на сцене. И то, что у нас в репертуаре сегодня такое количество произведений Родиона Щедрина, что у нас так великолепно идут опера "Мертвые души" и балеты "Конек-горбунок", "Анна Каренина", что так реагируют на изумительного "Очарованного странника" или на "Левшу" - когда у публики, да и у музыкантов на последнем хоре слезы идут, - это все огромное содержание работы двух великих людей в нашем театре. И я думаю, редко какому-либо коллективу в мире удается так связать свое настоящее с живой классикой. Нам это удалось.

Последние новости