Новости

16.12.2015 21:01
Рубрика: Экономика

Торговая рулетка

Неравный доступ в сети блокирует развитие конкуренции на Южном Урале
Челябинское управление Федеральной антимонопольной службы возбудило сразу два дела в отношении крупных ретейлеров, препятствующих доступу местных товаров на полки супермаркетов. Почему торговые сети не боятся многомиллионных штрафов, чем пытаются заменить входные бонусы и почему чиновников могут дисквалифицировать за незнание антимонопольного законодательства, на деловом завтраке в челябинском филиале "РГ" рассказала руководитель регионального УФАС Анна Козлова.

Анна Алексеевна, история с ограничением поставок местных овощей в торговую сеть "Ашан" вызвала большой резонанс. Сегодня бизнес готов биться за место на рынке?

Анна Козлова: Раньше мы слышали только устные жалобы местных производителей на торговые сети, но редко кто из них решался обратиться в УФАС с письменным заявлением. Сейчас ситуация меняется в корне: предприниматели Челябинской области готовы отстаивать свои права даже в судах.

Согласно статье 13 закона о торговле сетям запрещается поставщикам создавать дискриминационные условия. В случае с "Ашаном" переговоры о поставке местных овощей велись с 2013 года, но до сих пор договор не был заключен. Каждый раз находились "веские" причины для очередной отсрочки. Как минимум странно, когда с одним поставщиком документ подписывается за пару минут, а с другим переговоры длятся годами. Это, кстати, подтверждает электронная переписка, предоставленная руководством агрокомплекса.

Насколько я знаю, "Ашан" предоставить информацию отказался?

Анна Козлова: Да, и по этому факту сейчас рассматривается вопрос о возбуждении дела об административном правонарушении. Однако в наших полномочиях провести внеплановую проверку данной торговой сети, по результатам которой могут быть приняты меры антимонопольного реагирования.

Дело в том, что сети зачастую соглашаются на диалог только в том случае, если затрагиваются их коммерческие интересы. Пока же они понимают: выявлены лишь единичные нарушения, значит, большинство поставщиков не решится идти на конфликт, боясь потерять рынок сбыта. Именно поэтому доказать вину ретейлеров в суде бывает крайне сложно. Практика привлечения их к административной ответственности за нарушение закона о торговле подтверждает: очень редко суды оставляют в силе решения о многомиллионных штрафах, поэтому сети отчасти чувствуют свою безнаказанность. За время действия закона УФАС возбудило 12-15 дел в отношении торговых сетей, но ни по одному из них не последовало крупных штрафных санкций.

Даже если есть явные доказательства вины, как сегодня в случае с ЗАО "Тандер"?

Анна Козлова: Нами действительно установлено, на наш взгляд, явное нарушение в работе компании, известной потребителям под брендом "Магнит". Проверка, проведенная после обращения в Челябинское УФАС местного производителя, показала: из 56 поставщиков печенья в эту торговую сеть только восемь не имели договоров маркетинга. В настоящее время мы инициировали опросы поставщиков, чтобы определить, действительно ли они добровольно заключали такие договоры.

Поясню: в последнее время на рынке розничной торговли сформировался такой тренд - по сути, это новый формат известной системы бонусов, только теперь речь идет о заключении договоров на оказание маркетинговых или иных услуг, которые оплачиваются в полном объеме при заключении основного договора поставок, а вот оказываются ли они - это уже другой вопрос. Как выяснилось, одним из условий заключения договора о сотрудничестве с южноуральским производителем печенья как раз и было подписание договора маркетинга, что еще может быть квалифицировано как навязывание дополнительных платных услуг.

Барьеры в сетях провоцируют рост цен?

Анна Козлова: Они мешают развитию здоровой конкуренции на рынке продовольственных товаров. Напомню, антимонопольная служба не вправе напрямую влиять на рост цен, хотя сегодня ведомство и ведет регулярный мониторинг стоимости социально значимых продуктов питания. Наша основная задача - способствовать развитию конкуренции, а не применять карательные меры к тем компаниям, которые установили ценник повыше. Правда, в этом нас нередко упрекают потребители, требуя привлечь к ответственности или закрыть тот или иной магазин после очередного скачка цен. Но механизм работы у нас несколько иной: не запрещать, не уничтожать конкретный бизнес, а создавать на рынке условия, чтобы у покупателя всегда был выбор и возможность купить товар дешевле.

Но санкции работают против конкуренции, не так ли?

Анна Козлова: Мы видим, что запрет на импортные товары не опустошил полки, но зато предоставил фору местным производителям. Ну исчезли с витрин устрицы, лобстеры, а сейчас еще и турецкие помидоры - разве это многие заметили? Антимонопольный орган никогда не станет проводить мониторинг товаров премиум-класса. В нашем поле зрения только социально значимые продукты питания, оптовые цены на которые мы регулярно отслеживаем.

И монопольно высоких цен в регионе не зафиксировано?

Анна Козлова: Если раньше монопольное положение на рынке продуктов питания занимали местные хлебозаводы и молокозаводы, то сегодня, благодаря приходу сетей практически во все муниципалитеты области, ситуация изменилась. Сети заключают договоры централизованно, а затем поставки ведутся по всем городам. То есть в торговом ассортименте всегда присутствует продукция как местных пекарен и молокозаводов, так и крупных челябинских хлебозаводов и производителей молока из других регионов, а значит, у потребителя есть выбор.

Реестр компаний, занимающих доминирующее (монопольное) положение на рынке, с начала следующего года будет отменен. Сегодня в этом списке порядка 200 компаний Южного Урала, но в основном это субъекты естественных монополий, производителей продуктов питания там единицы. Реестр упраздняют ввиду того, что ситуация на рынке слишком динамичная и необходим ее детальный анализ в каждом конкретном случае.

Вчера был монополистом, а сегодня уже нет? И с торговыми сетями так же?

Анна Козлова: Не забывайте, к этой категории относят не только крупный ретейл, но и пару магазинов какого-нибудь ООО "Ромашка" в провинциальном городке, что не совсем справедливо, ведь штрафы им приходится платить одинаковые.

В Челябинской области насчитывается 44 продуктовых торговых сети, в городе Челябинске - 14, из них крупных - менее десятка. Штраф в размере двух миллионов рублей большой бизнес даже не почувствует, а малый - разорится. Челябинское УФАС ранее выступало с инициативой внести изменения в Кодекс об административных правонарушениях, чтобы установить в отношении торговых сетей оборотные штрафы, но инициатива пока не нашла поддержки на федеральном уровне. В следующем году предлагается вообще отменить антимонопольное преследование торговых компаний, если сумма их годового оборота не превышает 400 миллионов рублей. Это позволит значительно снизить нагрузку как на бизнес, так и на суды.

В четвертом антимонопольном пакете, вступающем в силу с 5 января 2016 года, предусмотрены и другие изменения, которые позволят бизнесу чувствовать себя свободнее. Так, выявив нарушение, антимонопольщики сначала вынесут компании предупреждение: в случае его исполнения не будет ни дела, ни штрафа. Такая практика действовала с 2012 года, но только по двум направлениям - навязывание монополистом контрагенту невыгодных условий договора и необоснованный отказ им же в заключении договора. Этот механизм очень хорошо себя зарекомендовал: в Челябинской области 95 процентов предупреждений регионального УФАС выполняются (по России - около 80 процентов).

С 2016 года институт предупреждений будет работать и по иным злоупотреблениям доминирующим положением, и по недобросовестной конкуренции. Да, кстати, и органам власти отныне также будем выносить предупреждения.

Есть необходимость наказывать чиновников?

Анна Козлова: Количество нарушений с их стороны в 2015 году выросло на треть: Челябинским УФАС возбуждено свыше ста дел в отношении органов власти. В основном это нарушения конкурентного законодательства, то есть принятие различных актов, ограничивающих конкуренцию, а также заключение антиконкурентных соглашений между органом власти и хозяйствующим субъектом.

Со следующего года за повторное нарушение антимонопольного законодательства должностных лиц органов власти ждет дисквалификация, в то время как раньше можно было отделаться небольшим штрафом. Отныне даже за впервые выявленное нарушение чиновник заплатит штраф в размере от 30 до 50 тысяч рублей, а за повторное, как я уже сказала, оставит должность. Альтернативного варианта законом не предусмотрено.

Видимо, пора чиновникам освежить знания в области антимонопольного законодательства?

Анна Козлова: И не только им. Есть даже установка на открытие кафедр конкурентного права в государственных вузах. Более того, возглавят их сотрудники антимонопольных органов. По России открыто уже 20 кафедр, но в Челябинской области пока ни одной. При этом мы отмечаем, что в нашем регионе низок уровень владения нормами антимонопольного законодательства как на государственной и муниципальной службе, так и в коммерческих компаниях. Более десяти лет назад мы настояли на введении спецкурса "Конкурентное право" в Южно-Уральском госуниверситете, недавно создана подкафедра в челябинском филиале РАНХиГС, но дальше процесс застопорился.

В то же время на федеральном уровне обсуждается возможность внедрения в деятельность предприятий антимонопольного комплаенса, то есть комплекса мер, направленного на соблюдение антимонопольного законодательства, что может привести к сокращению расходов компании на уплату штрафов. Но для южноуральских предприятий такие новшества пока в диковинку, в результате растет число нарушений антимонопольного законодательства и возбужденных дел. По данным Арбитражного суда Челябинской области, порядка 25 процентов всех рассматриваемых административных дел приходится сегодня на региональное УФАС.