Новости

17.12.2015 11:00
Рубрика: Экономика

Экосистема социального предпринимательства

Яремчук Антон Владимирович, заместитель директора направления "Социальные проекты" АСИ.

Антон Владимирович, добрый день! Прежде всего хотелось бы услышать от Вас определение социального предпринимательства. Что скрывается за этим термином?

Антон Яремчук: В России, да и во всем мире существует более 100 определений социального предпринимательства. Разные группы экспертов пытаются по-разному сформулировать это понятие. Но я бы для простоты сформулировал это как род деятельности на стыке благотворительности и традиционного предпринимательства.

Благотворительность у нас решает сложные социальные проблемы, которые не могут быть решены традиционным бизнесом. Причина в том, что они отвлекают большие ресурсы от основной хозяйственной деятельности.

Традиционное предпринимательство в свою очередь нацелено на получение прибыли. Так вот, социальное предпринимательство старается решать социальные проблемы, при этом зарабатывая или оставаясь хотя бы самоокупаемым.

На какой стадии социальное предпринимательство находится в России?

Антон Яремчук: В нашей стране сегодня социальное предпринимательство в зачаточном состоянии. Сейчас у нас формируется класс традиционных предпринимателей, мы проходим то, что европейские страны прошли лет 15-20 назад. При этом нельзя забывать о том, что само это понятие вошло в практику только в 60-х годах XX века. И пока мы адаптируем те практики, которые уже есть за рубежом.

Не рано ли мы начали приучать предпринимателей к социальной составляющей их бизнеса?

Антон Яремчук: Думаю, что нет. Разницу между социальным и обычным предпринимателем очень хорошо сформулировал лауреат Нобелевской премии Мухаммад Юнус. Он сказал, что социальные предприниматели больше радеют за свое дело сердцем, чем душой. То есть они хотят в первую очередь решить социальную проблему, чем получить прибыль. Похожие примеры были и в дореволюционной России. Достаточно распространенной была практика обучения людей из незащищенных слоев населения новым ремеслам, навыкам. Они трудились и приносили пользу обществу.

Есть ли статистика, сколько сейчас в России занимаются социальным предпринимательством?

Антон Яремчук: Строго говоря, не более одного процента от общего числа занятых в этой сфере. И это приблизительно. Я считаю, что социальный предприниматель это не тот, кто придумал некий благотворительный проект и живет за счет постоянного субсидирования, грантов и пожертвований. Это тот, повторюсь, кто еще и извлекает из такой деятельности личную прибыль.

Что сегодня в России мешает, а что может и должно помочь развитию этой области деятельности?

Антон Яремчук: Я думаю, что предпринимательству сегодня мало что мешает развиваться. Хотя, конечно, я должен был бы сказать про административные барьеры и прочее…

Налоговая нагрузка?

Антон Яремчук: Налоги всегда были, есть и будут. В рамках работы в Агентстве стратегических инициатив мы общаемся с огромным количеством предпринимателей. И колоссальные проблемы, которые бы полностью тормозили развитие бизнеса, ими не отмечаются. Другой разговор, что социальному предпринимателю нужно чуть больше помогать. Целесообразно было бы создать, например, механизмы налоговых льгот. Тем более, что тот социальный эффект, который социальный предприниматель оказывает обществу, можно подсчитать. Через снижение числа безработных и сокращение выплат пособий, например.

О каких преференциях кроме налоговых еще можно подумать?

Антон Яремчук: Во-первых, это распространение лучших практик. Существует очень много людей, которые являются социальными предпринимателями, но не знают об этом. Информация о других бизнесменах могла бы помочь им понять как все это работает, дать сведения о том, какие есть примеры такого рода деятельности за рубежом. В конечном итоге бизнесмены могут понять на какие механизмы поддержки они могут рассчитывать в России и за что, собственно говоря, побороться. Также через программу распространения лучших практик такие бизнесмены могут предложить региону в качестве дополнительной помощи свои проекты, чтобы самим в итоге развивать свой бизнес.

Когда появится такой информационный ресурс, объединяющий в себе информацию по социальному предпринимательству в России?

Антон Яремчук: Я предполагаю, что такие ресурсы уже есть, но о них мало кто знает. Большой пласт такой информации есть на сайте фонда "Наше будущее", что-то о социальном предпринимательстве можно узнать на сайтах других благотворительных фондов. Но вообще для всех социальных предпринимателей я бы предлагал изучить опыт банка "Грамин" Мухаммада  Юнуса. Там можно понять и методику построения бизнеса, и проблемы, и перспективы, и основные тренды. Кроме этого ежегодно проводится Глобальный саммит социального бизнеса, который также дает много информации.

Какое место в развитии социального предпринимательства сегодня занимает Агентство стратегических инициатив?

Антон Яремчук: Мы поддерживаем проекты. Мы проводим их через наш механизм оценки, экспертизы  и потом оказываем различные виды поддержки - информационную, методическую, организационную и т.п.. Думаю, что именно проектам социального предпринимательства мы будем уделять серьезное внимание, так как социальных проблем у нас много, а бизнесменов, которые готовы их решать, у нас мало. В этой связи мы будем говорить и о библиотеке лучших практик социального предпринимательства, чтобы их тиражировать.

Можно ли сегодня нарисовать портрет российского социального предпринимателя?

Антон Яремчук: Я бы сказал, что это скорее женщина, чем мужчина, хотя в целом почти 50/50. Во-вторых, это человек, который уже успешно состоялся в традиционном предпринимательстве, его интересуют не только прибыли, но и эффект для общества, по сути - что он после себя оставит. То есть социальный предприниматель не молодой человек, ему не 20-25 лет, а старше. Кроме этого это человек с неуемным желанием что-то изменять и активно следящий за современными инновационными трендами. Причина в том, что ему необходимо получать прибыль, одновременно отвлекая деньги на решение социальной проблемы. Для этого и нужны новые подходы, которые помогут сократить издержки и одновременно повысить производительность труда.

Если говорить о месте проживания, то это крупные города или поближе к тем, у кого могут быть социальные проблемы?

Антон Яремчук: Я думаю, что это все-таки сегодня чаще встречается в больших городах. Однако статистики нет и я не удивлюсь, если узнаю, что в каких-либо очень далеких поселках есть социальные предприниматели, о которых мы не знаем.

А какие черты есть у современного российского социального предпринимателя, от которых стоит избавиться?

Антон Яремчук: Несомненно, это иждивенческий подход и ощущения, что государство ему лично что-то должно. Мой опыт общения с крупными коммерсантами подсказывает, что они надеются только на самих себя.

Можете ли вы очертить примеры зарубежного опыта, которые стоит перенести на российскую почву? А какие у нас работать не будут?

Антон Яремчук: На западе социальное предпринимательство смещено в сторону благотворительности. В Германии, например, есть футбольная лига для детей, которые находятся в сложной жизненной ситуации. На протяжении 25 лет проходят футбольные матчи, продаются билеты, сувениры, приглашаются звезды большого футбола. Мне кажется, что такой проект в России не приживется, по крайней мере, сегодня.

А какой приживется?

Антон Яремчук: В Индии есть компания, которая организованно собирает мусор, передает его на переработку, часть средств идет на развитие, а часть тратится на решение вопроса с общественными туалетами. Такая практика, которая заключается в обустраивании среды, вполне реальна. Очень хорошо прижилась бы стандартная практика с привлечением к труду лиц из неблагополучных слоев населения, переобучению их или обучению новым профессиям на благо общества.

И в результате, к чему придет российское социальное предпринимательство через 5-10 лет?

Антон Яремчук: Я считаю, что развитие социального предпринимательства это естественный процесс, который идет с некоторой задержкой относительно развития традиционного предпринимательства. Как только у нас сформируется устойчивый класс бизнесменов, рано или поздно найдутся люди, которые будут вкладываться в решение социальных проблем. Я думаю, что через 10 лет у нас социальных предпринимателей будет как минимум в несколько раз больше, чем сегодня.

 

На правах рекламы

Экономика Бизнес РГ-Видео
Добавьте RG.RU 
в избранные источники