Новости

Начался процесс над священником, защитившим семью от пьяного дебошира
Конфликт настоятеля храма с жителем села Трубино Жуковского района Калужской области вчера дошел до суда. На скамье подсудимых - иерей Максим (Белоножкин), его обвиняют в умышленном причинении вреда здоровью средней тяжести.

Прихожане храма Воскресения Христова пришли в суд поддержать батюшку, маленький зал заседаний даже не вместил всех желающих. В свое время селяне даже собирали в защиту батюшки подписи.

История, привлекшая внимание к сельскому священнику, произошла в ночь с 8 на 9 марта. Около трех часов ночи в его дом постучали. Точнее, по словам отца Максима, кто-то начал ломиться в дверь, стучать в окна спальни. Этот грохот разбудил и испугал детей, заплакала 11-месячная малышка, испугалась старшая 4-летняя дочка. Священник открыл дверь и увидел на пороге пьяного парня. Хозяин дома предложил ночному гостю прийти поговорить утром, когда тот протрезвеет. Но он продолжал ломиться в дом. Что было потом, предстоит установить суду. Молодой человек очнулся в больнице с переломом челюсти... Как следует из записи в больничном журнале, 23-летний Валентин Прунов не помнит, как получил травму. Через два дня он выписался. И написал заявление в полицию, обвиняя в побоях отца Максима. Еще через день в деревню приехал его старший брат, и потерпевший отказался от всех претензий. Еще через месяц приехала мама Валентина - Евгения Боссерт, и заявление вновь было подано, ему был дан ход, в результате батюшка оказался на скамье подсудимых по обвинению в умышленном причинении вреда здоровью.

Защитник священника Оксана Сафарова ходатайствовала о переквалификации этого дела, настаивая на том, что это была самооборона. Адвокат обратила внимание на допущенные недостатки следствия, по ее мнению, расследование было односторонним, и просила вернуть дело в прокуратуру. Однако в этом было отказано: судья заявила, что все недочеты будут исправлены в ходе процесса, мол, всех выслушаем, если будут необходимы дополнительные экспертизы, - назначим.

На первом заседании были заслушаны показания пострадавшего Валентина Прунова и его друзей. Парень пояснил, что пришел к священнику потому, что было "тяжело на душе". Друзья признались, что перед этим они крепко выпили. Правда, запутались: кто, чего и сколько пил. Факт, что была водка, которую запивали пивом. Метания с подачей и отзывом заявления в полицию объяснил тем, что его отговаривал от ссоры со священником верующий брат. К тому же в полиции якобы ему объяснили, что, забрав заявление, придется отвечать за ложный донос, а, поскольку он отвечать ни за что не хочет, оставил свои претензии в силе.

Правда, как прозвучало в суде, первоначально он заявил, что батюшка ударил его в бровь, а челюсть он разбил, ударившись о землю. Но потом, когда экспертиза привела данные о переломе челюсти, изменились и показания потерпевшего: мол, били его в челюсть, а бровь разбил в падении. Словом, в нюансах той ночи, похоже, еще предстоит тщательно разбираться суду.

- Нет объективных доказательств квалификации причиненного вреда как средней тяжести, - пояснила "РГ" защитник священника. - Кроме того, получается, что преступник - тот человек, к которому врывались в дом и который защищал свое жилище, свою семью. Заявление о защите детей подала матушка Мария. Но эта жалоба о нарушении неприкосновенности жилища до сих пор не рассмотрена.

Как выяснилось, рассмотрение жалобы Марии Белоножкиной до сих пор находится в стадии "доследственной проверки". Следственные органы почти за полгода так и не определились - было нападение на дом священника или же надо дать отказ в возбуждении уголовного дела. Довольно странная нерешительность следствия в ответе на ключевой вопрос: была ли это самооборона?

Похоже, это ноу-хау калужских стражей порядка в рассмотрении подобных случаев. Напомним, несколько лет назад было принято постановление Верховного суда России, разъясняющее, что человек может защищать свою жизнь всеми возможными способами. Но ведь можно "не заметить" этой самообороны и возбудить дело по статье о причинении вреда здоровью?

Популярное на сайте