Новости

13.01.2016 21:12
Рубрика: В мире

Руки прочь от Германии!

Текст: (Марбург - Гифхорн - Москва)
Нападения мигрантов на женщин в Кельне стали шоком для немцев
Печально знаменитые новогодние события в Кельне, когда сотни выходцев с Ближнего Востока и Северной Африки безнаказанно нападали на женщин прямо в центре города, стали шоком для немцев. Но оказалось, что и до этих резонансных эксцессов в разных немецких городах беженцы совершали дерзкие преступления, которые замалчивались полицией и прессой. Корреспондент "РГ" оказался в эти дни в Германии и посмотрел, как простые граждане этой страны воспринимают кризис с приезжими.

Меркель заплатит

Нижняя Саксония, город Гифхорн. Здесь проживает одна из самых больших русскоязычных общин Германии. Приехав сюда в 90-х в основном из Казахстана, русские немцы вполне интегрировались в немецкую жизнь, хотя немецкие немцы все равно считают их русскими. Сами же себя они называют русаками. Недалеко Ганновер, куда русаки со всей округи съезжаются на русские дискотеки, хотя и без них сарафанное радио в русскоязычной диаспоре работает исправно, поэтому тут все про все всегда знают и без немецких СМИ. Русаки местной прессе не верят, поэтому все новости обсуждаются у них вечером на немецких кухнях. Именно сюда теперь перекочевали знаменитые откровенные разговорные традиции с советских кухонь.

- Знаешь, тут пресса про этих беженцев все замалчивает. - Это мы сидим на немецкой кухне в доме Сергея Хека. - Сначала, когда поток только хлынул, в прессе писали, что Германия пустит только самых образованных. Да еще картинки сердобольные показывали, какие беженцы бедные. В общем, на жалость давили. Ну вот теперь мы и получили.

Разговор этот состоялся 3 января, когда история с Кельном еще не просочилась в прессу. А фраза "ну вот теперь мы и получили" относилась совсем не к Кельну. Оказывается, и до Кельна тут творилось такое, что повергло в шок всю округу, но осталось совершенно незамеченным в прессе.

Первые беженцы пожаловали к русским немцам еще в октябре, правда, неудачно. Залезли в дом к профессиональному боксеру.

- Лежу на диване в трусах, задремал слегка. - Это рассказывал Виталий Т. - Вдруг какой-то шум. Открываю глаза, двое стоят прямо посреди комнаты... Ну я, честно говоря, даже в полицию потом не заявлял. Одного, думал, убил. Он после удара сознание потерял. На улицу его выволок. Но потом вроде оба исчезли, значит, очухались.

Этот инцидент оказался лишь началом. Беженцы прибывали. Перед Новым годом толпой они пришли в русский магазин. Начали рвать пакеты с конфетами и рассовывать их по карманам. Прибежал хозяин, а они его ударили ножом в бок. К счастью, тот выжил, ранение оказалось не смертельным.

- Таких случаев уже полно. Приезжие ходят по магазинам, что увидят, берут и не платят. - Это уже рассказ Вальдемара Герингера. - Тут у знакомого немца магазин одежды. К нему эти зашли, куртки по 600-700 евро понадевали - и к выходу. Им продавщица кричит, давайте платите. А они рукой машут: "Меркель! Меркель!" В том смысле, что Меркель заплатит. Так и ушли. А полиция их даже и ловить не стала, как узнала, что это беженцы.

Вальдемар, а для своих просто Вовчик, возмущается не просто так. У него в Гифхорне собственный малый бизнес. На днях в его офис в 9 вечера залезли несколько беженцев. Смуглые лица оказались хорошо видны на видеозаписи. И, несмотря на то что сработала сигнализация, так никого не поймали, ни по горячим следам, ни после.

- Тут дочь рассказала. У них автобус школьный детей по городу развозит. - Это уже рассказ Светы, мамы 12-летней Леры Биккель. - Беженцы как набежали, в автобус залезли, детей растолкали и все сиденья заняли. Водитель даже слова не сказал, испугался.

Но самый дикий случай произошел в баптистской общине. Те приютили у себя несколько беженцев. Поили, кормили их. Потом как-то ушли на молитву, оставив тех одних с 13-летней девочкой. Когда вернулись, то нашли ее зверски изнасилованную.

Русские рассказывают, что это наверняка не все, что натворили пришельцы. В других землях они, скорее всего, тоже отметились. Но и там случаи преступлений замалчиваются. Известно лишь, что в бывшей ГДР простые немцы все-таки не молчат и выступают активнее, чем в западной части. Помимо нашумевшей демонстрации сторонников движения против мигрантов (ПЕГИДА) в Дрездене было как минимум еще одно выступление под Магдебургом. Там немцы собрались кучей и просто, говоря по-русски, хорошенько наваляли приезжим.

Игрушки дарить некому

Кельнские события прорвали информационную блокаду. Сейчас все многочисленные случаи грабежей и изнасилований, которые замалчивались, начинают всплывать и в прессе, и в Интернете. Но даже теперь немецкое общество не готово отказаться от либерального мышления. Слишком долго СМИ вдалбливали в головы обывателей идеалы политкорректности.

Электричка Трайза - Марбург. Это уже земля Гессен. Захожу в поезд и наблюдаю картину. Беженки, мама и дочь, долго обсуждают, где сесть. Договориться не могут, при этом перегородили проход так, что никто в поезд пройти не может. Через какое-то время не выдерживаю и довольно корректно, но твердо говорю, чтобы они уже определились и освободили проход.

Мгновенно со своего места подскакивает пожилая немка и как закричит: "Не смейте на них давить. Это иностранцы!"

- Ну и что? Я такой же пассажир, как и они. Хочу пройти и занять место, на что имею полное право, - парирую я, нарочно усиливая акцент.

Второе столкновение с либеральной немецкой действительностью ожидает уже в отеле под Марбургом. Спрашиваю у хозяйки, немки лет 50, как она относится к беженцам, и в ответ слышу привычную песню о бедных и несчастных иностранцах, у которых все отняла война и которым нужно всеми силами помочь.

Заметив мою мину, хозяйка спрашивает: "Вы не согласны?"

- В 41-м и 43-м у меня погибли два деда, - излагаю свою позицию. - Они, наверное, тоже могли бы что-то придумать, чтобы не идти на фронт, но предпочли воевать за Родину, где могилы их предков. А в 45-м Кассель, что в 60 км отсюда, вы знаете, так же как и Дрезден, был американскими бомбами полностью стерт с лица земли, но вы, немцы, все восстановили и создали для себя этот пряничный рай. Вы его заслужили. А что делают теперь здесь здоровые молодые мужики, которые бросили свои семьи в Афганистане, Сирии, Ираке, Албании, Ливии, Алжире?

Тут надо пояснить, что по немецкому ТВ в конце прошлого года резонансом прошел телерепортаж о встрече очередной партии беженцев. Вместо радостных лиц камера выхватила смущенных немок, которые пришли на встречу с корзиной детских игрушек. И их некому оказалось отдать. Из поезда вышли в основном крепкие смуглые парни.

Но и тогда либеральные сторонники политкорректности не растерялись и в качестве аргумента изложили тезис о том, что Германия же, мол, переварила тысячи турок и арабов за прошедшие десятилетия. Но после кельнских событий и этот аргумент у них выбит из рук.

Оказалось, насиловали и грабили немок на площади перед кельнским собором и вокзалом не только вновь прибывшие беженцы. Они бы так быстро не смогли адаптироваться в незнакомом им мире. Им помогли. Помогли их соотечественники и единоверцы, те, кто приехал сюда раньше и уже обжился. Это иммигранты прошлой волны объяснили новичкам, как тут нужно и можно вольготно жить. Получилось примерно как в известном советском мультике "Бобик в гостях у Барбоса", когда два пса устроили в доме кавардак и довольные улеглись на хозяйскую кровать.

- А дедушка где спит? - Дедушка? Какой дедушка? Ах, дедушка. А там, в прихожей на коврике. А если не слушается, то я его веником, - хвастался Бобик голосом Олега Табакова своему дворовому приятелю.

Но мультик заканчивается правильно. Возвращается дедушка и показывает обоим, кто в доме хозяин. А как будет в Германии?

Айн, цвай, полицай

Готовые к самопожертвованию и помощи беженцам немцы оказались не готовы к черной неблагодарности за эту помощь. Однако сказать, что после Кельна немцы очнулись и прозрели, было бы большим преувеличением. Кто бы что ни говорил, они не готовы распрощаться с фрау Меркель и ее саморазрушительной политикой, как оценивают ее критики в Германии. Хотя определенные процессы в глубинах немецкой нации, конечно, идут. Сейчас Германия в смятении и растерянности. Но не более того.

Немцы не готовы броситься в объятия молодых националистов. Националистическая ПЕГИДА и лейпцигская Легида - единственные движения, резко выступающие против нашествия мигрантов, хоть и набирают некоторую популярность, но в перспективе у них вряд ли есть будущее. Комплекс вины за недавнее прошлое у немцев очень силен.

Левые, зеленые и все остальные - в основном за мигрантов. Есть еще одна новая партия "Альтернатива для Германии". Но и она далека от тотальных симпатий немцев. Хотя, по оценкам АДГ, может рассчитывать на ближайших выборах на 10% на западе и на 15% на востоке Германии, что очень даже неплохо для новичка, которому всего год. Правые националисты, точнее национально, но не неонацистски ориентированные политики заставили считаться с "Альтернативой" всех тяжеловесов из ХДС и СДПГ.

И все же Германия продолжает двигаться по накатанной колее, из которой выбраться прежде всего ментально не готова. Нет среди нынешних немецких политиков помимо Ангелы Меркель другой сильной харизматичной фигуры. Все в Германии понимают, что надо что-то делать, но что и с кем? Это остается главным вопросом, ответа на который сейчас пока не просматривается. Единственно, что может помешать Меркель остановить и даже убрать ее, это внутренняя фронда. Внутри ХДС и прежде всего внутри парламентской фракции в бундестаге давно зреет недовольство ее политическими решениями. Но эта фронда в основном зреет среди депутатов ХДС, представляющих интересы бизнеса, который недоволен тем, что в страну прибывают не столько квалифицированные кадры, сколько бездельники и проходимцы, за которых еще и приходится платить. Что же касается кризиса с беженцами, то его-то как раз Германии преодолеть под силу. В Германии полиция очень сильна и не коррумпирована. Но в последнее время она оказалась несколько деморализована на фоне придирок к ней либеральной прессы и общественности. Получилось, что у полиции связаны руки. Полицейские боялись любого жесткого шага в отношении беженцев. Вот такая атмосфера всеобщей любви была создана в информационном поле Германии для них. Поэтому рецепт решения проблемы прост - надо, чтобы политика перестала мешать нормальной полицейской работе. Но для этого немецкому обществу и истеблишменту надо распрощаться с либеральными и политкорректными клише. А это не так-то просто.

При этом надо оговориться, что среди беженцев, которые только и попадали на экраны, были вполне законопослушные сирийские и иракские семьи, которые совершенно точно нуждаются в сочувствии и приюте. Но при этом немецкой прессой напрочь игнорировалась проблема того, что под видом сирийцев и иракцев в страну также стали проникать целые этнические банды из стран Магриба и Ближнего Востока по купленным фальшивым сирийским паспортам.

Так что же, начинают сбываться самые худшие опасения известного общественного деятеля Тило Сарацина? В своей нашумевшей книге "Германия самоликвидируется" он еще несколько лет назад описал апокалиптический сценарий для немецкой самоидентичности, за что местными либералами всех мастей был высмеян и оплеван. Но вот сейчас проблема потерять свою идентичность для немцев не выглядит такой уж иллюзорной, хотя Германия имеет колоссальный запас внутренней духовной и экономической прочности и справится с этим самым серьезным для нее вызовом с поствоенных времен.

Кстати

Немецкая полиция представила уточненные данные о количестве преступлений, совершенных мигрантами в центре Кельна в канун Нового года. Число жалоб о правонарушениях увеличилось и теперь превышает 600. При этом старший прокурор Кельна Ульрих Бремер подчеркнул, что сведения о происшествиях продолжают поступать.

Самая проблемная группа иностранцев, участвующих в криминальных действиях в Германии, - это не беженцы из Сирии, а выходцы из Северной Африки, из Марокко и Алжира. Такие данные со ссылкой на доклад полиции привело авторитетное немецкое издание "Шпигель-онлайн". Доля сирийцев, попавших под подозрение в правонарушениях, не превышает 0,5% от общего числа преступников.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке