Новости

Может ли генетика помочь бороться с детской наркоманией?
Оправдала ли себя система проверки школьников на наркотики? Почему многие заподозрившие беду родители не обращаются к специалистам? Как генетика поможет бороться с детской наркоманией? Об этом "РГ" рассказала заместитель директора Московского научно-практического центра наркологии, доктор медицинских наук, профессор Евгения Кошкина.

Евгения Анатольевна, в России уже два года действует закон, регламентирующий проверку школьников на наркотики. Эта мера себя оправдала?

Евгения Кошкина: Закон предполагает возможность раннего выявления наркоманов. Тестирование на наркотики - процедура добровольная и проводится только с письменного согласия. Правда, если ребенку еще нет 16 лет, то согласие берется у родителей. Но если реальная проблема уже есть, школьник может не пойти на уроки в день проверки. Поэтому выявляемость по результатам таких тестов пока лишь два-три процента. Но тестирование на наркотики нужно проводить без согласия и без предупреждения там, где готовят студентов по профессиям, связанным с опасными условиями труда. Их список утвержден минздравом. Например, будущие пилоты должны понимать, что тестирование в их работе будет постоянной необходимостью.

Если результат теста "положительный", где ребенок может получить помощь?

Евгения Кошкина: Во всех наркологических диспансерах открыты кабинеты для детей и подростков. Там работают психиатры-наркологи и психологи. Но многие папы и мамы боятся, что постановка ребенка на учет скажется на его будущем: он не сможет получить водительские права, будет ограничен в выборе профессии. Страх обратиться за помощью - самая большая проблема. Мало кто знает, что для детей, у которых еще не сформировалось заболевание, есть программа наблюдения на один год. Если за это время случаи употребления наркотиков не подтверждаются, то ребенок снимается с учета. Родителям важно понять главное: предотвратить зависимость "на первых пробах" гораздо легче, чем лечить ее последствия.

Правда ли, что наркомания становится все моложе?

Евгения Кошкина: Вокруг детской наркомании полно домыслов. Одна из "страшилок": дети становятся наркоманами в 10 и даже в 8 лет. Такие случаи - скорее исключения. А средний возраст приобщения к наркотикам - 15-17 лет. Подростки пробуют наркотик в компании на первых курсах вузов, колледжей и в старших классах школ. В большинстве случаев наркотики "первой пробы" - это каннабиноиды: марихуана, гашиш. Хотя в последнее время появились и синтетические курительные смеси и спайсы...

Каждый десятый школьник имеет проблемы с наркотиками - такую статистику можно часто увидеть в СМИ. Это действительно так?

Евгения Кошкина: Надо быть честными: точных данных нет. Начиная с 2008 года в России заболеваемость наркоманией снижается. За 2014 год в наркологическую службу страны обратились 2, 7 миллиона человек: в основном по поводу проблем, связанных с алкоголем, и только 547 тысяч - в связи с потреблением наркотиков. Тем не менее среди детей и подростков число наркоманов и случаев употребления психоактивных веществ растет. Эта тенденция стала особенно заметна в последние 2 года. Причины этого может выявить специальное социологическое исследование. Такие опросы проводятся в 28 странах раз в четыре года и называются Европейский проект школьных исследований по алкоголю и наркотикам. К нам за помощью обращаются люди в возрасте 20-39 лет (таких 81 процент). А возрастная группа 15-17 лет составляет всего лишь 0,1 процента от общего числа больных. Эта статистика по тем, кто обратился в официальную наркологическую службу. Но есть и скрытый контингент. В среднем по стране на одного выявленного больного может приходиться от пяти до семи скрытых.

Но не все, кто попробовал наркотик, становятся зависимыми?

Евгения Кошкина: Конечно. Большинство наших детей и подростков наркотики не употребляют. У наркомании три главные причины. Первая - социальная среда, в которой общается подросток. Вторая - его психическое состояние. Третья - наследственность. Если в семье у родителей были проблемы, специалисты советуют проконсультировать ребенка на генетическую предрасположенность к болезням зависимости. Идеальный вариант был бы, если бы люди проходили генетическую экспертизу при вступлении в брак, при планировании ребенка. Тогда возможные проблемы будут известны заранее. Единственный минус - сейчас эти тесты стоят не дешево.

Говорят, реабилитация ребенка стоит в два раза дороже реабилитации взрослого: его нужно не только лечить, но и учить. Возникают сложности, связанные с образованием, с разрешениями, с лицензиями, с поиском учителей...

Евгения Кошкина: Это очень серьезная проблема. Во многих больницах за рубежом, где наркозависимые дети лечатся или проходят реабилитацию, они продолжают учиться. Назвать подобные учреждения в России, где такая возможность реализована, я не могу. Хотя в онкологических, в туберкулезных клиниках она есть. Надеюсь, со временем наркологическая служба тоже к этому придет.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке