Новости

16.01.2016 09:50
Рубрика: Происшествия

Катастрофа МН17: домыслы и факты

Услышит ли все-таки Запад веские доводы российских экспертов

В расследовании крушения малайзийского Boeing политическая ангажированность под определенный сюжет, выгодный Западу и Украине, забивает здравый смысл.

А как иначе объяснить тот вал неточностей, подтасовок и даже откровенно недостоверных данных, которыми изобилует отчет голландских следователей? Еще несколько месяцев назад российские эксперты указывали на грубые нарушения комиссией стандартов ИКАО, упорное игнорирование информации от России и нежелание сотрудничать с опытными специалистами, нелогичность и непоследовательность выводов.

Голландские следователи откровенно наплевательски отнеслись к одному из базовых принципов любого авиационного расследования - последовательности заключений. По принципу: чего церемониться, если есть политический заказ и надо подогнать факты под заранее выдуманную версию?.. Отсюда "логика наоборот".

Еще не были установлены характеристики элементов, поразившие самолет, не изучены повреждения носовой части и фюзеляжа, а уже было объявлено, какая и главное - откуда прилетела ракета. Специалисты концерна "Алмаз-Антей" провели натурные эксперименты и доказали: если Boeing-777 и мог быть сбит ракетой "Бук", то только старой модификации, которой давно нет на вооружении российской армии. Детальные расчеты игнорируются. Беспрецедентный случай: в интересах следствия Россия рассекретила часть данных о характеристиках ракет типа "Бук". Комиссия пренебрегла и этим.

Все расследование было построено так, чтобы ответить на два основных вопроса: причины падения самолета и действия Украины по регулированию своего воздушного пространства. Приоритеты именно в таком порядке. И никого из руководителей не смутило, что нарушены причинно-следственные связи. Ведь если бы государство, не обеспечившее в соответствии с Конвенцией о международной гражданской авиации безопасность своего воздушного пространства, все-таки закрыло его на всех высотах, где проходят полеты гражданских воздушных судов, то не было бы рокового пуска. Не было бы жертв. Не было бы голословных обвинений назначенных "козлами отпущения" и санкций против них" - подчеркивают эксперты.

В окончательном отчете по делу МН17 многое из того, на что российская сторона неоднократно обращала внимания, так и не нашло надлежащего отражения. Наши специалисты продолжили собственные исследования. В результате получены новые важные факты, которые не были изучены в ходе расследования. И которые полностью разрушают выводы комиссии о том, что Boeing-777 был сбит ракетой 9Н314М комплекса "Бук".

Вот эти факты, о которых Росавиация сообщила в официальном письме председателю Совета по безопасности Нидерландов Тьиббе Яустра:

- несоответствие приведенных в отчете характеристик осколков характеристикам поражающих элементов боевой части 9Н314М;

- несоответствие приведенных в отчете характеристик пробоин на фрагментах самолета характеристикам пробоин, которые образуются при взрыве боевой части 9Н314М;

- несоответствие по внешнему виду, как минимум, одного обнаруженного на месте катастрофы фрагмента ракеты (корпуса 3-го отсека) внешнему виду фрагментов этого корпуса, которые образуются при взрыве боевой части ракеты серии 9М38;

- несоответствие алгоритма работы дистанционного радио-взрывателя ракеты 9М38 ЗРК "Бук" условиям поражения самолета;

- несоответствие пространственного положения ракеты при поражении самолета, приведенного в отчете, характеристикам осколочного поля накрытия на его фрагментах;

- несоответствие вывода о зоне пуска поразившей самолет зенитной управляемой ракеты техническим характеристикам и принципам работы ракет 9М38.

Что ответит на это Совбез Нидерландов? Или опять, уже по обыкновению, сделает фигуру умолчания?

Мнение

На вопросы "РГ" отвечает Генеральный директор Международного консультативно-аналитического агентства "Безопасность полетов" Сергей Мельниченко.

Сергей Александрович, это расследование, похоже, претендует на звание самого необъективного в истории гражданской авиации?

Сергей Мельниченко: Расследование с самого начала носило политизированный характер, а окончательный доклад стал лишь попыткой "привязать" обнаруженные вещественные доказательства к озвученной не расследователями, а политиками версии. Но в истории известен не один случай, когда расследование авиакатастрофы становилось не задачей по выявлению причин, а предметом торга. Было по-разному. Из-за нежелания государства, проводящего расследование, дойти до истины. Из-за определенной политической, экономической или другой давящей на расследователей среды. В конце концов, из-за несовершенства методов и технических средств расследования. 

Давайте вспомним лишь один пример: в 1961 году Генеральный Секретарь ООН Даг Хаммершельд погиб в авиационной катастрофе в Северной Родезии. Тогда при подлете к аэропорту Ндолы пилот сообщил диспетчеру, что наблюдает огни посадочной полосы. Но после этого экипаж на связь не выходил, самолет в аэропорту не приземлился, а его обломки были обнаружены в 15 км от аэропорта. Вы представляете, насколько важны были результаты расследования в условиях, когда в этой части Африки велись боевые действия, добывались алмазы и другие дорогостоящие ископаемые?..

Так вот, было проведено шесть официальных расследований (!), а не одно, как в случае с малайзийским Boeing. Было изучено множество версий - от технической неисправности до полной выработки топлива, диверсии на борту, обстрела другим самолетом, поражения с земли. И ни для одной из них убедительных доказательств не нашлось. Наиболее вероятной причиной был назван заход на посадку на слишком малой высоте, в результате чего самолет столкнулся с деревьями.

Почему я привел этот пример? Потому что в прошлом году генсек ООН Пан Ги Мун назначил независимую комиссию экспертов, которая была призвана рассмотреть новые данные, связанные со смертью Дага Хаммершёльда. Комиссия опубликовала доклад на 99 страницах, в котором на основании новых данных было установлено, что в момент столкновения с поверхностью земли самолет уже был объят пламенем, а в районе падения самолета заранее дежурили агенты секретных служб.

Что касается трагедии с малайзийским Boeing, то обвинения здесь были высказаны задолго до того, как была создана международная группа расследователей, которую затем, к слову, больше четырех месяцев ждали на месте трагедии. Судя по всему, воздействие на экспертов было настолько широким, что расследователи забыли о своих основных задачах: определить причины и обстоятельства происшествия, чтобы исключить возможность их повторения в будущем. Вместо этого расследование сконцентрировалось на целях уголовного следствия: установить виновных. И возможного суда, который бы определил меру их ответственности. Это абсолютно противоречит задачам, определенным ИКАО.

Все ли фрагменты Boeing и останки пассажиров собраны с места крушения самолета?

Сергей Мельниченко: Расследователи в свое время приняли решение вывозить не все обломки самолета, а ограничиться только теми, которые они посчитали значимыми для продолжения расследования на военной базе в Нидерландах. Как мы помним, некоторые части вывозимых с места события обломков были распилены до размеров, которые можно было бы доставить по железной дороге. В окончательном докладе Совета по безопасности Нидерландов говорилось, что останки трех пассажиров Boeing идентифицированы не были.

Уже в предварительном докладе говорилось о сотнях поражающих элементов, двигавшихся с высокой скоростью, однако в окончательном докладе "привязка" к ПЗРК "Бук" строится только на анализе двух поражающих элементов. А что же с другими "несколькими сотнями"? Учитывая, что сначала расследователи несколько месяцев не торопились к месту события, затем приезжали к обломкам наскоками, может, эти два поражающих элемента вообще не относятся к вещественным доказательствам, а были присоединены к ним по чьему-то умыслу?

По вашему мнению, как в ИКАО относятся к тому, что вместо выполнения требований этой организации расследователи делают попытки переложить на нее ответственность за незакрытие Украиной воздушного пространства?

Сергей Мельниченко: Думаю, неоднозначно. В соответствии с документами ИКАО, действовавшими на момент трагедии (а сейчас эти требования усилены), государство-член ИКАО несет ответственность за закрытие воздушного пространства не только в районах боевых действий, но и в случае проведения военных учений. Украина, закрывавшая воздушное пространство над юго-восточной частью страны сначала до высоты 26.000 футов, затем до 32.000, - полностью закрыла его лишь через несколько часов после трагедии, когда был сбит малайзийский самолет, летевший на высоте 33.000 футов. И это было сделано только после согласования с "Евроконтролем", который до сих пор именует себя "европейской организацией по безопасности в аэронавигации".

Известно, что наиболее экономичные для выполнения дальних полетов высоты находятся как раз выше 32.000 футов. То есть, с одной стороны, Украина показала, что она якобы ратует за безопасность выполняемых над зоной боевых действий полетов. С другой, не стала закрывать те высоты, на которых следуют рейсы большинства пересекающих эту страну авиакомпаний: ведь это деньги, получаемые в виде аэронавигационных сборов за пролет своей территории.

Не надо забывать: когда Крым проголосовал за вхождение в состав России, Украина и межгосударственная организация Евроконтроль запретили полеты над полуостровом, заявив, что в данном воздушном пространстве должная безопасность полетов не может быть обеспечена. Это произошло за несколько месяцев до того, как был сбит пассажирский Boeing-777. То есть над Крымом было опасно летать, но несмотря на непрекращавшиеся полеты российских авиакомпаний, там ничего не произошло, а вот там, где было летать безопасно, почему-то был сбит гражданский самолет, в котором погибли почти 300 человек... Это среди приличных людей называется двуличием.

Как вы думаете, почему нидерландская сторона не ответила на предыдущие обращения Росавиации?

Сергей Мельниченко: Это может являться свидетельством того, что расследование выполнило поставленные кем-то перед ним задачи, и теперь Совету по безопасности Нидерландов ответить попросту нечего. За Россией - проведение натурного эксперимента, результаты которого показали несостоятельность многих выводов проведенного Нидерландами расследования, но будут ли они учтены - это вопрос. К тому же вопрос - кем они могут быть учтены? Ведь расследование закончено, доклад опубликован.

Здесь, наверное, может вмешаться имеющая определенный запас доверия международная организация - ООН. Ее, как известно, заинтересовали обстоятельства авиационного происшествия со своим Генеральным секретарем. Возможно, ООН заинтересуется и действительными обстоятельствами гибели 298 человек, которые были гражданами государств, являющимися членами Организации объединенных наций?

Точка зрения

Олег Смирнов, заслуженный пилот СССР, глава комиссии Общественного совета по гражданской авиации Ространснадзора, член Общественного совета Росавиации:

- Профессионалы всегда опираются только на объективные факты. И основная причина крушения Boeing-777 над Донецком была ясна сразу: украинская сторона грубейшим образом нарушила четкое требование международных регламентов ИКАО - не закрыло воздушное пространство для гражданских самолетов над зоной, где идут военные действия. Это преступление - пускать под пули, снаряды, ракеты, боевые самолеты гражданское воздушное судно с женщинами и детьми. Власти Украины сознательно скрывали и искажали реальные риски и угрозы. Вот это главное, а все остальное - следствие.

Я более полувека в авиации - военной, гражданской. Занимая соответствующие летные должности, неоднократно расследовал авиакатастрофы. Скажу честно: ни разу не сталкивался с таким непрофессионализмом в работе комиссии по расследованию. Ведь не надо ничего изобретать - каждый шаг расписан в регламентах ИКАО: только пальчиком води по пунктам и следуй им. Однако из международных авиационных правил, которые диктует ИКАО, нарушено практически все, что только можно.

Государственная комиссия по расследованию была создана не в день трагедии, а только через две или три недели. Место катастрофы не было оцеплено. Одна из заповедей расследователей: сразу же собрать обломки самолета, вплоть до последней заклепки. Выложить их в ангаре по контуру машины. Потому что исследование именно мельчайших частей самолета, как правило, указывает на причину катастрофы. Но и обломки, и останки жертв месяцами лежали под дождем и солнцем. По ним ездили танки и бронетранспортеры, падали снаряды и ракеты, части самолета куда-то исчезали… И до сих пор их там находят. Эти факты говорят только о том что и украинская сторона и голландская комиссия были заинтересованы в полном уничтожении всех улик, и эти действия они вульгарно называют расследованием ?!

Более того, игнорируются и подтасовываются важнейшие факты: так, в отчете сказано, что Boeing сбит ракетой с боевой частью 9Н314М, что не раз опровергалось производителем этой системы. Специалисты концерна "Алмаз-Антей" пошли на уникальный шаг: организовали подрыв реальной ракетой части фюзеляжа самолета. Результат наглядно доказал ошибочность выводов комиссии. Однако в Нидерландах этого будто не заметили.

Само расследование и подготовка документов доходит просто до профессионального оскорбления. Вышло два отчета - один полугодовой, второй годовой. Первый - жалкий, ни о чем не говорящий: никаких причин, ничего. Последний построен на каких-то непонятных предположениях и абсолютно бездоказательно. Как можно доверять такой комиссии?

Расследование проводится для одной главной цели - определить причину катастрофы. И сделать выводы, рекомендации, чтобы избежать повторения в будущем. И все 193 государства - члены ИКАО должны этим рекомендациям следовать.

А определить виновных обязаны прокуратура и суд, что не очень сложно, когда расследование проводится легитимно и объективно. Если этого не произойдет, груз опасности так и будет висеть на плечах авиапассажиров. Потому что в любой момент может найтись кто-то "шоколадно-мармеладный", который нажмет кнопку очередной ракеты в тот момент, когда мы будем пролетать над его территорией.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке