Новости

В российский прокат вышел фильм "Игра на понижение", номинированный на пять премий "Оскар"

История такова. США, 2005 год. Рынок ипотечных кредитов растет как на дрожжах, экономическая ситуация прекрасна, а многочисленные аналитики утверждают, что дальше будет еще лучше.

С этим, впрочем, не согласен владелец не самого крупного хедж-фонда Майкл Берри. Тщательно изучив всю информацию о выданных ипотечных кредитах, он приходит к выводу, что на рынке надувается небывалых размеров финансовый пузырь: банкиры, заинтересованные в многомиллионных комиссионных, выдают кредиты на дорогие дома кому попало. Уровень доходов заемщика проверять никто не удосуживается, а впереди маячит введение плавающей процентной ставки. Все это чревато началом масштабного кризиса неплатежей в ближайшие пару лет, который похоронит банковскую систему Америки и станет причиной мирового экономического кризиса.

Осознав неизбежность краха, Берри решает на нем заработать и вкладывает все деньги инвесторов своего фонда в дефолтные свопы - банковский инструмент, страхующий кредитные риски и предусматривающий выплату многомиллионной премии, если банкротство состоялось. Инвесторы хедж-фонда Берри в ярости от того, что их сбережения брошены на авантюру, в провале которой не сомневается вообще никто. Банкиры, у которых прозорливый маклер выкупает свопы, хихикают в кулак и крутят пальцем у виска. Все продолжают зарабатывать на ипотечном пузыре, пока в 2008 году банкротство банка Lehman Brothers, руководство которого подделывало статистику, не запускает цепную реакцию и не разоряет миллионы человек по всему миру - но зато обогащает Берри и клиентов его фонда.

Если предыдущие два абзаца этой заметки дались вам тяжело из-за обилия специальных экономических терминов, то у меня для вас не очень хорошие новости - в этом случае просмотр номинированной на пять "Оскаров" и только что получившей приз Гильдии продюсеров США "Игры на понижение" запросто превратится в пытку. Ближе к финалу эмоциональный накал сценария и уверенность авторов, что зритель уже во все термины должным образом врубился, сливаются воедино и рождают невероятного напряжения сцену: один герой в ярости готов рвать на своем собеседнике волосы, когда тот говорит ему: "А еще есть CDO, которые состоят только из дефолтных свопов, мы их называем синтетическими CDO". Затем эта фраза, правда, в игривой манере расшифровывается с помощью камео юной певицы Селены Гомес, азартно играющей в рулетку, но легче от этого становится не сильно - и до этого эпизода, и после него на голову зрителя обрушивается такое количество "пулов субстандартных кредитов", "хеджирования рисков" и прочего финансового жаргона, за которым несложно потерять нить повествования.

Перегруженность специальной терминологией фильма о том, как группа людей, которых поначалу все считали сумасшедшими, заработала на кризисе 2008-2009 годов, легко объяснима - режиссер Адам Маккей просто скрупулезно переносит на экран книгу финансового журналиста Майкла Льюиса "Большая игра на понижение. Тайные пружины финансовой катастрофы". В ней, разумеется, тоже было много терминов, но одно дело когда на объяснение каждого из них есть несколько страниц книги, и совсем другое - несколько секунд экранного времени.

Второй недостаток этой картины также родом из литературного первоисточника. Книга Льюиса не случайно стала бестселлером - это не просто невероятная история обогащения на фоне финансового краха, но и очень эмоциональное расследование о том, как механизмы прогнившей экономики держатся на коррупции и тотальной лжи. Рейтинговые агентства прикрывают крупные банки, потому что те являются их крупнейшими клиентами. Это позволяет акциям банков до поры не уйти в крутое пике на бирже. А в это время руководители банков, уже осознавшие неизбежность краха, сами же делают крупные ставки на неизбежный дефолт - чтобы успеть нагреть руки даже на собственном разорении. Описание этой преступной цепочки у Льюиса выходит негодующим и публицистичным - что, наверное, неплохо для документального жанра его книги. Фильм Маккея также в какой-то момент становится публицистическим высказыванием - а художественное произведение это всегда делает плоским.

С другой стороны, небезынтересный смысл высказывания от всего этого не страдает - и как раз ради итоговых выводов можно потратить больше двух часов своего времени на это неидеальное кино. "Игра на понижение" о том, что все кризисы в мире рукотворные, а экономика в постиндустриальном обществе держится на таких эфемерных вещах, как репутация и прогнозы аналитиков, большинство из которых в лучшем случае круглые идиоты, а в худшем - заинтересованные в дезинформации люди. О том, что даже кажущиеся незыблемыми колоссы рушатся в один момент и превращаются в складывающиеся карточные домики. О том, что построенную на лжи систему можно обмануть, но она тут же начнет воспроизводить себя с новой силой - и едва ли не в более уродливом виде.

Для того чтобы убедиться в убийственной точности этих тезисов, в начале 2016-го можно, конечно, достаточно посмотреть отечественные экономические сводки - но даже под завязку нашпигованное специфическим биржевым сленгом кино смотрится все же несколько увлекательней.