Новости

26.01.2016 20:08
Рубрика: Экономика

Капиталы сделали вывод

Анатолий Аксаков: У нас вообще не должно остаться банков с государственным участием
В России начали обсуждать создание еще одного крупного госбанка, который может стать конкурентом для Сбербанка и ВТБ. В банковском сообществе идею пока воспринимают с осторожностью, отмечая, что нащупать точки роста в сложные для экономики времена отечественный ВВП сможет с помощью небольших предприятий, а не компаний-гигантов с государственным участием. По экономическим же причинам вторую жизнь в 2016 году получила и идея о приватизации крупнейших российских банков.

О перспективах передачи Сбербанка и ВТБ в частные руки и о том, почему средний бизнес скоро будет составлять реальную конкуренцию корпорациям, рассказал "Российской газете" глава Комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству, президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков.

Анатолий Геннадьевич, о грядущей приватизации госбанков - Сбербанка и ВТБ - говорят все больше. Нужна ли она, не повлияет ли процесс на доверие вкладчиков к банковской системе?

Анатолий Аксаков: Приватизация нужна, но в долгосрочной перспективе. При этом пакеты акций Сбербанка и ВТБ, принадлежащие государству, надо продавать поэтапно, а не скопом.

На самом деле этот процесс уже шел в обоих банках, доля государства в них постепенно сокращалась, однако процесс приватизации застопорился по объективным причинам. Была неблагоприятная экономическая конъюнктура для продаж, да и быстрый уход государства из капитала двух крупнейших банков в российских условиях может негативно повлиять на настроения клиентов, которые часто обжигались на частных банках.

В нынешних условиях продажа госпакета акций Сбербанка и ВТБ может вызвать снижение интереса к его покупке у иностранных инвесторов. Поэтому и сейчас, действительно, не самое лучшее время для приватизации крупнейших банков - заработать на ней удастся очень мало.

Но обсуждать идею и варианты ее реализации теоретически можно. На мой взгляд, в долгосрочной перспективе у нас вообще не должно остаться банков с государственным участием.

По-вашему, когда настанет наиболее удачное время для начала приватизации госбанков? Будет ли к ней морально готово огромное число их клиентов?

Анатолий Аксаков: Хорошим ориентиром для старта масштабной приватизации был бы 2020 год. Думаю, к тому времени в России будет действительно позитивная экономическая конъюнктура. Должен начаться инвестиционный процесс, который даже не обязательно будет зависеть от высоких или низких цен на нефть. При этом приватизация госбанков должна преследовать своей целью не только наполнение бюджета, но и усиление конкуренции между банками, которое положительно повлияет и на интересы клиента.

Что касается психологии, то даже в хорошие времена многим гражданам действительно трудно было бы принять приватизацию того же Сбербанка. Поэтому нужна действительно внятная ее программа и широкое освещение происходящего процесса со стороны руководства госбанков. Они должны дать понять людям, что и в частных руках банк останется надежным.

К вопросу о надежности. Сколько банков могут покинуть рынок по итогам 2016 года?

Анатолий Аксаков: Уйти должны все кредитные организации, нарушающие законодательство, и часть тех, кто выбрал неверную бизнес-модель в нынешних экономических условиях. По моим ощущениям, таковых должно быть меньше 10 процентов.

Но на самом деле, чем больше банков, тем лучше: повышается конкуренция и растет качество услуг. Разумеется, все они должны быть финансово здоровыми и законопослушными. Порядок на рынке, кстати, облегчит и приватизацию крупнейших госбанков.

Какими еще способами можно навести порядок в финансовой сфере?

Анатолий Аксаков: Главное, конечно, регулирование и надзор, для этого в принципе законодательная основа создана. Сейчас идет тонкая донастройка.

На прошлой неделе Комитет Госдумы по финрынку поддержал мой законопроект, который будет обязывать отечественных юрлиц, в том числе банки, возвращать в Россию займы, которые выдавались иностранным компаниям и гражданам. Фактически это закрытие канала нелегального вывода капитала из страны. По такой схеме из России за десять лет могло быть вывезено около 30 миллиардов долларов. Такие займы зачастую имеют сомнительный характер. Если заем становится просроченным, он должен быть репатриирован на банковские счета в Российской Федерации. Сегодня законопроект будет рассмотрен Госдумой в первом чтении.

Чем еще можно помочь экономике?

Анатолий Аксаков: Эффективнее нужно задействовать институты развития (ВЭБ, Фонд развития промышленности, Российскую венчурную компанию, Федеральную корпорацию по развитию малого и среднего предпринимательства) в финансирование отобранных проектов. А также активнее реализовывать программу ЦБ по проектному финансированию.

Малый и средний бизнес в РФ сейчас чувствует на себе бремя административного прессинга и квазиналоговых платежей. Я имею в виду постоянные плановые и неплановые проверки его деятельности и всевозможные платежи (за вывоз мусора, за экологические сборы, за проведение праздников и иные виды работ, которые имеют вроде как бы благородную цель, но на самом деле создают лишнее давление на предпринимателей). Зачастую тарифы для бизнеса за воду и за вывоз твердых бытовых отходов растут не на уровень инфляции, а от двух до десяти раз. В налоговую нагрузку на бизнес минфином такие платежи не включаются. С этим надо что-то делать.

Может ли малый и средний бизнес стать локомотивом, который вытащит экономику из кризиса?

Анатолий Аксаков: Средний бизнес - совершенно точно. Он часто имеет научно-технические заделы, дышит в спину крупным компаниям. Не исключено, что некоторые представители среднего бизнеса скоро могут стать конкурентами корпораций.

Малому бизнесу ставку надо делать на инновационное развитие. Это касается в том числе и банковского бизнеса: совсем скоро отделения банков превратятся исключительно в места для неторопливого распития кофе, а доминировать на рынке будут те игроки, которые выберут путь развития онлайн-банкинга.

В целом в ближайшие два-три года мы можем получить взрыв активности от малого бизнеса, поскольку в текущих экономических условиях появляется достаточно много благоприятных ниш, их можно занять. Для него открываются возможности обеспечивать импортозамещение в товарах, в туризме, в услугах и, конечно, в инновациях.

Власть должна максимально снизить административное и налоговое бремя, расширить доступ малых и средних предприятий к финансовым ресурсам. В значительной степени эта работа в правовом плане уже проделана, осталось главное - реализация задуманных планов.

Почему надо приватизировать Сбербанк?

Гарегин Тосунян, глава Ассоциации российских банков:

- Главный плюс приватизации - это расширение конкурентной среды. Как бы деликатно государство ни относилось к банку, где у него есть капитал, как бы ЦБ деликатно ни относился к регулированию, это не может не вносить искажений в конкурентную среду. В нынешних условиях диверсификация рынка гораздо полезнее, чем монополизация. Дополнительные доходы в бюджет - тоже плюс от приватизации, но только ради них продавать госактивы нельзя. Важно, чтобы при приватизации был диверсифицированный список покупателей, чтобы у банка было не два-три собственника, а гораздо больше.

Немного странно, что на этом фоне обсуждается создание еще одного госбанка, который бы составил конкуренцию Сбербанку и ВТБ. Думаю, что это только пока просто предложение, и не факт, что оно станет реальностью. Другое дело, если бы речь шла о создании банка развития, но он у нас и так существует.

У граждан есть иллюзия, что лучше всего уйти в банк с госучастием и ни о чем больше не думать. Но госбанки функционируют наравне с другими участниками рынка, это не другой режим работы. Если раньше в законе было написано, что Сбербанк имеет гарантии от государства, то после введения системы страхования вкладов ее больше нет.

Последние новости