Новости

Бюджет в 2016 году может потерять около 20 процентов доходов
Если нефть упадет до 25 долларов за баррель, весь Резервный фонд будет истрачен в этом году. Или же придется сокращать расходы гораздо больше, чем на 10 процентов, о которых заявляло министерство финансов. О превратностях бюджета при низких ценах на сырье "РГ" рассказал руководитель Экономической экспертной группы, заместитель председателя Общественного совета при минфине Евсей Гурвич.

Евсей Томович, почему вы делаете такой акцент на цене нефти 25 долларов? Почему не 30?

Евсей Гурвич: Считаю, что именно 25 долларов за баррель нужно рассматривать как экстраординарную ситуацию. Это будет означать почти четырехкратное снижение цены за два года. Такого никогда еще не было.

И это приведет к тому, что в дополнение к запланированному дефициту в три процента ВВП прибавятся еще порядка трех триллионов рублей выпадающих нефтегазовых доходов.

Но дефицит можно покрыть средствами Резервного фонда.

Евсей Гурвич: Нет. Даже при полной мобилизации остатков Резервного фонда все равно потребуется дополнительное сокращение расходов, использование всех возможных источников, в том числе, возможно, части Фонда национального благосостояния.

Этот год последний, когда резервные фонды могут тратиться в больших объемах. Нужно возвращаться к пополнению резервов. Но как это сделать, если низкие цены на сырье на годы? Новое бюджетное правило?

Евсей Гурвич: Это актуальный вопрос. Бюджетные правила нам необходимы, но нужно усвоить опыт их применения. Он состоит в том, что мы недооценили возможность быстрого изменения цен на нефть. На правительство было большое давление, упрекали, что оно перестраховывается, занижает прогнозы бюджетных расходов, слишком много накапливает в нефтяных фондах. В реальности мы видим, что, наоборот, мы накопили слишком мало отчасти из-за этого давления, из-за того, что правительству приходилось идти на компромиссы.

Поэтому, я думаю, параллельно с внесением корректировок в текущий бюджет нужно будет разрабатывать новые бюджетные правила, более жесткие, более бескомпромиссные, которые смогут лучше защищать нашу экономику от шоков внешней конъюнктуры.

Так при какой цене барреля нефтегазовые доходы должны снова откладываться в резерв?

Евсей Гурвич: Нужно откладывать часть бюджетных доходов, когда цены на нефть выше их долгосрочного среднего уровня. Возможны разные варианты определения этого уровня, например, не рассчитывать эту цену за какой-то предшествующий промежуток времени, а определить ее в качестве постоянной величины. Или же ориентироваться не на цены предыдущих лет, а на прогноз цен.

Все сходятся на том, что отчисления в Резервный фонд должны идти, когда нефть дороже 50 долларов за баррель. Бюджет текущего года нужно спешить пересматривать?

Евсей Гурвич: Скорее всего правительство, как в прошлом году, примет новую версию бюджета через несколько месяцев после начала года. Тогда это произошло в апреле. Фигурирующая в нынешнем варианте цена на нефть в 50 долларов сегодня выглядит явно завышенной, ее нужно снизить как минимум до 40, если не до 30 долларов.

А не получится, что мы опять слишком оптимистично подойдем к оценке доходов?

Евсей Гурвич: Может быть, поэтому обязательно нужно иметь план "Б", рассчитанный на еще более неблагоприятную конъюнктуру. Текущая цена уже близка к 25 долларам за баррель, значит, мы должны быть готовыми даже к такой экстремальной ситуации. Хотя по большинству прогнозов во втором полугодии ситуация должна улучшиться.

Но тогда одного сокращения незащищенных статей расходов на 10 процентов, которое фактически уже началось, недостаточно?

Евсей Гурвич: Даже при среднегодовой цене в 40 долларов за баррель сокращение расходов на 10 процентов не полностью компенсирует потери доходов.

Они составят в этом случае, по нашим оценкам, 1,1 триллиона рублей. Возможно, часть из этого будет профинансирована за счет неиспользованных остатков прошлого года, еще каких-то резервов. При более глубоком падении цен на нефть может потребоваться дополнительное снижение расходов.

Правительство, эксперты говорят, что нужно сокращать именно неэффективные траты. А есть понимание, что под ними имеется в виду?

Евсей Гурвич: Понимание есть. Министерство финансов определило критерии в докладе об основных направлениях повышения эффективности расходов федерального бюджета. Но это требует планомерной работы в спокойных условиях. А когда в таком экстренном порядке приходится пересматривать бюджет, то тогда отчасти снижаются те расходы, которые легче всего сократить.

То, что можно просто не начинать?

Евсей Гурвич: Да, легче, например, перенести в будущее запуск новых инвестиционных проектов. В принципе, я думаю, в нынешней ситуации можно отложить расходы, связанные с инвестиционными проектами, на год-два.

Вы видите возможности иного маневра, например, еще большего увеличения налоговой нагрузки на нефтегазовые компании?

Евсей Гурвич: Я думаю, что в те поправки, которые сейчас готовятся, это не войдет. Нужно избегать экстраординарных изменений в налоговом законодательстве. Собственно, Бюджетный кодекс не допускает изменений налоговых условий внутри года. Да и президент обещал бизнесу не повышать налоговую нагрузку на него по крайней мере до 2018 года.

Есть огромный объем накопившихся недоимок по таможенным пошлинам, налогам. Может, правительству обратиться к этим скрытым резервам?

Евсей Гурвич: Эти недоимки по большей части вызваны объективными условиями. Многие компании, банки оказались в непростом положении. Поэтому дополнительное давление на должников бюджета вряд ли даст большой эффект.

А приватизация?

Евсей Гурвич: Приватизацию нужно было проводить в период дорогой нефти, но тогда она была провалена: в 2012 - 2013 годах продажа принадлежащих государству активов вместо планировавшихся 728 миллиардов рублей дала в федеральный бюджет лишь 86 миллиардов. Сейчас выгодно продать эти активы, конечно, будет очень трудно. Не думаю, что это внесет очень весомый вклад в решение нынешних бюджетных проблем.

Инфографика "РГ". Фото: Антон Переплетчиков / Юлия Кривошапко