Новости

01.02.2016 14:49
Рубрика: Происшествия

Алтайские браконьеры решили запугать егеря головами убитых лосей

Текст: (Барнаул)
В Кислухинском заказнике Алтайского края браконьеры убили трех лосей, а вину решили свалить на егеря Сергея Байдукова. Злоумышленники бросили отрубленные головы животных у крыльца егеря, решив его скомпрометировать и запугать. По подсчетам специалистов, животному миру нанесен ущерб почти 700 тысяч рублей. Полиция возбудила уголовное дело.

Как сообщили "РГ" в главном управлении природных ресурсов и экологии Алтайского края, животных застрелили, невзирая на окончание охотничьего сезона на копытных и полный запрет охоты на территории заказника. Негодяи на снегоходах загнали трех лосей и хладнокровно убили. Когда егерь из КГБУ "Алтайприрода" Байдуков вместе с полицейскими и охотоведом прибыл на место преступления, было поздно - остались только кровавые следы. Вечером Байдуков вернулся домой. А ночью его разбудили полицейские. Кто-то позвонил в дежурную часть Тальменского района и сообщил про разгрузку лосиного мяса у дома егеря. "Все признаки указывают на то, что кроме желания направить расследование по факту незаконного отстрела лосей в заказнике по ложному следу преступники преследовали цель запугать егеря и его семью", - подчеркивают в краевом управлении природных ресурсов и экологии.

- Ситуация с разгулом браконьерства не только продолжает оставаться критической - она ухудшается, - сказал "РГ" известный алтайский эколог Алексей Грибков. - Количество любителей погонять на снегоходах и пострелять зверушек растет с каждым годом. На мой взгляд, все профилактические меры, которые предпринимает полиция и охотнадзор, реального эффекта не дают. Силы не равны. Как на весь Алтайский край в 2010 году было два десятка охотоведов, так и осталось. Когда смотришь на их техническую оснащенность, слезы наворачиваются. Из средств связи - личные мобильные телефоны. С оружием кое-как - хорошо, если кто-то оформил свое охотничье ружье. С бензином постоянные проблемы. А на чем они ездят - это ж смех. В распоряжении Байдукова до последнего времени был старый "Буран", который постоянно ломался, - это же каменный век на фоне браконьеров, гоняющих на мощных "Поларисах", "Ямахах" и горных снегоходах. Егери их просто не в состоянии догнать и застать на месте преступления. У Байдукова "Буран" ломался - он вставал на лыжи.

Правоохранителей не первый год призывают начать реальную борьбу с браконьерами

В крае на 37 государственных природных заказников насчитывается всего 20 егерей. По мнению ряда экспертов, на Алтае на ситуацию с браконьерами смотрят так, как будто это невинные шалости. Хотя браконьерству посвящена статья в Уголовном кодексе, и это такое же преступление, как коррупция или грабеж. Всплеск внимания к этой теме происходит только благодаря таким вопиющим случаям, как в Кислухинском заказнике, о которых начинают рассказывать СМИ и обсуждать общественность.

- Зимой браконьеры особенно активны - в их распоряжении появляются снегоходы, - отмечает Сергей Байдуков. - В среднем с фактами браконьерства приходится сталкиваться по два-три раза в месяц. Но это, когда у меня техника на ходу - от выделенного мне старого "Бурана" одни лохмотья остались. Когда я становлюсь "безлошадным", браконьеры еще больше активизируются. Не секрет, что они отслеживают все мои передвижения. Уверен, что это земляки, жители Повалихи, и могу даже предположить, кто подкинул мне мешки с останками лосей. Браконьеры сейчас грамотные - знают все скудные возможности и полномочия егерей, в курсе всех слабостей наших охранных служб. Несколько лет назад мне хоть как-то помогала полиция Тальменского района. Сейчас полицейские, как правило, начинают реагировать, если им напишешь заявление и предоставишь какие-то конкретные сведения, но чаще всего ничего не находят и пишут "отказной материал".

Но больше всего егерей угнетает отсутствие реальных полномочий.

- В местных газетах написали, что у егерей теперь много прав, однако на самом деле мы ничего не можем сделать, поскольку новые полномочия еще не утверждены на краевом уровне, и эта история тянется больше года, одни обещания. Я не всегда могу с собой даже ружье взять на объезд территории - нет документов на право нахождения в заказнике с собственным оружием. Служебного оружия у егерей нет. А чтобы взять с собой личное, нужно получить специальную путевку - к примеру, на отстрел вороны. Но о каких воронах может идти речь зимой? Нам советуют: берите путевку на отстрел лисиц, которые обитают в ближайших районах. Кого мы обманываем? Любой егерь оказывается беззащитным перед вооруженными до зубов браконьерами. Начальство по этому поводу говорит: а ты не доводи дело до ситуации угрозы для жизни… Однако подобные ситуации все равно возникали и будут возникать. И у меня такая была. А права наши такие, что даже предупредительный выстрел вверх сделать боишься, - признается Байдуков.

Экологи не первый год призывают правоохранительные структуры начать реальную борьбу с организованными преступными группами в сфере браконьерства.

- Такие группы убивают животных в промышленных масштабах - "заготавливают" мясо и сбывают его потом. Есть четкое распределение ролей: одни стреляют, другие вывозят мясо, третьи перерабатывают и реализуют. Преступные группы действуют на протяжении многих лет. В селах о них все прекрасно знают. И то, что правоохранительные органы не способны пресечь их деятельность, наводит, в конце концов, на определенные размышления и выводы, - считает Алексей Грибков.

Между тем

В середине декабря алтайские экологи объявили "народный сбор средств" на новый снегоход для Сергея Байдукова. Собрали свыше 600 тысяч и купили ему нужную технику. Но всех проблем новый снегоход не решит. Кислухинский заказник занимает 33 тысячи гектаров, он раскинулся на территории трех районов. Как одному человеку обеспечить охрану такого массива?