Новости

04.02.2016 11:22
Рубрика: В мире

Лампочки не погаснут

Бедственное положение энергетики заставило власти Киргизии пересмотреть формат сотрудничества с российскими инвесторами
На средства РФ был построен современный вахтовый поселок.  Фото: ЗАО "Верхне-Нарынские ГЭС"
На средства РФ был построен современный вахтовый поселок. Фото:
Что спасет Киргизию от энергетического дефицита? Ответ на этот вопрос в рес-публике ищут уже около месяца - в связи с расторжением договоренностей с российскими компаниями, привлеченными для строительства новых ГЭС на Тянь-Шане. В правительстве КР надеются найти нового инвестора в течение ближайших месяцев.

Денонсация без политики

Вплоть до момента, когда законы о денонсации соглашений с РФ о строительстве Камбаратинской ГЭС-1 и Верхне-Нарынского каскада гидроэлектростанций подписал президент Алмазбек Атамбаев, многим не верилось, что Киргизия действительно пойдет на разрыв договоренностей с Россией. Отчасти потому, что оба проекта предполагают масштабные инвестиции - порядка 1,5-2 миллиардов долларов. Таких средств, как известно, в республике нет. Не предвидится выделение подобных сумм из казны и в ближайшем будущем.

Проект имеет и геополитическое значение. Возводить гидроэлектростанции предполагается на реке, которая имеет огромное значение для ирригационных нужд стран, расположенных ниже по ее течению. В значительной степени для Узбекистана, чье руководство неоднократно призывало власти Киргизии отказаться от реализации проектов и провести их экспертизу под эгидой международных организаций. Официальный Бишкек, в свою очередь, неоднократно предлагал Ташкенту подключиться к строительству, чтобы исключить негативное влияние ГЭС на объем стоков, но согласием так и не заручился. Предполагалось, что узбекская сторона станет сговорчивее, когда к строительству подключится игрок, с большим весом на политической арене.

Для Киргизии возведение новых ГЭС имеет особое значение, прежде всего в связи с внутренними потребностями. В последние годы в республике все острее ощущается дефицит энергомощностей, что тормозит развитие экономики. Более того, существующие электростанции были построены еще в СССР и практически выработали свой ресурс, что время от времени приводит к ЧП. Последнее произошло перед Новым годом на крупнейшей в Киргизии Токтогульской ГЭС. Эта авария, к слову, и послужила поводом для форсирования событий вокруг Камбаратинской ГЭС-1 и Верхне-Нарынского каскада.

- Нам удалось избежать проблем, связанных с обеспечением населения электроэнергией из-за произошедшего на Токтогульской ГЭС, - заявил премьер-министр КР Темир Сариев. - Однако эта авария стала для нас предупреждением о необходимости скорейшей реконструкции существующих и ввода в эксплуатацию новых мощностей.

Пока же новых ГЭС нет, Киргизия ищет способ рационально использования имеющихся ресурсов. В правительстве видят решение проблемы в переходе на отопление углем и газом. "Необходимо подключать жилмассивы в пригородах столицы к природному газу, переводить крупные объекты на альтернативные источники энергии, - утверждает Темир Сариев. - Сейчас цена на газ и электроэнергию одинакова, но люди воруют электро-энергию. Поэтому следует ускорить работу по установке "умных счетчиков" в целях снижения объемов потерь в энергосистеме".

Долгая дорога в предгорьях

Строительство новых ГЭС в верховьях реки Нарын планировалось еще до распада СССР, однако к практическим действиям в Киргизии приступили только несколько лет назад с надеждой на прямую помощь России. Однако в силу ряда причин, включая изменение требований к созданию подобных объектов в горной и сейсмоопасной зоне, возведение гидроэлектростанций затягивалось. Одна из них - нерешенные вопросы с землеотведением непосредственно на месте, где и предполагалось строительство.

Уже после того как власти Киргизии заручились поддержкой политического руководства РФ в реализации проектов, выяснилось, что часть территорий, на которых стороны условились строить ГЭС, находится в частной собственности. Но сюрпризом это стало, скорее всего, только для российской стороны. Непосредственно в Киргизии это открытие никого не удивило, поскольку подобная практика - довольно распространенное явление. Правительство КР было вынуждено признать, что частные собственники тормозят развитие важных экономических проектов, вынуждая инвесторов выкупать у них земли по завышенной стоимости. Не менее важно отметить, что к окончательному решению вопроса отведения земель под строительство Камбаратинской ГЭС и Верхне-Нарынского каскада власти Киргизии пришли только в начале января 2015 года.

Впрочем, гораздо любопытнее другая деталь. Едва стороны договорились о сотрудничестве при возведении ГЭС, в Киргизии началась, мягко говоря, неоднозначная кампания. Политические круги республики разделились на сторонников и противников российского участия в энергетическом развитии КР. Причем последним удалось не только застопорить на какое-то время реализацию проектов, но и добиться изменения условий. Если изначально предполагалось, что ГЭС, построенные российскими инвесторами, будут принадлежать им определенный период времени - до окупаемости вложений, то позже стороны условились уже о создании совместных предприятий на равных долях. Причем киргизская сторона фактически обязывалась предоставлять только земли под строительство, а также найти покупателей на электроэнергию.

С последними все складывалось непросто. Ожидалось, что новые ГЭС будут работать не столько на внутренний рынок, где стоимость электроэнергии долго оставалась низкой, что, по сути, ставило под вопрос рентабельность проектов, сколько на внешний. Киргизия уже около десяти лет рассматривает свое участие в проекте "CASA-1000", предусматривающем поставки энергии из Таджикистана и КР в страны Южной Азии. Курируют CASA международные финансовые институты, но реализация его ставится под сомнение многими экспертами. Во многом из-за того, что ЛЭП, по которой будет осуществляться экспорт электроэнергии, должна пройти по территории Афганистана, охваченного войной, и непосредственно по так называемой "зоне племен", не контролируемой ни официальным Кабулом, ни пакистанской стороной.

Пока российская и киргизская стороны пытались найти компромисс по этому и другим вопросам, а строители на месте вели подготовительные работы в ожидании окончательного решения, ситуация в мире стремительно менялась. В конечном итоге решающее слово осталось за геополитикой.

Ничего личного!

Из-за санкций, ограничивших российские компании в доступе к дешевым кредитам, инвесторы предложили киргизской стороне пересмотреть некоторые условия сотрудничества. Период, когда РФ располагала свободными ресурсами, которые могла направить на масштабную поддержку партнеров на постсоветском пространстве, закончился. Образно говоря, приходилось одновременно решать социальные проблемы внутри континентальной России, снимать энергетическую блокаду Крыма и бороться с влиянием нефтяного фактора на развитие экономики.

Киргизская сторона, почувствовав перемены, забила тревогу. В конечном итоге все это вылилось в обсуждение проблем, сопровождающих реализацию энергетических проектов, между руководством КР и российской стороной - как на высшем уровне, так и с представителями компаний РФ - в последней декаде декабря 2015 года. Вернувшись из Москвы, Алмазбек Атамбаев выступил с сенсационным заявлением о возможном расторжении договоренностей с инвесторами, сделав акцент на сложной экономической ситуации.

- Надо быть реалистами, мы все видим состояние экономики России, она, скажем так, не на подъеме, тренды по цене на нефть идут только вниз, и по объективным причинам соглашения по строительству ГЭС не могут быть выполнены российской стороной, - пояснил президент КР на пресс-конференции в Бишкеке. - Но тут есть и вина КР. Мы затянули с отводом земли, не воспользовались моментом, когда были деньги, когда экономика России была на подъеме. Началась политика, мол, почему у Киргизстана не 100 процентов в активах ГЭС, а всего 50? Вот, пожалуйста, теперь у республики 100 процентов, стройте! В целом, для меня это горько, потому что хотел бы, пока президентствую, успеть открыть хотя бы одну ГЭС каскада, но верю, что мы найдем инвестора, да и России будет легче - одним обязательством меньше.

Заявление Алмазбека Атамбаева фактически послужило стартом кампании по денонсации соглашений с Россией. Причем, что любопытно, кампании весьма скорой. В первые дни нового года правительство подготовило проект документа, который направило в парламент. Законодатели, продемонстрировав удивительную и неожиданную для них слаженность, одобрили расторжение договоренностей с РФ. 22 января 2016 года закон вступил в силу.

Вопреки мнению сторонников конспирологических версий о внешнем влиянии на происходящее, и киргизская, и российская стороны подчеркивают, что решение не имеет политической подоплеки. Страны остаются союзниками, и интеграция в рамках ЕАЭС продолжится. Об этом, помимо киргизских чиновников, заявили и в МИДе РФ.

- При всей значимости планов строительства и последующей совместной эксплуатации указанных объектов, предусмотренных российско-киргизскими межправительственными соглашениями от 20 сентября 2012 года, эти проекты следует, преж-де всего, рассматривать как экономические, - заявила официальный представитель МИДа России Мария Захарова. - Возникшие проблемы связаны в первую очередь с глобальным экономическим кризисом, следствием которого стало значительное удорожание заемных средств... Как результат - дальнейшая реализация этих двух проектов на основе положений, зафиксированных в соглашениях, в настоящее время практически невозможна... Российская сторона с пониманием относится к решению партнеров о денонсации вышеупомянутых соглашений при том условии, что будут соблюдены необходимые международно-правовые процедуры и обеспечены материально-имущественные интересы сторон.

Что дальше?

Это главный вопрос, который сегодня волнует многих в Киргизии. Правительство утверждает, что может найти нового инвестора на проекты в течение полугода и переговоры якобы уже идут.

- Интерес к этим проектам проявлялся всегда, и сегодня интерес со стороны инвесторов есть, - заявил вице-премьер-министр КР Олег Панкратов. - Конечно, будет немного сложнее найти инвесторов для Камбаратинской ГЭС, но к Верхне-Нарынскому каскаду интерес достаточно велик.
Кто может прийти на смену российским компаниям, пока не ясно. Официальные источники об этом молчат, а экспертное сообщество предполагает, что инвестором могут выступить другие компании из РФ, некий консорциум из стран ЕАЭС, Китай или одна из арабских стран. Однако ни одна из версий пока не подтверждается. Вместе с тем в минэкономики утверждают, что готовы предложить будущим инвесторам "хорошие варианты для быстрой окупаемости". При этом о повышении тарифов, по крайней мере резком, внутри страны речи пока нет.

- У нас есть покупатель, который готов приобретать электроэнергию по 7-9 центов за киловатт с мая по сентябрь, - говорит замминистра экономики Айбек Калиев. - Мы же можем предложить инвестору вариант, когда он будет круглый год продавать электроэнергию по хорошей цене. Так рентабельность проекта увеличится. Инвестора нам поручено найти в течение полугода. Киргизстан не может ждать, пока в РФ закончится экономический кризис и российские компании смогут вложить деньги в проекты. Потребление электроэнергии в республике ежегодно растет, что требует строительства новых генерирующих мощностей.

Нерешенной пока остается и другая проблема - компенсаций российской стороне уже освоенных в КР инвестиций. По данным минэкономики республики, в рамках проекта Верхне-Нарынского каскада и Камбаратинской ГЭС-1 успели построить городок, мост и бетонный завод. Российский инвестор вложил в это порядка 1,8 миллиарда сомов.

- Построенные объекты остаются в собственности российской компании, - говорит Айбек Калиев. - Если мы найдем новых инвесторов, объекты можно потом выкупить. Ведь новому инвестору все равно нужен вахтовый поселок. Основное строительство на объекте не началось. Условия российской стороны были хорошие - кредиты под 2,5 процента и прямые капиталовложения. Сейчас стараемся найти инвесторов с такими же условиями. Просто у РФ, повторяю, сложная финансовая ситуация, и проект оказался неокупаемым.

Кстати

Парламент Киргизии по инициативе фракции "Ата Мекен" создал комиссию по проверке расходования средств на проекты Верхне-Нарынского каскада и Камбаратинской ГЭС-1.

Мнение

Чыныбай Турсунбеков, лидер фракции СДПК

- Мы должны проводить правильную ценовую политику в энергетике. При низких тарифах никто не придет. Надо полностью изменить отношение к энергетике. Нужно думать об энергетической безопасности, выработать такие тарифы, чтобы было удобно и населению, и инвесторам, чтобы последние становились в очередь, желая строить у нас ГЭС.