Новости

04.02.2016 22:40
Рубрика: Культура

Литмузей покажет детали мифа о Вячеславе Иванове

Как и все символисты, Вячеслав Иванов творил свой миф. Фото: РИА Новости
Как и все символисты, Вячеслав Иванов творил свой миф. Фото:
Выставка к 150-летию Вячеслава Иванова, Государственный литературный музей, Музей Серебряного века, до 24 февраля

Выставка открылась 4 февраля в Доме Брюсова в день 150-летия одного из крупнейших поэтов, мыслителей, филологов и основоположников русского символизма. Юбилей Иванова отмечается в этом году как-то незаслуженно скромно. Хотя по степени влияния на умы поэтов Серебряного века Иванов мало с кем сравнится. Своими учителями он считал Фридриха Ницше, Артура Шопенгауэра, Владимира Соловьева, славянофилов, немецких романтиков Новалиса и Фридриха Гёльдерлина. Он свободно владел французским, итальянским, латынью, а древнегреческий и вовсе изучил самостоятельно и страсть к античности пронес через всю свою жизнь.

Несмотря на то, что стихи Иванов писал еще в детстве, впервые они были напечатаны в 1898-1899 гг. по рекомендации Владимира Соловьева в "Журнале Министерства народного просвещения", Cosmopolis и "Вестнике Европы", но так и остались незамеченными. После этой публикации за Ивановым незаслуженно закрепилось клеймо "поэта для избранных". Настоящая слава придет позже: чуть ли не большую известность Иванову принесли сборники его статей по вопросам религии, философии, эстетики и культуры - "По звездам", "Родное и вселенское" и "Переписка из двух углов".

С 1891 года поэт почти не будет бывать на родине: он объедет полмира, будет жить в Италии, Греции, Швейцарии, Палестине, Египте. А после его возвращения в Россию в 1905 году произойдет событие, которое станет важнейшей вехой в истории символизма. Считая Петербург по-настоящему столицей России, Иванов поселится здесь и откроет свою знаменитую "Башню" на пересечении Таврической и Тверской улиц. Весь цвет литературно-художественной и интеллектуальной России будет собираться здесь.

"Кто только не сиживал у нас за столом! - впоследствии будет вспоминать дочь поэта Лидия Иванова. - Крупные писатели, поэты, философы, художники, актеры, музыканты, профессора, студенты, начинающие поэты, оккультисты; люди полусумасшедшие на самом деле и другие, выкидывающие что-то для оригинальности; декаденты, экзальтированные дамы". Завсегдатаями, конечно, были Зинаида Гиппиус и Дмитрий Мережковский, Александр Блок, Андрей Белый, Федор Сологуб, Мстислав Добужинский, Константин Сомов, Вера Комиссаржевская, Всеволод Мейерхольд и многие другие.

Вечера начинались поэтическими чтениями, а заканчивались спиритическими сеансами.

Как и все символисты, Иванов в своих стихах творил свой собственный миф, и "Башня" была частью этого мифа.

Выставка, организованная Государственным литературным музеем, приближает читателей к пониманию мифа Вячеслава Иванова.

Посетителей ждут графические портреты Иванова, его окружения, работы гостей "Башни" Судейкина, Добужинского, Остроумовой-Лебедевой, редкие фотографии из фондов ГЛМ, журналы, прижизненные издания, автограф Иванова из собрания филолога, переводчика-итальяниста, историка русской философии и литературы Серебряного века Николая Котрелева.

На ТВ отметят День памяти Пушкина

Премьерный цикл "Юрий Лотман. "Пушкин и его окружение" - на канале "Россия К" с 9 по 11 февраля в 15.10 и 23.50.

10 февраля - День памяти Александра Сергеевича Пушкина. К этой дате - премьера цикла "Юрий Лотман. "Пушкин и его окружение", который выходит в рубрике "Выдающиеся деятели культуры".

Цикл выходит на канале со 2 февраля этого года и продолжается две недели. Но по замыслу - его поставили в эфир именно потому, что отмечается дата, связанная с великим русским поэтом. С внезапным уходом Пушкина 10 февраля 1837 года "солнце нашей поэзии закатилось!". "Если бы жил он дольше, может быть, явил бы бессмертные и великие образы души русской, уже понятные нашим европейским братьям, - произнес в своей речи "Пушкин" Федор Достоевский. - Привлек бы их к нам гораздо более и ближе, чем теперь, может быть, успел бы им разъяснить всю правду стремлений наших, и они уже более понимали бы нас, чем теперь, стали бы нас предугадывать, перестали бы на нас смотреть столь недоверчиво и высокомерно, как теперь еще смотрят. Жил бы Пушкин долее, так и между нами было бы, может быть, менее недоразумений и споров, чем видим теперь. Но бог судил иначе..."

Литературовед, культуролог и семиотик Юрий Лотман рассказывает о великом поэте через отношение к нему его современников. Герои первых выпусков - император Александр I, лицеисты, окружавшие поэта в юные годы, семья Тургеневых и дальние родственники знаменитого писателя, талантливые и образованные люди, верой и правдой служившие своему Отечеству. На неделе с 8 февраля рассказ Юрия Лотмана будет посвящен Александре Россет-Смирновой (9 февраля), одной из самых интересных женщин пушкинской эпохи, дружбой с которой были связаны практически все замечательные люди того времени; графу Федору Толстому (10 февраля), которого прозвали Американцем, - он был сначала злейшим врагом поэта, а впоследствии стал одним из его ближайших друзей.

Историческая драма "Последняя дорога" Леонида Менакера, 10 февраля в 11.15 и 0.20.

...Январь 1837 года. В высшем свете Петербурга бурно обсуждается семейная жизнь камер-юнкера и поэта Пушкина. Распространяются сплетни о связи супруги поэта Натали с приемным сыном голландского посланника Геккерна - Жоржем Дантесом. Женитьба Дантеса на родной сестре Натали Екатерине не прекращает скандал. Пушкин стремится к дуэли: для него это последний, единственно возможный способ оградить себя и Натали от унижения. В ролях: Александр Калягин, Ирина Купченко, Иннокентий Смоктуновский, Андрей Мягков и др.

В Театре Моссовета поставили спектакль "Не все коту масленица"

"Не все коту масленица". Театр им. Моссовета, сцена "Под крышей". 7, 22, 26 февраля

Милый, домашний, тихий Островский. А Островский, как сказал режиссер Виктор Шамиров, есть Островский. Тут уж не поспоришь.

"Так сложилось, что среди актеров проходит вся моя жизнь. Я среди актеров не встречал ни одного плохого человека. Это трехлетние ангелы, которые, правда, делают вид, что прочли какие-то книги...", - рассказывал Шамиров. Известный режиссер театра и кино, сценарист и актер, в театре которого любят за то, что свои спектакли он ставит - словно снимает кассовые фильмы, ни на секунду не забывая о существовании зрителя в природе. А в кино отмечают как раз таки за его театральную любовь к психологическим деталям и живым подробностям. Ни одна погоня или перестрелка с мордобоем не обошлись бы у него, попадись такие сцены в руки, без внимания к внутреннему миру человека и остановки пристального взгляда на его душевном состоянии. Я не шучу. Шамиров умеет идеально работать с актерами как на сцене, так и в кадре. Артистов он "чувствует". А "Не все коту масленица" - как раз из разряда пьес, богатых острохарактерными ролями и потому многими любимых.

Здесь надо бы напомнить, что сцены из московской жизни "Не все коту масленица" сам Островский считал "скорее этюдом", чем пьесой. И что вот уже почти сто пятьдесят лет эта все-таки пьеса (на скромность автора никто никогда внимания не обращает) не сходит со сцены российских театров. И что сюжет вечен - богатый наглый купец, бедный нерешительный молодец, правильная бойкая девушка-невеста, отдавшая предпочтение молодости, а не богатству, и вдохновляющая своего жениха на подвиги по преодолению слабости характера. И что вечный русский женский вопрос на месте: за кого бы лучше замуж?

На сцене "Под крышей" Театра Моссовета обещали на крупном плане побаловать сочными актерскими работами. Купца Ермил Зотыча Ахова исполнит Евгений Стеблов, его дальнюю родственницу, ключницу Феону - Нина Дробышева, колоритную вдову Круглову - Елена Валюшкина. Молодежь играет в два состава: Агнию - Юлия Хлынина и Александра Кузенкина, бедного приказчика Ипполита - Станислав Бондаренко и Марк Вдовин.

В Театре Моссовета Виктор Шамиров ставит не впервые. Сначала был "Бог", затем комедия "Упражнения в прекрасном", уже шесть лет украшающая афишу. У "Кота", как сейчас в театре ласково сокращают название премьеры, есть все шансы составить ей достойную компанию.

Юлия Яковлева рассказала детям о довоенном Ленинграде

Дети ворона: 1938 год. Юлия Яковлева. - М.: Самокат

Самые сложные вещи детям проще всего объяснить через игру. В литературе - через сказку. Этим приемом и воспользовалась журналист Юлия Яковлева, написав книгу "Дети ворона" - первую из цикла "Ленинградские сказки". Произведение основано на семейной истории автора.

Начинается здесь все очень реалистично и в лучших традициях детской литературы. Хотите опасность - она есть. Шурка и Валька подкладывают на рельсы гвозди, монетку и гайку и ждут, когда проедет поезд. Поезд с дребезжащими замками промчится быстро, а из щелей вагонов на ребят посмотрят человеческие глаза... На железную дорогу ходить вообще запрещено родителями. Да и от Вальки одни неприятности. Но все это мелочи по сравнению с тем, что дальше придется преодолеть Шурке. Это Ленинград времен Большого террора и эта сказка - быль. "Так вот что значит - не бояться, - думал Шурка. - Это значит очень-очень боятся, но все равно идти вперед, только вперед".

Хотите тайну - и она найдется. Однажды ночью Шурка услышит, как в соседней комнате, где спят папа, мама и младший братик Бобка, начнется суета, а на утро окажется, что папа спешно уехал в командировку... Вот только соседи по коммунальной квартире наперебой шепчут, что его забрал Черный Ворон... Через день также неожиданно пропадает мама и Бобка, а Шурку и его сестру Таню соседи просто выгонят из дома. Если бы не таинственный шкаф с одеждой, через который нужно было пройти, чтобы попасть во вторую комнату, "спрятавший" брата с сестрой, то и их утащила бы эта страшная птица. Что за Черный Ворон, которого так боятся соседи? Кто скажет, где его искать? Здесь начинается другой жанр - магический реализм.

"- Товарищи вороны! Я постараюсь вас не задержать. (Ну что за чушь! - пронеслось в голове. - Что я несу?" Но отступать было поздно.) Видите ли, нашего папу забрал Черный Ворон. И мы его разыскиваем. Не знаете ли вы, где бы мы могли его найти?

Вороны опять переглянулись.

- Знаем, - ответила вторая ворона.

Шурка от изумления и ужаса уткнулся лицом в пальто сестры. Таня обняла брата.

- Не будете ли вы так любезны сказать нам, где он? - спросила она.

- Не будем, - сухо отрезала первая ворона.

- Поч-ч-чему?

- Потому что ваш интеллект значительно уступает нашему, - охотно объяснила ворона. - Вы нам неинтересны. Мы имеем дело только со своими. Пойдем, дорогая".

Противостояние добра и зла - и это, пожалуйста. Птицы здесь будут разные и все говорящие, они - как отражение разных человеческих типов: глуповатые и всего боящиеся воробушки, свободолюбивые чайки, самовлюбленный лебедь. Крысы станут помощниками-проводниками в темных и страшных коридорах. А у стен появятся настоящие уши, которые будут крутиться и вертеться в разные стороны, чтобы не упустить ни одного словечка. Люди поделятся на видимых и невидимых, вторыми станут непризнанные системой.

И как тут не вспомнить строки из "Реквиема" Ахматовой: "Перед этим горем гнутся горы,/ Не течет великая река, /Но крепки тюремные затворы,/А за ними "каторжные норы"/И смертельная тоска..."

Юлия Яковлева теперь ведет с детьми серьезный разговор в увлекательной форме - зачитаешься. Настоящая приключенческая книжка, где оживает город, говорят на человеческом языке звери и только с людьми творится нечто страшное.

Последние новости