Новости

Политический обозреватель Валерий Выжутович. Фото: Виктор Васенин/ РГ
Политический обозреватель Валерий Выжутович. Фото:
Анекдот на горячую тему. Клиент в банке: "Я хотел бы положить деньги в ваш банк. К кому мне обратиться?" - "К психиатру!" Россия не унывает. Анекдот - безотказное народное средство от черной меланхолии. Да и вообще граждане научились относиться к валютным обвалам, дефолтам и прочим экономическим катаклизмам как к погодным явлениям. Мол, переживем, и не такое переживали.

Но как бы то ни было, люди отдают себе трезвый отчет в происходящем. Каждый четвертый (24 процента) оценивает материальное благосостояние семьи как "плохое". Негативно характеризуют экономическое положение 33 процента опрошенных. А 48 процентов россиян своей жизнью в целом довольны. Что ж, по уровню оптимизма наши граждане не чета итальянцам, французам и разным прочим шведам. Среднемировые показатели тут на порядок ниже российских. Например, в том, что их страна переживает экономический спад, уверены 63 процента жителей планеты, и лишь 18 процентов полагают, что этот спад вскоре удастся преодолеть.

Социологи наблюдают, как под влиянием кризиса меняется потребительское поведение россиян. По данным ВЦИОМ, в 2015 году экономить на еде и повседневных расходах стали 58 процентов граждан - на 21 процент больше, чем в 2014-м. Но вызванный кризисом потребительский ажиотаж идет на убыль. Если в январе 2015 года продукты впрок закупали 39 процентов населения, то в декабре - 32. Рубли переводили в валюту в январе 13 процентов граждан, в декабре - 9. Продавали ценное имущество или личные вещи в январе 15 процентов опрошенных, в декабре - 11. При этом около трети россиян уже более полугода покупают менее дорогие продукты или совсем отказываются от отдельных товаров и услуг. Активней всех сокращают расходы пожилые люди (44 процента) и граждане с низкими доходами (42). Реже совершают покупки или совсем отказываются от приобретения тех или иных вещей и развлечений 35 процентов населения. Треть населения (33 процента) уже начала или собирается выращивать больше овощей и фруктов на своем приусадебном участке. Столько же подыскивают более высокооплачиваемую работу или дополнительный источник дохода. Четверть опрошенных периодически берут в долг у знакомых, 20 процентов принимают безвозмездную помощь от близких, столько же берут кредит в банке. Самые непопулярные меры борьбы с кризисом - валютные накопления (9 процентов) и продажа ценного имущества (5).

Граждане научились относиться к валютным обвалам, дефолтам и прочим экономическим катаклизмам как к погодным явлениям

Еще одна примета времени: наши граждане стали меньше отдыхать за границей. Будущим летом, по данным ВЦИОМ, более четверти россиян собираются провести отпуск в Крыму. Значительная часть населения не собирается отказать себе в удовольствии провести неделю-другую в Гурзуфе или Ялте.

Вера российского большинства в светлый - несмотря ни на какие кризисы - завтрашний день, как видим, не иссякает. Это вера людей, которым, в общем-то, нечего терять. Ресурсы оптимизма тут обратно пропорциональны личным ресурсам финансовым. Так, 72 процента граждан, опрошенных Левада-Центром, сообщили, что не имеют сбережений. На что же в таком случае надежда? Как это водится, вся надежда - не на себя, а на власть. И, конечно, на чудо, сотворить которое, в массовом представлении, способна только она же, власть, кто же еще.

Все это нам не впервой. Преодолевать социальные последствия финансового кризиса научены дефолтом 1998 года. Тогда число безработных в стране взметнулось до небывалой отметки. Кто-то потерял место в консалтинговой компании, кто-то был выставлен за порог рекламного агентства... Говорю "кто-то", подразумевая еще диковинный в ту пору, едва успевший народиться и тут же отдавший богу душу персонаж постсоветской России. Его доходы, стандарты потребления, образ жизни, культурные ценности, отнюдь не являясь универсальными, а порою кричаще разнясь, к тому времени все же выткались в некую социальную материю, имя которой - средний класс. Не все его представители олицетворяли собой эпоху малиновых пиджаков, но все так или иначе пережили финансовый крах, а вместе с ним - крах надежд.

Мерить российский средний класс (а он вновь подвергается испытанию) европейским каноном мы, конечно, не станем. Известно же, что родовое отличие "золотой середины" от люмпена - в исправной уплате налогов. Что применяемое к этой категории граждан определение "опора общества" - не расхожий ярлык, а констатация экономической реальности. Что если бюргер в Германии время от времени требует чего-то от государства, то он в своем праве: уплачено. Я это к тому, что представители российского среднего класса в 90-х годах отдавали в казну меньше, чем положено. В итоге сами и наказали себя. Это правительство США в годы Великой депрессии спасало средний класс государственными мерами, как бы возвращая ему его же налоговые вложения. А терпящему бедствие российскому банкиру под крылом родного государства защиты было не найти. Не будучи исправным налогоплательщиком, российский средний класс образца 90-х сам лишил себя бюджетного тылового прикрытия.

А вообще счастье россиян не зависит от экономики. Об этом говорят и данные соцопросов

Что-то подобное, но не в столь серьезных масштабах может повториться и теперь, хотя зарплата в конвертах постепенно становится анахронизмом.

А вообще счастье россиян не зависит от экономики. Об этом говорят и данные соцопросов. Российские граждане гордятся благополучием в семье. Они находят радость в детях и внуках. Они счастливы, поскольку в их жизни, как они сами считают, все удалось. Они видят счастье в интересной работе. Они довольны здоровьем своим и своих близких. Что еще надо, чтобы спокойно пережить экономический кризис?

Последние новости