Новости

Из лагеря беженцев меня сразу выгнали, когда я туда зашел поговорить
На проходящем сейчас в Кельне карнавале зарегистрировано несколько десятков сексуальных домогательств в отношении женщин. Большая часть из них - скорее пьяные дурацкие шутки, однако есть и один очень серьезный случай. Некий беженец 17 лет в три часа ночи пристал к молодой женщине, возвращавшейся с карнавала. Он стал показывать ей порно на экране своего смартфона, а потом вдруг сильно ударил жертву в лицо. Та потеряла сознание, а когда очнулась, пришла к выводу, что ее изнасиловали. Полиция задержала предполагаемого преступника, сейчас ведется следствие.

Это отрывочные сведения, попадающие в прессу. Но проблема в том, что узнать больше практически невозможно - в силу каких-то причин ситуация с беженцами замалчивается на всех уровнях власти. Почему так происходит - определенные догадки есть. Но ничего хорошего для Германии они не сулят.

Из лагеря беженцев в Кельне меня выгнали через пять минут после того, как я туда зашел, чтобы поговорить с тамошними обитателями. Прибежал начальник лагеря, худой вежливый немец в круглых очках и потребовал, чтобы все контакты велись только через центральный офис немецкого "Красного креста", а уж они там решат, в какой лагерь меня направить и что показать.

Молодой человек в тапках на босу ногу при плюс семи, с которым мы беседовали, получил тихое внушение по-арабски от помощника начальника, и тут же испарился.

Все, что связано с беженцами, окружено в Германии какой-то не очень понятной секретностью. Казалось бы, страна занимается добрым делом, принимает у себя бегущих от войн и преследований - есть чем гордиться. На деле же об этом не хочет говорить практически никто. Охотно рассказывают только сами беженцы - в основном молодые люди, от 18 до 35 лет. Они сидят на скамейках у станций метро, в дешевых закусочных, копаются в своих смартфонах. По всему их виду понятно, что заняться им абсолютно нечем. Но беда в том, что их истории вызывают некоторые сомнения.

"Я иранец-алавит, - рассказывает один из них, почему-то со священным индийским знаком "ом" на груди. - Бежал из Тегерана, потому что шииты у нас очень нетерпимо относятся к алавитам, и меня могли убить. Добрался до турецкого Бодрума автостопом, оттуда меня за 1 тысячу долларов перевезли на лодке в Грецию, а потом я пришел в Германию". С чего в Иране стали преследовать алавитов - последователей одного из направлений шиизма, тем более что Тегеран активно поддерживает алавита Башара Асада, выяснить у парня не удалось - он вдруг перестал понимать английский.

Нападения на местных жительниц в Германии - еще одна тема, по которой сложно получить конкретную информацию. Какие-то сведения оказываются в СМИ, но крайне отрывочные. Полиция же всеми силами замалчивает происходящее.

"Есть негласное распоряжение для СМИ не акцентировать внимания на преступлениях, совершаемых беженцами, - рассказывает председатель немецкой центристской партии Die Einheit (Единство) Дмитрий Ремпель. - При этом приезжают не пойми кто. Едут с Украины с сирийскими паспортами, например. Прибывают и вообще какие-то непонятные люди - давно живущие в Германии сирийцы удивляются, говорят, что приехавшие больше похожи на уголовников, чем на обычных граждан Сирии".

Причина замалчивания ситуации в том, считает Ремпель, что на беженцах делается огромный бизнес. Только в 2016-17 годах правительство ФРГ планирует выделить на них порядка 50 миллиардов евро. Благотворительные организации, занимающиеся приехавшими, получают огромные деньги, но куда они уходят - тайна. Надо учитывать и то, что практически все благотворительные организации связаны с различными политическими силами, использующими их в своих интересах.

"Заказывают, например, дорогие минивэны для того, чтобы устраивать беженцам экскурсии по городу, - поясняет Дмитрий. - Оплачивают поездки на такси, и даже дают "талоны" на бесплатное посещение публичных домов. А главное - вновь прибывшие по полгода не имеют право ничем заниматься, пока идет рассмотрение их дел. В выданных им временных документах указано, что права на работу обладатель этой бумаги не имеет. И вот они ходят по городу, бездельничают. Самые активные стараются чем-то заниматься, хотя бы учить язык, но таких - единицы".

Отдельный бизнес - сдача квартир тем, кто уже получил право на убежище в Германии. Беженцы заселяют целые многоквартирные дома, при этом аренду оплачивает государство.

По словам Ремпеля, не сказать, чтобы все в Германии были довольны сложившейся ситуацией. Многие выходят на демонстрации хотя бы потому, что им обидно, когда огромные суммы выделяются беженцам, тогда как средняя немецкая семья живет совсем небогато - 2 тысячи евро после налогов тут - нормальная зарплата, из которой надо платить кредиты и коммуналку. Однако протестовать против беженцев фактически означает причислить себя к крайне правым, то есть фактически стать изгоем - симпатия к нацизму в ФРГ - страшный грех.

При этом за выходками, подобной той, что имела место в новогоднюю ночь в Кельне, прослеживается четкая организация. Тем более, что схожие происшествия были в Мюнхене, Штутгарте, Франкфурте, Берлине.

За всем этим прослеживается организация, Германию "пробуют на зуб", считает Ремпель.

При этом за выходками беженцев стоит политическая подоплека, считает президент Европейского информационного центра прав человека в Вене Гарри Мюррей.

"В основном все события компрометирующие канцлера ФРГ Ангелу Меркель, такие, как истории с домогательствами, происходят в тех землях, где её партия (Христианско-Демократический союз - "РГ") не находится у власти. То есть где правят коалиционные партнеры. Совпадение"?, - спрашивает Мюррей.

- Что все же произошло около железнодорожного вокзала в Кельне в новогоднюю ночь? Пишут, что там были массовые приставания к женщинам со стороны беженцев, вплоть до изнасилований? - спросил я у официального представителя полиции Кельна Бенедикта Кляйманна.

- Всего после новогодней ночи зарегистрировано около 1 тысячи жалоб на сексуальные домогательства различного плана. Мы задержали какое-то количество подозреваемых, 11 процентов из задержанных сейчас находятся в предварительном заключении до прояснения обстоятельств. Около пятидесяти процентов причастных к нападениям нам найти не удалось, - четко отвечает Кляйнманн.

- Ну а все же, что именно произошло в новогоднюю ночь?

- Сейчас идет следствие, говорить о чем-то пока рано.

- То есть, возможно, ничего и не было?

- Нет, что-то было, конечно, но что именно - я сказать не готов.

- А какова ситуация на проходящем сейчас в Кельне карнавале?

В этом году на 50 процентов меньше всех видов правонарушений, чем год назад, - опять начинает сыпать цифрами Кляйманн. - Полиции после новогодних событий в два раза больше, порядок на карнавале поддерживают две тысячи наших сотрудников. С подозреваемыми в способности совершить противоправные действия мы заранее проводили профилактическую работу.

Складывается впечатление, что беженцы хотя и есть, но их как бы и нет.

"Наша задача - дать участвовать в карнавале всем, чтобы люди других культур могли влиться в немецкое общество, найти новых друзей", считает представитель кельнского Комитета по организации карнавала Хайнц Шульте. Поэтому, говорит он, никаких ограничений вводиться на празднике не будет.

Внешне на карнавале действительно все спокойно. Толпы ряженых стоят у каждого бара в старом городе, где проходит основное действие карнавала. Все пьяные и веселые, пьют пиво "Кельш" и поют песни. На каждом углу - наряд полиции с пистолетами и шокерами. Беженцев привлекли помогать полиции, чтобы смотрели за происходящим и чуть что - тут же сообщали бы патрульным.

Но под спудом что-то происходит.

Еще одна деталь - католическая церковь, сильно обедневшая из-за оттока прихожан после педофильских скандалов, уже не в состоянии содержать свои многочисленные церкви в Германии и продает их. И уже были случаи, когда в кирхах мусульманские организации устроили мечети.

Куда идет Германия?

Протесты

В нескольких европейских городах прошли многотысячные демонстрации "против массового притока беженцев и исламизации Европы". Самая массовая акция и скандальная состоялась в Дрездене - ее участники пронесли по набережной Эльбы символическую "виселицу для Меркель" в знак несогласия с миграционной политикой правительства ФРГ. На улицы саксонской столицы вышли от 6 до 8 тысяч человек. Как сообщает Spiegel Online, "паролем" собравшихся стала речевка "Меркель должна уйти". Протесты затронули и другие европейские города. Во французском порту Кале они вылились в столкновения с полицейскими, которые попытались пресечь несанкционированную акцию на железнодорожном вокзале, где около 150 человек вышли с плакатами "Мы здесь у себя дома!". Стражи порядка применили против толпы слезоточивый газ. В Праге произошли стычки между праворадикалами и левыми активистами, как и в Амстердаме. Немногочисленные сторонники либеральной миграционной политики скандировали в центре голландской столицы "Беженцы, добро пожаловать! Фашисты не пройдут!".

Акции, аналогичные той, что организовала немецкая PEGIDA, прошли в Братиславе, Дублине и даже Варшаве, хотя Польшу нельзя назвать страной, популярной у переселенцев из неблагополучных стран Ближнего Востока и Северной Африки.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке