Новости

Геннадий Кулик об изменениях в сельском хозяйстве за 15 лет, импортозамещении и возвращении людей в деревню
Геннадий Кулик: Если все сделать правильно, мы картинально изменим качество сельской жизни. Фото: Олеся Курпяева/РГ
Геннадий Кулик: Если все сделать правильно, мы картинально изменим качество сельской жизни. Фото:
За последние 15 лет Россия из страны с разрушенными сельхозпредприятиями и пустыми полками в магазинах превратилась в экспортера продовольствия, убежден член Комитета Госдумы по бюджету и налогам Геннадий Кулик. Его трудовая деятельность более 60 лет связана с сельским хозяйством.

Мы забыли о "ножках Буша" и сами поставляем мясо птицы за границу, не покупаем зерно, а входим в тройку стран-лидеров, продающих его на внешнем рынке, рассказал он в интервью "РГ".

Но для укрепления позиций, решения задач по импортозамещению надо сосредоточиться на поддержке ключевых отраслей, ввести в оборот не менее 13 миллионов гектаров пашни, заняться переработкой сельхозсырья.

Геннадий Васильевич, говоря о сельском хозяйстве, обычно интересуются итогами работы за год. Но сегодня, когда ставятся такие серьезные задачи в импортозамещении, наверное, важны исторические предпосылки развития отрасли?

Геннадий Кулик: Для начала важно отметить, что в России в той или иной мере с сельским хозяйством связаны более 40 миллионов семей - почти все население страны. Кто-то имеет земельный участок в виде сада или дачи, кто-то - в виде фермы. Немало и тех, кто по-настоящему пашет. В сельскохозяйственном производстве работает более 10 миллионов, а проживает в сельской местности 37 миллионов человек.

От уровня динамики развития сельского хозяйства в ближайшие годы будет зависеть место и роль России в мире. Как бы ни менялась политика, связанная с ценами на углеводороды, еда будет нужна всегда. Развитие стран Азиатско-Тихоокеанского региона, увеличение численности населения планеты в целом, опережает рост производства продовольствия. У России, с ее земельными, водными, человеческими ресурсами, очень хорошие перспективы стать крупным игроком на мировом продовольственном рынке, если грамотно выстраивать политику развития этой сферы экономики.

Но важно не повторять ошибки прошлого.

Какие?

Геннадий Кулик: То хорошее, что было сделано в советское время, хотя недостатков тогда тоже хватало, было фактически разрушено с середины 80-х годов к началу нашего века. Причем в ряде регионов было разрушено не только производство, но и сами устои сельской жизни.

Во многом это было сделано в результате земельной реформы, которая была проведена в начале 90-х годов. Когда Б.Н. Ельцин боролся за пост первого президента России, политические советники вспомнили Ленина и его знаменитый "пиаровский трюк", с которым он победил в 1917 году: "Землю - крестьянам, фабрики - рабочим, мир - народам!". Так появился новый тезис: "То, что не сделали коммунисты, сделаем мы - демократы. Ликвидируем колхозы и совхозы, землю отдадим в собственность крестьянам, и два с половиной миллиона фермеров накормят Россию". Вышел указ Ельцина о земельной реформе, который подкрепили постановлениями правительства о порядке реорганизации колхозов и совхозов и о приватизации и реорганизации предприятий АПК. Эти документы готовились под диктовку американских советников, и ставили одну цель - в короткий срок разрушить современные колхозы и совхозы.

Местным органам власти предписывалось в течение трех месяцев ликвидировать эти предприятия и землю разделить на паи для создания крестьянских (фермерских) хозяйств и частных предприятий. Беда в том, что в конечном итоге человек получал не земельный участок, а "Государственную расписку" или "Свидетельство", что государство выделяет ему в собственность земельную площадь в таком-то размере. Так в России появилась единственная в мире система приватизации земли - когда крестьянин получал не земельный надел (участок), а бумажку, которую впоследствии назвали "земельным ваучером".

Из-за реформ 90-х сельское хозяйство потеряло больше, чем за период Гражданской и Великой Отечественной войн

В результате из сельскохозяйственного оборота, по данным статистических органов, выбыли 13 миллионов гектаров пашни, а не обрабатывалось более 45 миллионов гектаров, в два раза больше, чем было освоено в период подъема целинных земель.

Как обстояли дела с отдельными отраслями?

Геннадий Кулик: Тяжело было мясной и молочной отраслям. И до сих пор они "хромают". Например, к началу 2000 года поголовье всех видов скота в России сократилось по сравнению с 1990 годом почти на 100 миллионов голов или в три раза, в два раза снизилось производство молока и мяса. Эти потери больше, чем утраты сельского хозяйства, понесенные за период Гражданской и Великой Отечественной войн.

Но самая главная потеря заключалась в том, что число работающих сократилось наполовину, закрылись многие сельские магазины, поликлиники, больницы, школы. За чертой бедности оказалось более 40 процентов населения. Средняя заработная плата по стране к 2000 году составляла 2 тысячи 283 рубля, а в сельском хозяйстве - 985 рублей. При этом средний размер начисленных пенсий был на уровне 694 рублей, при прожиточном минимуме в 1 тысячу 210 рублей. Многие говорили о том, что деревне уже не выжить, она не сможет встать на ноги, деревенские корни вырублены, село умирает. Самое страшное - была потеряна вера у людей.

Скажем прямо, чтобы вытащить село из такой "ямы", вернуть веру людей в возможность коренных изменений, восстановить производство, нужны не годы, а десятилетия и не миллионы, а сотни миллиардов рублей. Однако многие демократические деятели, используя благоприятную ценовую конъюнктуру на энергоносители, считали не нужным восстанавливать сельское хозяйство, называя его "черной дырой". Зачем нам этим заниматься, говорили они, купим еду за рубежом. Тогда на наш рынок хлынули "ножки Буша" и другая продукция сомнительного качества, и это еще больше осложнило в первый период работу по восстановлению сельского хозяйства.

Какие решения по изменению ситуации вы считаете ключевыми?

Геннадий Кулик: В 2000 году был избран Президент России В.В. Путин, и это время можно считать нулевой точкой отсчета в современном развитии села. Первые решения тогда дались президенту непросто. Либералы говорили, что спасет нас только рынок: он "убьет" неспособных, а что не смогут дать способные - купим за рубежом. Коммунисты тянули к плановой экономике.

Исторический же опыт убедительно свидетельствовал в пользу многоукладного типа сельского хозяйства. Президент учел эти особенности и определил аграрную политику государства. Она должна была, во-первых, обеспечить приоритетное развитие села. И, во-вторых, равную господдержку всех форм производства (личных подворий, крестьянско-фермерских хозяйств, сельхозкооперативов и крупных холдингов), которые не только производят, но и перерабатывают, хранят, а дальше реализуют свои продукты населению.

В 2001 году был утвержден Земельный кодекс, в 2002 году принят закон об обороте земель сельхозназначения. Но этого было недостаточно, нужна была законодательная база для формирования новых земельных собственников. И в 2003 году президент подписал два закона - о крестьянском (фермерском) и о личном подсобном хозяйстве. Эти законы и сегодня - нормативная база для организации сельхозпроизводства.

И несколько цифр по финансированию. Путин получил президентский мандат в середине двухтысячного года. На сельское хозяйство в то время выделялось меньше 10 миллиардов рублей в год, но в 2007 году это были уже 63 миллиарда, в 2008-м - 113, в 2009-м, когда был утвержден первый этап госпрограммы развития сельского хозяйства до 2012 года, село получило уже 165 миллиардов рублей, а всего за четыре года - 460 миллиардов, что в шесть раз больше, чем за предыдущую пятилетку.

Кроме того, такие отрасли, как свиноводство и птицеводство, ежегодно получали дополнительные ресурсы на восстановление. Также аграриям компенсировались расходы на удорожание топлива, минеральных удобрений, кормов и на другие нужды.

Даже в сложном по экономической ситуации 2015 году, при сокращении всех расходов бюджета, дополнительно на развитие аграрной отрасли было выделено 42 миллиарда рублей. А в 2016 году при общем сокращении бюджетных доходов предусматривается 237 миллиардов рублей против 166 запланированных в госпрограмме. Мы видим, что принцип приоритетного развития села поддерживается государством даже в самых сложных экономических условиях.

Очень важно сохранить такой подход, особенно в 2016 году, который складывается крайне сложным и необычным по природным условиям.

Я обращаюсь к министру финансов. Ради бога, не сокращайте расходы на развитие сельского хозяйства, ведь рост производства за последние два года составляет по 3 процента в год. Не режьте то, что кормит людей пока без перебоя. Хорошо ли, плохо ли, а корова каждый день дает до 14-16 литров молока, курочка несет свое яичко, от животного, которое на откорме, на магазинную полку придет 500 граммов мяса. Нельзя трогать то, что каждый день поддерживает реальную экономику, социальную стабильность, иначе последствия будут самые плачевные. Важно понимать, что было очень непросто, но за последние 15 лет сельское хозяйство возродилось. Второй раз хоронить его нельзя, как бы тяжело ни было с финансовыми ресурсами.

Приведите наиболее яркие примеры этого возрождения.

Геннадий Кулик: Я отдаю себе отчет в том, что не все гладко и нужно сделать больше, чем сделано. Но, наверное, самый наглядный пример - на полках в магазинах. Нет никакой паники на продовольственном рынке.

Есть объективные цифры, назову наиболее значимые. За последние 15 лет производство продукции во всех категориях хозяйств увеличилось на 53 процента, а в фермерских хозяйствах почти в 6 раз. По большинству показателей удалось не только восстановить, но и превзойти уровень 1986-1990 годов, период наиболее высоких показателей, достигнутых в советские годы. Это - касается таких важных продуктов, как зерно, сахарная свекла, подсолнечник, картофель, овощи.

Весь рост производства обеспечен за счет повышения урожайности, внедрения во многих регионах страны новых современных, интенсивных технологий, растет заинтересованность специалистов и всех работников в результатах своего труда.

Важнейший показатель - производство мяса, он вырос за 15 лет в 2,2 раза, а производство мяса птицы превысило уровень 1990 года и возросло в 2,3 раза. Это хорошие показатели. Кстати, находящиеся сегодня в стадии завершения строительства и реконструкции птицефабрики обеспечат в ближайшие годы прирост производства мяса на 300-350 тысяч тонн и яиц на 3-4 миллиарда штук, а свиноводческие комплексы дадут прибавку в один миллион тонн.

Импорт мяса бройлеров из США в Россию по ранее подписанным соглашениям прекращается. Страна только на этой операции сэкономит более 250 миллионов долларов США. Россия закроет потребность нашего рынка в мясной продукции.

Одним из главных показателей, конечно, остается то, что мы видим ежедневно у себя на столе. Если в 2000 году мы потребляли в среднем 45 килограммов мяса на душу населения, то в 2014-м - 75. Молока было 215 литров, а стало - 244. Потребление яиц за 15 лет выросло на 30 штук в год, и в два раза - до 64 килограммов в год фруктов и ягод.

Давайте поговорим о проблемах. Аграрии жалуются на высокие ставки по кредитам.

Геннадий Кулик: Я считаю, что нам надо в целом уточнить нашу аграрную экономическую политику. Сегодня поддержка сельхозпроизводства во многом строится по принципу: крестьянин сначала должен иметь или найти средства для выполнения работы, а государство потом ему компенсирует часть расходов, например, субсидирует процентную ставку. На это уходят месяцы. А сельское хозяйство устроено таким образом, что деньги нужны еще вчера, чтобы запастись кормами, семенами, удобрениями. Крестьянин же получает не средства на приобретение этих товаров, а частичную компенсацию, если эти затраты оплачены. Кроме того, нынешняя система очень забюрократизирована. Траты крестьянина регулируются из Москвы по 57 направлениям. 

Поэтому депутаты договорились с минсельхозом такие подходы изменить. Во-первых, давать деньги на рост производства, на рубль произведенной продукции и на повышение качественных показателей. Чем лучше будут результаты - тем больше госпомощь. И важно особо заинтересовать производителей в эффективном использовании земельных ресурсов.

Государство в безопасности, когда производит тонну хлеба в год на душу населения. Пока мы производим 700 кг

Подготовлен законопроект, по которому сельхозтоваропроизводитель должен получать краткосрочные и долгосрочные кредиты по ставке 5 процентов годовых, не более. А все остальное банку будет компенсировать бюджет, не привлекая к этому крестьянина.  В связи с тем, что банк, кредитующий по таким ставкам село, получает от Банка России средства  по ключевой ставке 20 процентов, разница ему будет компенсироваться государством.  

Планируем изменить этот порядок на срок до 1 января 2020 года. 

Инвестиционными проектами в АПК должны заниматься крупные  банки, в которых есть участие государства.  Так называемые, уполномоченные банки. Их перечень будет утверждать правительство.

А как быть с закредитованностью хозяйств, которая уже превысила 2 триллиона рублей?

Геннадий Кулик: Есть специальный закон о финансовом оздоровлении предприятий АПК. Он сыграл свою роль, и надо продолжить эту работу. Для этого нужно восстановить работу республиканских и региональных комиссий. Правительству необходимо сформировать полномочия комиссий по решению этой проблемы и дать им право определять, по каким видам задолженности, и на какой срок можно делать отсрочку по выплате кредитов, как поступать с начисленными процентами, штрафами, пени, какие из них вообще можно списать. Это был бы не огульный подход, а "штучная", конкретная работа по финансовому оздоровлению сельскохозяйственных организаций.

Мне кажется, что сегодняшняя ситуация с задолженностью  заслуживает более внимательного подхода. Например, по кредитам, полученным на развитие молочного животноводства и других малорентабельных производств, а по ним сегодня проводятся меры по импортозамещению, можно было бы часть задолженности списать и не начислять проценты. При этом необходимо оказать поддержку банкам.   

Как вернуть в сельхозоборот те 13 миллионов гектаров пашни, которые мы утратили в результате реформ?

Геннадий Кулик: Минсельхозом подготовлен законопроект о внесении изменений в земельное законодательство. Если говорить совсем коротко, предлагается в случаях, когда в течение 3 лет с момента приобретения земельного участка, он не использовался по целевому назначению и надлежащим образом, предоставить право муниципалитетам применять к собственнику такого участка меры экономического принуждения. Например, на 2 года повысить ставку земельного налога с 0,3 до 3 процентов от кадастровой стоимости.

В законе должны быть указаны четкие причины для доказательства, что земля используется нецелевым и ненадлежащим образом.  Например, собственник земель по закону должен поддерживать и повышать плодородие почвы. Но каким оно было, когда участок оформлялся в собственность, неизвестно. Поэтому для того, чтобы подтвердить в суде, что эти требования не нарушались, собственник должен иметь документы, подтверждающие приобретение удобрений. То же самое - по количеству поголовья скота. Ветеринарная служба должна ежегодно обследовать все поголовье животных, которое есть на территории муниципалитета, в том числе и у собственников земельного участка, используемого ненадлежащим образом.

Если меры предупреждения не помогают и земля по-прежнему пустует, должно быть предоставлено право муниципалитетам в судебном порядке изымать такой земельный участок.

Главное, в регионах для вовлечения в оборот неиспользованных земель, как это делает Калужская область, нужно создавать специализированные организации - машинно-тракторные станции, которые необходимо оснастить техникой для освоения таких участков. То есть, поднимать, если хотите "целину", во многих случаях заросшую кустарником и лесом.

Какова наша генеральная цель в сельском хозяйстве?

Геннадий Кулик: Первое. Есть стандарт, выработанный среди экономистов, аграриев. Государство в безопасности, когда производит тонну хлеба в год на душу населения. Мы пока производим не более 700 килограммов. Поэтому для удовлетворения внутренних потребностей и наращивания экспортного потенциала надо увеличивать производство зерна. В ближайшие годы нужно и можно нарастить сбор зерна как минимум до 105-107 миллионов тонн. Для этого следует продолжить техническое перевооружение сельского хозяйства с привлечением льготных кредитов и других видов поддержки.

Необходимо использовать произведенные у нас же минеральные удобрения. Сейчас на гектар пашни мы вносим 28 килограммов удобрений, в то время как развитые страны до 150 килограммов. При этом мы производим порядка 19 миллионов тонн удобрений, а используем у себя меньше 2 миллионов, остальное продаем за рубеж. Это безобразие!

Ни в коем случае нельзя уходить из тройки лидеров по экспорту зерна пшеницы. Но продажу на экспорт надо сделать расходной статьей зернового баланса и следить за неснижением резерва, чтобы мы могли реально видеть и наши потребности, и наши возможности. Обеспеченность страны хлебом нужно приравнивать к обеспеченности современным вооружением.

Нужна переработка сельхозсырья. То есть надо делать собственную муку, и не закупать макароны и лапшу за границей, сделанную из нашего же сырья.

Важный момент - замещение импорта. Сейчас мы тратим на покупку продовольствия за рубежом более 40 миллиардов долларов. Давайте проанализируем статьи расходов. Понятно, что бананы, чай, кофе нам не заменить. Но мы покупаем сегодня 48 миллионов декалитров вина, в том числе сомнительного производства. Тратим на это 1,1 миллиарда долларов в год. На закупку томатов - более 880 миллионов долларов. Эти деньги можно направить на строительство теплиц и круглый год есть свои овощи. По-хорошему, нужен квадратный метр теплиц на городского жителя, чтобы уйти от зависимости импорта. На эти цели нужно дополнительно предусмотреть 5-6 миллиардов долларов ежегодно.

Еще один чрезвычайно важный момент - социальное переустройство села. Сейчас идет довольно неприятный процесс - постоянно увеличивается число населенных пунктов, где проживают до 4-6 человек. Таких уже больше 35 тысяч. Поэтому строительство в сельской местности дорог, школ, больниц, детских садов, водо- и газоснабжение - должно быть одним из приоритетов госполитики в области сельского хозяйства.

Внутренне человек тянется к природе, к работе на земле. Я уверен, что если все делать правильно, мы кардинально изменим качество сельской жизни и вернем людей в деревню.

Как сдержать рост цен на продукты?

Геннадий Кулик: Нужно внести серьезные поправки в закон о торговле. Ценовую политику формируют крупные фирменные сетевые магазины. И когда вы проанализируете цены, то увидите, что розничная стоимость большинства продуктов в 2-3 раза выше того, что получает за свой труд сельхозпроизводитель. К примеру, цельное молоко. За прошлый год крестьянин за литр проданного молока выручил 24-26 рублей (с учетом доплаты из бюджета), а цена в магазине составила 50 рублей и более за литр базисной жирности 3,2 процента. Такое же соотношение по многим другим продуктам. Поэтому по ряду социально значимых продуктов нужно разрешить правительству утверждать розничные цены и торговые наценки в процентном отношении от цены, которую получает сельхозпроизводитель. Это первое.

Во-вторых, надо серьезно увеличить продажу сельхозпродуктов на колхозных рынках. Например, творог, который я раньше покупал на Коньковском рынке, ставший в итоге "крытым", стоил в разы дешевле, чем сейчас. А все потому, что для продавцов повысилась стоимость аренды, но ни качество творога, ни качество упаковки не изменилось. Пусть люди торгуют в определенные дни на уличных ярмарках, особенно в небольших городах, где просто нет необходимости строить крытый рынок. В Европе, на которую мы так часто ссылаемся как на образец, такие уличные фермерские рынки - обычное дело.

Рынки, ярмарки важны еще и потому, что мелкие производители с их помощью закрывают свои финансовые потребности. С мешком картошки, ящиком рассады или двумя утками их не пустят в торговые сети. А на деньги, вырученные от продажи этих нужных людям продуктов, крестьянин будет жить месяц. В торговле, как в сельхозпроизводстве, важны все формы - и маленькие базарчики, и крупные сети. Хорошо, что это понимают власти многих регионов.

Третий важный момент - надо иметь резерв на случай дефицита какого-либо товара, особенно по социально значимым продуктам: сахар, масло растительное, мука, крупы и прочее.

И четвертый момент - государство должно устанавливать предельный уровень цен на социально значимые продукты. Под эти цены будут подстраиваться и другие производственные товары. Тем самым будет обеспечен некий ценовой баланс.

визитная карточка

Геннадий Васильевич Кулик - российский государственный и политический деятель, депутат Государственной Думы VI созыва от партии "Единая Россия", член Комитета Госдумы по бюджету и налогам.

Родился в 1935 году в Псковской области.

Окончил Ленинградский госуниверситет с красным дипломом.

Более 60 лет трудовая деятельность связана с сельским хозяйством. Начинал в Новосибирском НИИ экономики сельского хозяйства. Был председателем Государственного агропромышленного комитета РСФСР и первым заместителем председателя Совета Министров РСФСР - министром сельского хозяйства и продовольствия РСФСР (в первом правительстве Ивана Силаева).

Трудился в должности вице-премьера в правительстве Евгения Примакова. Курировал АПК.

Автор книги "15 лет с Президентом В.В. Путиным", описывающей путь развития сельского хозяйства начиная с 2000 года.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке