Новости

Президент Московской международной валютной ассоциации Алексй Мамонтов не исключает падения доллара до 65 рублей
Следить за курсами валют для россиян стало привычным делом.  Фото: РИА Новости
Следить за курсами валют для россиян стало привычным делом. Фото:
Чем сильнее аритмия у валютного рынка, тем больше рождается всевозможных курсовых прогнозов.

Если в начале года пессимисты пророчили курс 100 рублей за доллар, то теперь они стали еще мрачнее и говорят уже о 120. У оптимистов - своя крайность.

Уже договорились до того, что мир стоит на пороге валютной войны, что вся надежда рубля только на юань и надо внимательнее приглядеться к "китайцу" и пожелать ему всех благ.

Все это мы решили обсудить с президентом Московской международной валютной ассоциации Алексеем Мамонтовым. И узнать его прогноз: какие курсы нас удивят в феврале и во втором квартале этого года.

Алексей Николаевич, некоторые эксперты говорят, что ожидаемое вскоре укрепление юаня повлечет за собой и укрепление рубля. Так ли это? Можете ли вы объяснить механизм такого укрепления?

Алексей Мамонтов: Я не вижу какой-либо прямой связи между укреплением юаня и рублем.

Доля использования юаня в наших международных расчетах несопоставимо мала по сравнению с тем же "американцем" или евро. У нас импортные контрактные платежи в основном в евро, и затем в долларах, а экспортные - в долларах и потом - в евро. Поэтому "юаневая" ситуация на нас прямо не влияет.

Другое дело, что снижение темпов роста китайской экономики сокращает спрос на поставляемые нами сырье и энергоресурсы, что способно создать дополнительные проблемы с их реализацией.

Китай является ныне "мировой фабрикой", основным поставщиком промышленной продукции. Соответственно, его доля как в производстве, так и в торговле постоянно растет и поддерживает цены на мировом рынке сырьевых и энергетических продуктов. Сбои в работе этой "фабрики", сокращение ею объема производства влияет как на потребительский рынок, так и на рынок производительных ресурсов, а также и на инвестиционный спрос и предложение, затрагивая и монетарные аспекты.

А насколько наш рубль зависит от тех валют, в которых Центробанк держит международные (золотовалютные) резервы?

Алексей Мамонтов: Рубль зависим только от доллара и евро, от их объема предложения на валютном рынке. Во внешнеторговых расчетах, а также в кредитных отношениях мы используем именно эти валюты. Так что драматическое влияние на наш рубль могут оказать только эти мировые резервные валюты.

Нынешнее динамичное снижение курса рубля происходит из-за того, что сокращается предложение именно этих валют ввиду падения стоимостного объема экспорта. И как следствие, притока на внутренний рынок экспортной валютной выручки. Заемные или инвестиционные источники пополнения рынка также заметно сокращаются в последние два года.

А валюты, в которых наш ЦБ также держит часть своих резервов (типа японской иены, британского фунта или швейцарского франка), на курс рубля никак не влияют, так как ничтожна доля этих валют в наших внешнеэкономических расчетах и, соответственно, потребность в них.

В самый разгар январского падения рубля многие эксперты нас успокаивали: надо будет - ЦБ вмешается и прекратит это. Какой инструментарий остался у отечественного ЦБ для противодействия ослаблению рубля?

Алексей Мамонтов: С переходом к процентному (инфляционному) таргетированию ЦБ снял с себя обязательства по поддержанию курса рубля, отпустив его в так называемое свободное плавание (free floating). Это не означает, что ЦБ при этом не предоставляет рынку необходимую ему валютную ликвидность (для обеспечения обязательств кредитных и некредитных организаций по обслуживанию взятых им займов, расчетов по импортным контрактам, проведения кассовых неторговых операций). Но чтобы поддерживать необходимый и достаточный уровень такой ликвидности, Банк России использует ныне не столько прямые валютные интервенции, сколько операции валютных РЕПО (выдача ЦБ краткосрочных кредитов в валюте под залог российских облигаций под определенную ставку). Однако необходимо понимать, что сегодня дефицита валютной ликвидности на рынке нет.

Скорее, напротив, у многих компаний и банков избыточная ликвидность, они "перелимичены американцем" и уже не знают, куда его девать, поскольку часть этой ликвидности ими накоплена впрок, в ожидании дальнейшего снижения курса рубля.

Как только тренд развернется, мы с вами увидим эту избыточную ликвидность на рынке. В этой связи ужесточение нормативных ограничений для валютных операций, которое то и дело предлагают некоторые "эксперты" и депутаты, является не только избыточной, но и чрезвычайно вредной мерой.

Да, отчасти нынешняя ситуация на рынке используется в спекулятивных целях. Но сегодня банки (да и не только банки) в условиях падения экономики, невостребованного кредита, высоких рисков практически лишены возможности что-либо заработать (за год прибыль в банковской системе сократилась втрое!). И пока экономика не начнет расти, бизнес оживать, а ключевая ставка не станет снижаться хотя бы до однозначных значений, банки будут используют любую возможность, чтобы поддержать свою рентабельность, в том числе и через валютные операции.

Что курс грядущий нам готовит?

Каков ваш максимальный и минимальный прогноз по курсу доллара и евро, обрисуйте, пожалуйста, возможный курсовой коридор?

Алексей Мамонтов: По опыту прошлых лет, во втором квартале чаще всего происходит некоторое локальное укрепление рубля.

В этот период спрос на валюту обычно снижается, спекулятивный фактор слабеет, валютное предложение растет (в том числе и из-за разворота тренда). И это помогает рублю потяжелеть. При этом ЦБ может и не дать ему существенно компенсировать предыдущее падение.

Во-первых, чтобы отчасти пополнить свои резервы.

Во-вторых, не создавать сильного "проседания" перед последующим новым взлетом "американца" и евро.

В-третьих, чтобы не наполнять рынок избыточной рублевой ликвидностью.

Не томите: 120 рублей за доллар будет?

Алексей Мамонтов: Во втором квартале доллар может опуститься до 65-70 рублей, а "европеец", соответственно, до 75-80 рублей.

До конца же марта обе валюты могут обновить свои рекордные курсовые значения, достигнув 90-95 рублей за доллар и 100-105 рублей за евро. Но это при плавном снижении цен на баррель не ниже 20-25.

Если же нефть марки Брент обвалится ниже этих значений (такую вероятность я оцениваю в районе 20 процентов), вот тогда доллар вполне реально может взлететь и до 120 рублей.

Нефть виновата

Число россиян, считающих, что изменения курса рубля связаны с международной политикой и санкциями, за последний год резко уменьшилось. Зато стало больше тех, кто связывает колебания национальной валюты с нестабильной ситуацией на рынке нефти. Об этом говорится в отчете "Информ", подготовленном по заказу Центробанка на основе опроса населения.

При этом в исследовании отмечается, что ожидания граждан по изменению курса рубля к иностранным валютам на 2016 год улучшились. В январе доля считающих, что курс российской валюты вырастет, увеличилась по сравнению с прошлым месяцем до 16 процентов. При этом остается высокой - 38 процентов - доля респондентов, ожидающих ослабления рубля.

Потребительские и сберегательные установки россиян в январе по сравнению с декабрем практически не изменились. Более половины респондентов предпочитают не тратить лишние деньги, а сберегать их. Наиболее привлекательной формой сбережения остается размещение средств в банках.

Инфографика: Леонид Кулешов / Юлия Кривошапко / РГ
Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке