Меню

Похожие материалы

Материалы рубрики

Шпага князя Николая Борисовича Голицына

Ее обладатель был последним ординарцем Багратиона, приятелем Пушкина, дошел с русской армией до Парижа, а на склоне лет воевал в Севастополе

Эрмитаж и журнал "Родина" продолжают совместный проект, в рамках которого мы знакомим читателей с малоизвестными раритетами из запасников главного российского музея.

Первый владелец этой шпаги долгое время оставался неизвестным. Полвека назад легендарный хранитель эрмитажного Арсенала Л.И. Тарасюк (1925-1990) установил ее принадлежность князю Николаю Голицыну (1794-1866) - герою наполеоновских войн, приятелю Пушкина и популяризатору его творчества за рубежом, корреспонденту Бетховена и популяризатору его творчества в России...


Завет Багратиона

При известии о переходе Наполеона через Неман семнадцатилетний князь Николай Голицын, намеревавшийся посвятить свою жизнь литературе и музыке, помчался из своей деревни в столицу, чтобы определиться в действующую армию. В Петербурге он получил назначение в штаб князя Багратиона и в конце июля явился к нему под Смоленском. 15 августа Николай Голицын был записан юнкером в Киевский драгунский полк, но оставлен ординарцем при Багратионе. В сражении при Шевардине 24 августа 1812 года юный драгун получил контузию в голову; через день, при Бородине он стал свидетелем смертельного ранения Багратиона. Умирающего полководца увезли в Симу - имение во Владимирской губернии, принадлежавшее отцу Николая Голицына.

Прощаясь со своим ординарцем, генерал посоветовал ему явиться к командиру Киевских драгун полковнику Георгию Эмануэлю: Багратион высоко ценил его за боевые и личные качества. Но Эмануэль также был ранен при Бородине. Николай Голицын последовал предсмертному совету Багратиона лишь в феврале 1813 года, когда встретился в Саксонии с Эмануэлем, произведенным уже в генералы. С этого времени князь состоял его адъютантом, деля со своим командиром тяготы и подвиги Заграничных походов до полной победы над Наполеоном.


Вехи боевого пути

Впрочем, для Николая Голицына война не закончилась вступлением в Париж 19 (31) марта 1814 года: генералу Эмануэлю повелено было преследовать наполеоновские войска, покинувшие французскую столицу. Последний выстрел войны прозвучал для князя Голицына лишь 24 марта в Ла Ферте-Але, в пяти лье от Фонтенбло, где Наполеону суждено было отречься от престола. Путь нашего героя к этому городку был отмечен знаком отличия Военного ордена св. Георгия, присвоенным князю еще до производства в офицеры, серебряной медалью в память войны 1812 года, орденом св. Анны 3й степени (анненским крестом на эфесе холодного оружия), золотым оружием с надписью "За храбрость", и, наконец, орденом св. Владимира 4й степени с бантом.

Поскольку Голицын служил в кавалерии, его наградное оружие представляло собою саблю с надписью "За храбрость" на дужке и с финифтяным анненским знаком на крестовине гарды. Но летом 1818 года князь Голицын был переведен капитаном в Лейб-гвардии Павловский полк, принадлежавший к тяжелой гвардейской пехоте. Смена рода войск повлекла и смену оружия: Николаю Голицыну следовало обзавестись шпагой с анненским крестом и надписью "За храбрость". Князь пошел дальше: он велел оружейнику выгравировать на чашке гарды названия населенных пунктов, знаменовавших собою памятные вехи его боевого пути.

Однако носил он эту шпагу недолго: 23 мая 1821 года Николай Голицын женился на княжне Елене Салтыковой (1802-1828) и, выйдя в отставку, отправился в путешествие по Европе.


Перо и струны

Николай Голицын получил весьма разностороннее образование, но главным его увлечением была музыка. С 1817 года он начал участвовать в благотворительных концертах - сначала как скрипач, а затем и виолончелист. Осенью 1822 года князь написал первое письмо Бетховену, перед гением которого благоговел; между ними завязалась оживленная переписка, длившаяся до смерти композитора. По заказу князя Голицына Бетховен создал три квартета, в которых, по признанию автора, воплотились самые сокровенные его чувства; он посвятил их своему русскому почитателю. Благодаря Н.Б. Голицыну, 26 марта 1824 г. в Петербурге состоялось первое исполнение знаменитой "Торжественной мессы" Бетховена.

В годы службы в Л.-гв. Павловском полку князь не раз встречался с вышедшим из Лицея Пушкиным; впоследствии князь перевел его стихотворение "Клеветникам России" на французский язык. "Тысячу раз благодарю вас, милый князь, за ваш несравненный перевод моего стихотворения, направленного против недругов нашей страны, - писал Пушкин Голицыну 10 ноября 1836 г. - Я видел уже три перевода, из которых один сделан высокопоставленным лицом из числа моих друзей, но ни один не стоит вашего...".

Позднее князь перевел на французский язык и поэму "Бахчисарайский фонтан"; он оставил также целый ряд ценных в историческом отношении сочинений мемуарно-биографического жанра, и в их числе - "Жизнеописание генерала от кавалерии Эмануэля".


И вечный бой...

В начале 1826 г. генерал-лейтенант Эмануэль прибыл в Петербург на похороны императора Александра I. Голицын, возвратившийся в 1823 г. на службу в Павловский полк, вновь свиделся со своим старшим другом. В июне 1826 г. Эмануэль был назначен командующим войсками на Кавказской линии, в Черномории и Астрахани и начальником Кавказской области. Персия, готовившаяся к войне с Россией, подстрекала горцев к набегам на левом фланге Линии; Турция - на правом. Вступая на новое и трудное поприще, Эммануэль нуждался в проверенных помощниках; князь Голицын не остался глух к призыву своего боевого командира: он вновь поступил в адъютанты к Эмануэлю.

Перед отъездом на Кавказ князь Николай Голицын заказал известному оружейнику Вильгельму Николаусу Шаафу новый клинок и ножны для свой шпаги.

Шааф принадлежал к числу тех мастеров из Золингена, которых в 1815 году император Александр I пригласил в Россию для создания образцовой оружейной фабрики в Златоусте. В конце 1824 года Шааф перебрался в Петербург: вместе с сыном Людвигом он работал над клинками и эфесами; другие его сыновья - Иоганн и Фридрих - специализировались на ножнах. Отбывая на Кавказ, князь Николай Голицын вложил в свою портупею один из лучших образцов искусства оружейников Шаафов: его шпага превратилась в прекрасный памятник героическим событиям Отечественной войны и Заграничных походов 1813 и 1814 годов.

1 июля 1831 года генерал Эмануэль, возглавивший в ночном бою с горцами штыковую атаку 43го егерского полка, был тяжело ранен пулей в грудь навылет. Император дал ему бессрочный отпуск, но вернуться на службу генерал уже не смог. Вслед за ним в отставку вышел и князь Николай Голицын...

P.S. На шестидесятом году жизни князь Голицын вновь обнажил свою шпагу. Вступив во время Крымской войны вместе с сыном и внуком в Курское добровольческое ополчение, он возглавил Ново-Оскольскую дружину, с которой принял участие в защите Севастополя.
Неизвестный художник. Портрет Н.Б.Голицына. 1820-е. Местонахождение неизвестно. Снимок из фототеки вел. кн. Николая Михайловича. Снимок из фототеки вел. кн. Николая Михайловича.  Фото: СУЕТОВА С.В. CИНЯВСКИЙ К.В./Государственный Эрмитаж
Неизвестный художник. Портрет Н.Б.Голицына. 1820-е. Местонахождение неизвестно. Снимок из фототеки вел. кн. Николая Михайловича. Снимок из фототеки вел. кн. Николая Михайловича. Фото: СУЕТОВА С.В. CИНЯВСКИЙ К.В./Государственный Эрмитаж