Новости

Андрей Максимов. Фото: Олег Прасолов/РГ
Андрей Максимов. Фото:

- Ой, - говорю, - какое красивое помещение! - Окон много, стены светлые. Простор и красота!

- Да, - отвечают. - Это конюшни. Конюшенный флигель Юсуповского дворца. Недавно отреставрировали. Тут диспут и пройдет. Нравится?

"Поди плохо, - думаю. - Умели же предки строить..."

- Очень, - улыбаюсь, - нравится. Подискутируем про историю в красивых конюшнях. Что-то в этом есть, право слово, что-то есть...

Не знаю, как вам, любезные читатели "Российской газеты", а вот мне очень нравятся те люди, которым все время что-то надо.

Есть такие люди, которые просто делают свое дело (даже, например, честно). Они знают рамки своей деятельности и в этих рамках и трудятся. Им достаточно.

А есть другие, которым постоянно что-то надо. В рамки они не помещаются категорически. Просят их не ограничивать. Придумывают нечто такое, что вроде как не принято, но что сделать очень хочется.

Директор Юсуповского дворца в Санкт-Петербурге Нина Васильевна Кукурузова и ее команда - такие люди. Они любят и уважают историю. Но им мало этого. Им важно, чтобы и другие люди - желательно количеством побольше - историю любили и уважали. И тогда они придумали...

Стоп.

У меня к вам, читатель дорогой, вопрос: что такое современный музей? Не музей вообще, а вот именно - современный, XXI века?

Что такое музей, в принципе всем известно. Это когда много разных экспонатов, люди ходят, рассматривают. В Юсуповском дворце в Питере, доложу я вам, есть что рассматривать. И дело не только в том, что именно здесь убили Распутина. Куда менее, увы, широкой публике известно, что Юсуповы - люди уникальные, которые всегда хотели идти впереди своего времени. И во дворце множество экспонатов, которые по тем - а некоторые и по нынешним - временам выглядят уникальными. Чего стоит один лишь театр Юсуповского... Я бы не отказался в нем какой-нибудь спектакль поставить, настолько современно и одновременно уютно он выглядит.

Все так. Все правильно. Есть что показать, как говорится, "жителям Санкт-Петербурга и гостям города". Только вот те люди, которым постоянно что-то надо, считают, что этого недостаточно. Они потому что считают, что музей - это такое место, в котором должна бить жизнь.

Понятно, что новый музей можно сделать интерактивным, современным. Так поступили, например, создатели Музея еврейства и толерантности в Москве, или Ельцина в Екатеринбурге. Но Юсуповский дворец, вся прелесть которого в подлинности его интерьеров и экспонатов - как осовременить?

Нина Кукурузова с командой придумали как. Поняли, как поделиться своей любовью к истории с другими. В музей должны приходить люди, которым интересна история. Поскольку, как известно, Россия - это страна с непредсказуемым прошлым, таких людей будет много.

Что для них делать? Лекции? Отлично. И они проходят. И собирается множество людей. Все чудесно.

Но недостаточно для тех, кому все время что-то надо. И тогда в Юсуповском дворце решили попробовать новый формат: историческая дискуссия в присутствии зрителей. Вашему покорному слуге доверили первую дискуссию вести.

Мизансцена. Зал, посредине которого сцена. На сцене - известные историки и просто люди, знающие историю, неравнодушные к ней. По бокам - зрители, купившие билеты. Они могут задавать вопросы, спорить, высказываться. Это новый для музея формат. И он сработал!

Тема первой дискуссии: Великая Октябрьская революция. Почему произошла? Почему именно в России? Можно ли было избежать? В чем ошибка царя? В чем оказалась слаба элита? В чем была сила большевиков и почему именно они взяли власть?

Да мало ли вопросов!

- Революция победила просто потому, что царь был слабый, - высказывается один зритель.

- Царь был слабый, предположим, - вступает в разговор другой зритель. - А Ленин и Сталин - сильные руководители. Уничтожили массу безвинных людей. Так что лучше?

Специалисты слушают. Отвечают на вопросы. Яростно спорят. Люди интеллигентные: до обливания друг друга из стаканов дело не доходит. Но страсти накаляются нешуточные.

- В России 1917 года была слабая экономика, - утверждает один историк.

- Сильная, - не соглашается другой.

И оба называют цифры, факты, рассказывают поразительные истории.

Истина в этом споре вряд ли родится. Да и цели такой, пожалуй, нет.

Вдруг становится совершенно очевидно, что история - может, совсем и не точная наука, но невероятно живая. О событиях, которые прошли уже почти век назад, люди спорили с невероятной страстью и азартом, как о личном деле. Более двух часов. С неослабевающей страстью.

Может быть, в этом есть своеобразие нашего русского характера: мы не можем относиться к истории как к чему-то бывшему и прошедшему. Поскольку любой российский человек каждый день готов к потрясениям, то потрясения прошедших лет воспринимаются как нечто глубоко личное.

В какой-то момент дискуссии я увидел ее как бы со стороны. Знаменитый Юсуповский дворец. Отреставрированный конюшенный флигель. Множество людей, которые с горящими глазами спорят о прошлом...

Знаете, что я вам хочу сказать? А история ведь на самом деле может оживать. В Питере я понял, что это ни какая не метафора, а данность.

Поэтому для меня современный музей - это тот, в котором оживает история. Понимаете? Не просто в законсервированном виде живет, а вот именно - оживает.

А когда это происходит? Когда есть люди, которым постоянно что-то надо. Как в Юсуповском дворце.

Последние новости