Популярное

Мушкетеры среди синих жуков

Шквал аплодисментов на берлинской премьере "Тряпичного союза"

15.02.2016, 17:03
Я еще не видел на Берлинале столь живой и бурной реакции зрителей, как на последних кадрах российской комедии "Тряпичный союз" Михаила Местецкого. Битком набитый зал взорвался аплодисментами и восторженным свистом. И потом еще долго не отпускал со сцены режиссера и его молодую актерскую команду, забрасывая их вопросами.

Возможно, энтузиазм публики объясняется еще и тем, что в этом зале Дома мировой культуры, вдали от официальных фестивальных троп, собираются люди преимущественно молодые: эта параллельная конкурсная программа называется "Поколение 14+". Именно здесь в прошлом году с шумным успехом прошла молодежная драма Андрея Зайцева с родственным названием "14+". Герои "Тряпичного союза" уже не подростки, им грозит армия, но и они на пороге большой жизни норовят перевернуть мир и его усовершенствовать.

Режиссер охотно рассказывает, как он сам в юности переживал эту пору романтического бунтарства, и как кровью спаянное мужское братство фантазировало свои законы жизни, и сколько в нем было обаятельного абсурда. Это телячье состояние молодых организмов и запечатлено в картине с изумительной полнотой и заразительностью: короткий, но прекрасный момент жизни. Тот, что в мире рождал движение хиппи, которых у нас, homo soveticus, называли шпаной. Тот, где причудливо cмешивались идеи марксизма, анархии и христианства. Где можно, поднатужившись, сдвинуть панельную пятиэтажку, и нужно непременно, подобно Симеону Столпнику, залезть на ближайший столб. Где идея стоит жизни, нет ничего святого, и при этом решительно все свято.

Так герои картины основали свой "Тряпичный союз", где один за всех и все за одного, и правит бал юношеский максимализм. Фильм такой пересказать нельзя: бессмысленно пересказывать то, что в кино зовут трюками и гэгами, что заставляет зал взрываться хохотом и впадать в то самое телячье состояние, в каком пребывают герои. А эта картина практически вся состоит из тычков и падений, подводных камланий, ночных кошмаров, поедания синих жуков, полетов во сне и наяву и тому подобной абсурдятины каждого дня. Но, как ни странно, все вместе, легкомысленное и вполне дурашливое, образует мир цельный и умный. Мир, который нельзя миновать ни одному существу на земле, если оно жаждет полноты жизни. Мир безграничной свободы, из которого только и могут родиться таланты и гении.

Очень точную интонацию нашел режиссер и вовремя просигналил о ней зрителям уже в первом кадре с нещадно смолящим зародышем - самоирония. Увидеть самого себя в юмористических тонах дано немногим, тем ценнее эта раритетная способность и в искусстве и в жизни. В старом советском фильме "Тимур и его команда" тот же упертый фанатизм изображался с надрывным серьезом - это был фанатизм советский, получивший официальный одобрямс: телячью энергию направили в верное русло. "Тряпичный союз" рожден энергией естественного юношеского противостояния скучному миру обывателей и соглашателей. Его отцы-основатели искренне изумлены, что никто не спешит войти в его ряды - кругом политическое болото, бесцветное и аморфное. Самый подходящий для него гимн: "весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем…" - только он этого не знает.

По интонации у фильма "Тряпичный союз" есть предшественники - например, "Королевство полной луны" Уэса Андерсона, где вызов миру бросил влюбленный скаут, а фильм рассказал об этом с такой же нежной иронией. По сути же предков бездна, от "Повелителя мух" до мюзикла "Волосы", где любой здравый смысл точно так же сметался шквалом молодых бунтарских эмоций. В поисках корней этого вечного бунта можно зайти далеко, хоть к мушкетерам короля с их Констанцией Бонасье. Картина Местецкого изумительно вписывается в мировой контекст - но ценна своей интонацией и своими "особенностями национальной охоты". Это одна из немногих наших картин, у которой, надеюсь, есть будущее на мировых экранах: в ней редкое сочетание уникально российского с общечеловеческим. Судя по реакции берлинского зала, она позволила стороннему человеку лучше понять "загадочную славянскую душу" с ее закидонами, противоречиями и неотразимостью. Она и российскому думающему зрителю поможет постичь извивы и причуды собственной истории и неповторимого сегодня. Хотя, разумеется, не расположенные думать ограничатся тем, что хорошо поржут.

Рассказ в фильме идет от имени лирического героя - рассудительного Ивана (Василий Буткевич), он же комментатор, древнегреческий "хор", который остраняет события, им изумляется, ими восторгается и в них вовлекается. Мы в зале проходим тот же путь, и этот Ваня - как бы наш представитель в "Тряпичном союзе". В фильме снялась группа молодых мушкетеров: Иван Янковский, Павел Чинарев, Александр Паль в роли Попова-жукоеда и Анастасия Пронина в роли несостоявшейся Констанции Бонасье. Режиссер рассказал на премьере, что он собрал еще не знакомых друг с другом актеров и заставил два месяца вместе заниматься спортом - и образовалась вот такая спаянная команда под кодовым именем "Тряпичный союз", способная, если надо, свернуть в кинематографе горы. Одна гора, самая неприступная, сворачивается прямо на глазах: у нас появились перспективные комедиографы. "Ч/б" Евгения Шелякина, "Страна ОЗ" Василия Сигарева, "Тряпичный союз" Михаила Местецкого - уже есть о чем подумать и над чем посмеяться.

В России "Тряпичный союз" выходит 3 марта.

5.0

Другие материалы по темам

Читайте также