Новости

16.02.2016 20:52
Рубрика: Культура

На Берлинале Спайк Ли рассказал об окровавленных улицах Чикаго

 Фото: Пресс-служба Берлинского кинофестиваля
Фото:
Фильм Спайка Ли "Чирак" начинается призывно пульсирующим титром: "Внимание, опасно!". Под "увертюру" - рэп-композицию "Молись за город мой" в исполнении Ника Кэннона - нам сообщат, что за последние 15 лет в Чикаго убито больше американцев, чем на войнах в Ираке и Афгане вместе взятых!

Отсюда уличная кличка Чикаго - Чирак, по созвучию с огнедышащим Ираком. Эту реальную социальную драму Спайк Ли упаковал в подобие новой "Вестсайдской истории" с музыкой и танцами. Так как чернокожего режиссера прежде всего волнуют темы межрасовых столкновений, то он сосредоточился на афроамериканской коммюнити южных районов города, отчего его картина напоминает фильмы blaxploitation - казалось, уже неактуального протестного стиля, который чернокожие кинематографисты придумали в ответ на сегрегацию в киноиндустрии еще в 70-е годы прошлого века. Она так же преувеличенно экзальтированна, криклива и до комичности аляповата.

Ник Кэннон - популярный телеведущий, актер, музыкант и автор детских книжек - здесь в роли Деметрия Дюпре, рэпера, влюбленного в чернокожую Лисистрату (в этой роли Теона Паррис). Он же - главарь одной из двух враждующих банд, Спартанцев. Их заклятые враги - Троянцы, возглавляемые Циклопом. Но если в знаменитом мюзикле Бернстайна о враждующих бандах сюжет взят из "Ромео и Джульетты", то в основе фильма Спайка Ли - миф о Лисистрате, перенесенный в современный Чикаго. Ребятки палили друг в друга, шальной пулей убита школьница, и новая Лисистрата подговаривает подружек отказывать своим парням в сексе, пока те не прекратят кровавый базар. В союзе с темнокожей героиней выступает белый проповедник в облике как никогда постного Джона Кьюсака.

Фото: Пресс-служба Берлинского кинофестиваля

Все это облечено в форму жанровой сборной солянки, где натуралистичные эпизоды насилия перемешаны с рельефными сценами секса, рэпом и коллективными танцевальными камланиями, а чтобы подчеркнуть фабульное родство с комедией Аристофана, возбужденные прозаические диалоги-декламации перемежаются стихами. Есть даже подобие античного "хора" - эта роль передана уличному барду Долмеду (Сэмюэл Л. Джексон), который и комментирует происходящее. Однако новой "Вестсайдской истории" все-таки не получилось - получились эклектичные по форме и монотонно крикливые по тону вариации на острую социальную тему, а древнегреческие имена и тень Аристофана придают картине еще и неожиданную, совсем здесь лишнюю кокетливость.

На пресс-конференции после фильма Спайк Ли выразил серьезную озабоченность разгулом преступности в Чикаго. Само это прозвище города - Чирак - он услышал два года назад, когда его ужаснула статистика убийств: 2500 трупов только за 10 месяцев! "Как это может быть, что в Чикаго, который втрое меньше Нью-Йорка, гораздо больше убийств, чем в самом крупном городе Штатов! Лос-Анджелес в полтора раза больше Чикаго, но и там нет такого количества уличных расстрелов! Вся Америка охвачена эпидемией убийств: Балтимор теперь зовут Бодимором, штат Мэриленд - Murderland, Филадельфию - Килладельфией!" - рассказал Ли.

Его фильм поддерживает доминирующую на 66-м Берлинале пацифистскую тему. Но его почти публицистический призыв остановить свободное распространение оружия по стране тонет в хаосе новомодной "молодежной культуры". Явно рассчитанная на шумный успех картина Спайка Ли вряд ли войдет в число экранных хитов.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке