Новости

16.02.2016 14:14
Рубрика: Культура

Александр Цыпкин превратил "РГ" в светский салон

Текст: (Санкт-Петербург)
На днях петербургская редакция "Российской газеты" на несколько часов превратилась в светский салон - в гостях у журналистов побывал автор популярного сборника "Женщины непреклонного возраста" Александр Цыпкин.

Книга выросла из его остроумных постов в соцсетях, которые год назад выкупило издательство АСТ, и уже через несколько месяцев сборник занимал первое место в рейтинге русской прозы сети книжных магазинов "Москва".

С кем только не сравнивают Александра Цыпкина - кто-то видит в его рассказах театрализованный реализм довлатовской прозы, кто-то - прямоту и едкость, присущую Михаилу Веллеру, или даже метафоричность Григория Горина. Очевидно одно - Цыпкин удивительным образом соединяет в коротких новеллах блистательный юмор и глубокие переживания, легко и вместе с тем деликатно пишет даже о запретных, на первый взгляд, темах. Неудивительно, что "Женщины непреклонного возраста" практически сразу стали бестселлером.

Однако сам автор продемонстрировал присущую петербургскому интеллигенту скромность:

- Когда меня публично называли писателем, вся моя семья говорила: "Вы что там все, с ума посходили, что ли?". Да и я пугался. Я всего лишь автор. До Григория Горина мне пока далеко. Но хотелось бы.

В "Российской газете" Александр Цыпкин выступил в редком ныне жанре книжных чтений. Причем не один, а в компании актера Александринского театра, народного артиста России Петра Семака.

- Я и прежде читал свои рассказы сам, - с улыбкой признался Цыпкин. - Даже те, кто меня любит, сказали, что это ужасно. Но я тренировался. А вообще, то, с чем не справлюсь я, блестяще будет делать Петр Михайлович.

Несмотря на шутливую самокритику, Александр Цыпкин оказался не только талантливым рассказчиком, но и ярким, остроумным спикером, умеющем покорить самую взыскательную аудиторию. Гости зажигательно читали не только уже опубликованные, но и новые рассказы, которые, как утверждает автор, являются невыдуманными историями, в реальность которых сложно поверить.

- Как только я начал писать, эти истории стали падать на меня, как камни, - признался Цыпкин. - Ну вот, например, недавно прохожу таможенный контроль в аэропорту. За стойкой дама с лицом завуча:

- Куда летите?

- В Дубай

- Цель поездки?

Мне, как всегда, неймется:

- Тунеядство.

Взгляд "завуча" потеплел:

- Тоже мне, Бродский. Проходите!

Или вот еще случай на границе. У меня в паспорте фотография, на которой я выгляжу неожиданно молодо. Таможенница долго разглядывает фото, потом пристально смотрит на меня:

- Это вообще вы?

А у меня же корона на голове блестит. Отвечаю с вызовом:

- А вы меня в Гугле поищите.

- Я-то поищу, но вы у меня в Гугл и полетите.

Или вот скучаю в петербургской очереди. Говорю стоящему передо мной джентльмену, уткнувшемуся в книгу: "Сейчас вернусь". Он, не выходя из книги, скептически замечает: "Кто знает, кто знает...".

Некоторые фразы из рассказов Цыпкина действительно настолько ярки и самодостаточны, что вполне способны начать собственную жизнь в качестве афоризмов или статусов "ВКонтакте". Ну, например: "Есть несущие стены, в которых можно прорубить арку, но об Лидию Львовну затупился бы любой перфоратор" или "звук падающих мужчин был привычным аккомпанементом в ее жизни".

Как водится, автор поделился творческими планами:

- В марте выходит французская версия моей книги. Причем французы не стали скромничать с названием и, как сейчас говорят, "выжгли напалмом". У Данте есть "Божественная комедия", у Бальзака - "Человеческая комедия" (La Comédie humaine), у меня будут, ни много, ни мало, "Городские комедии" ("Comédies urbaines.com"). Данте, полагаю, в легком изумлении. В апреле в московском Театре на Юго-Западе выходит спектакль по моим рассказам. Вдобавок я пишу еще одну пьесу. В планах есть даже сьемки фильма по новой книжке, сюжет которой я пока не расскажу.

О славе, внезапно обрушившейся на его голову, Цыпкин говорит с очаровательной самоиронией:

- На презентации книги в ведущем лондонском книжном магазине Waterstone на меня билеты продавали. Ну как на меня… Мы были в паре с главным редактором журнала MAXIM Александром Маленковым, он тоже представлял свою книгу. Нас продавали вместе, как советский продуктовый набор, - курица плюс гречка. Кто из нас гречка мы так и не решили.

Поговорил Александр Цыпкин и о личном. С недавних пор он живет в Москве:

- Меня, наверное, возненавидят петербуржцы, но мне очень нравится Москва. Здесь прекрасные люди. Уехал я туда по любви и пока не собираюсь возвращаться.

Но в Северной столице Александра Цыпкина по-прежнему искренне считают своим. Ведь его признание в любви к родному городу, прозвучавшее на встрече в редакции, формулирует своего рода код петербуржца:

- Вот представьте себе Париж без людей. Что наблюдаем? Серо-желтые коридоры брошенного замка. Рим без людей: раскопки, с которых сбежали археологи. Дубай без людей: город будущего после ядерной катастрофы. Пусто, тихо и страшно. А в какое время суток наш город выглядит лучше всего? Правильно, в "белую ночь", часов в шесть утра. На улицах никого, но чувства одиночества нет. Город все равно кажется живым и наполненным. Наш город прекрасен без нас. Отношение к горожанам у Питера, как у благородного кота к хозяину: корми, убирай и не мешай…а будешь себя плохо вести -поедешь в Москву.