Новости

17.02.2016 00:24
Рубрика: Общество

Трудный путь к диалогу

Михаил Швыдкой. Фото: Виктор Васенин/РГ
Михаил Швыдкой. Фото:
"История Украины", созданная коллективом московских и санкт-петербургских ученых, вышедшая в начале 2016 года в издательстве "Алетейя", по-настоящему еще не успела дойти до читателей России, но уже вызвала резко отрицательное отношение у ряда национально озабоченных украинских исследователей. Иначе и быть не могло - слишком многие сюжеты в становлении украинского народа и украинской государственности уже более сотни лет назад стали предметом не только научной, но политической дискуссии. Однако научная полемика тем и отличается от политической перебранки, что ее участники стремятся не к публичной победе любой ценой, но к постижению истины.

Новая книга, охватывающая становление государственности Украины и формирование украинского народа от эпохи легендарной Древней Руси до 2011 года, опирается на достижения российской и украинской исторической науки, учитывает противоречивость оценок тех или иных событий не только российскими и украинскими учеными, но и зарубежным научным сообществом. Игорю Данилевскому, Татьяне Таировой-Яковлевой, Александру Шубину, Виктору Мироненко, которые много лет сотрудничают в Совместной российско-украинской комиссии историков, хорошо известны те болевые точки нашего общего с украинцами прошлого, которые и поныне остаются в научной (и не только в научной) повестке дня. Они прекрасно понимают, насколько изменился политический контекст за минувшие два года, но подчеркнутый академизм их коллективного исследования далек от сиюминутной конъюнктуры. Разумеется, они прекрасно осведомлены о том, как развивалась украинская историческая наука в последние четверть века, какие научные и политические споры в самой Украине определяют современный корпус представлений о прошлом - в академических кругах и в массовом сознании. Они знают, что и как пишут на Украине о российской истории. Но, повторю, их новая работа сторонится политической публицистики, увы, распространенной ныне в околонаучной среде. Понятно, что предложенная издательством "Алетейя" книга представляет собой одну из возможных исторических концепций в осмыслении украинской истории. Но, как справедливо отмечает в Введении к этому труду академик Александр Чубарьян, Сопредседатель совместной российско-украинской комиссии историков, авторов этого труда "отличает, прежде всего, приверженность к академическому подходу в исследованиях. Академический стиль подразумевает внимательное отношение к фактам, мнениям коллег, знание современной историографии вопроса, а также отказ от политизации и политиканства". В этом ключе написаны все главы этой работы - и те, где авторы обладали огромным массивом документальных материалов (начиная с ХV столетия и до наших дней), и те, где они были вынуждены признавать, что имеют дело с ограниченным корпусом документов и археологических источников.

Уверен, что главы, написанные Игорем Данилевским, посвященные предыстории Украины - "Русь легендарная" и "Русь историческая", вызовут дискуссию и в среде отечественных ученых, занимающихся русской историей, так как автор с научной скрупулезностью показывает различие между легендой и историческим знанием, которое предопределено сохранившимися источниками. Ведь в общественном сознании легенды нередко кажутся более достоверными, чем любая научная картина мира. Именно поэтому уже первые общие положения, с которых ученый начинает свое исследование, вызвали резкое неприятие ряда его киевских коллег, которые полагают, что украинский этнос непрерывно развивался на протяжении не менее трех тысяч лет. Естественно, для них неприемлемы мысли о том, что ни ныне существующие государства, ни современные этносы не являются прямыми наследниками какого-то одного государственного (или догосударственного) объединения, как и "единого племени-прародителя, народа-предка". Равно как и то, что "ни одна из ныне существующих культур не имеет единого истока. Все они - результат взаимодействия нескольких культурных традиций".

О чем бы ни писали авторы новой "Истории Украины" - будь то возникновение казачества или судьба гетмана Ивана Мазепы (Т. Таирова-Яковлева), возникновение Центральной рады в 1917 г. или голод начала 30-х годов ХХ века (А. Шубин), формирование украинской государственности после распада СССР (В. Мироненко), - они демонстрируют научную корректность и уважение к предмету исследования (воздержусь от слова "любовь", которое все же находится за пределами научного лексикона).

Я читал эту книгу, не имея никаких оснований претендовать на высокое звание профессионального историка, но как человек, кровно связанный с Украиной, болеющий за ее судьбу, за ее талантливый народ, за ее уникальную культуру. И, скажу по чести, не смог найти ничего такого, что могло бы задеть (а уж тем более оскорбить) национальные чувства моих украинских собратьев. То, что эта работа вызвала такой шквал критики в Киеве, лишь еще одно свидетельство той нетерпимости, которая зашкаливает в российско-украинских отношениях. Проявления этой нетерпимости весьма разнообразны - от "войны фур" до выдавливания русских кинофильмов из украинского культурного пространства. От утверждения, что Россия строит цивилизацию, альтернативную европейской, до твердой уверенности, что все украинцы - бандеровцы. Любые увещевания в духе кота Леопольда сегодня не сработают - ребята явно не хотят жить дружно. Можно принудить к миру, но не к любви. Но вместе с тем совершенно очевидно, что сегодня необходим ответственный диалог между представителями интеллигенции наших стран. Тех, кто, отстаивая свои взгляды и убеждения, не опустится до площадной брани. Тех, кто способен понять, что цивилизованная дискуссия лучше драки без правил.