Новости

Французский режиссер готовит на Приморской сцене Мариинки премьеру комической оперы Прокофьева
Ален Маратра: Тело - инструмент души. Фото: Геннадий Шишкин/Приморская сцена Мариинского театра
Ален Маратра: Тело - инструмент души. Фото:
27 февраля владивостокский зритель впервые увидит оперу Сергея Прокофьева "Любовь к трем апельсинам" в постановке французского режиссера Алена Маратры. После премьерного показа в Мариинском театре в марте 2007 года один из критиков назвал ее "прекрасным лекарством от весеннего авитаминоза". Опера до сих пор с большим успехом идет в Санкт-Петербурге. В эти дни постановщик переносит ее на Приморскую сцену Мариинки.

Ален Маратра - персона в театральном мире известная. Долгие годы он работал в труппе легендарного Питера Брука, прославившегося новаторской интерпретацией пьес мирового репертуара. На счету французского режиссера немало драматических и оперных постановок. В 2005 году он получил "Золотые маски" за "Путешествие в Реймс" Россини - спектакль был признан лучшим, как и режиссура.

На репетиции во Владивостоке отпущено чуть больше полумесяца, но мэтр нашел время пообщаться со студентами федерального университета, Дальневосточного института искусств и с журналистами.

Мсье Маратра покорил открытостью: ответ на каждый вопрос он буквально "проживал", превращая его в маленький моноспектакль.

Чем вас так притягивает "Любовь к трем апельсинам"? В чем, на ваш взгляд, смысл этой пьесы и оперы?

Ален Маратра: Я ставил эту оперу несколько раз. Историю принца, который однажды открывает глаза и видит, что мир не соответствует его представлению, нужно рассказать так, чтобы каждый зритель ее почувствовал. Чтобы зрелище стало событием, праздником для публики.

Когда работаешь над великим произведением, возникает тревожное ощущение: поначалу ты захвачен самой пьесой, потом понимаешь, что есть опасность зациклиться на сюжете. Ведь нельзя забывать и о музыке.

Я стараюсь в своих постановках избегать излишней оперности и добиваться органичности пластического рисунка. В "Травиате", например, очень светская музыка, своеобразная атмосфера и техника движений артистов соответствующая. А сказка Гоцци-Прокофьева - это комедия в жанре арт-деко, и она диктует свою стилистику.

Оперные актеры, которые с вами работали, отмечают, что вы большое внимание уделяете работе с телом: движениям, жестам. Почему это так важно?

Ален Маратра: Тело - инструмент души, оно обладает возможностью реагировать на чувства. Все мы без остановки что-то излучаем. Но мало кто полностью чувствует свое тело, умеет расслабиться. Артист должен уметь передавать эмоции движением, а не словами: бу-бу-бу, бу-бу-бу! Особенно у Прокофьева. Ведь эта история - сказка, замешанная на разных энергиях: там есть ужасные люди и просто злые, невинные и чудаковатые. Ее невозможно изобразить без сценического движения. И делать это нужно органично, чтобы зритель поверил.

В чем особенности переноса спектакля на владивостокскую сцену?

Ален Маратра: Неважно, где мой спектакль будут играть - в Париже или Владивостоке. От этого он не станет черно-белым. Самое главное - воспроизвести жизнь. Все великие педагоги и режиссеры задавались вопросом: как показать живого человека? А каждый артист думал - как это прожить на сцене? Мой ответ: как шаман, погружаясь в другую реальность.

Конечно, новый состав исполнителей всегда меняет спектакль. Нужно понимать, что артисты разные. Одному легко сфокусироваться на роли, пропустить ее через себя, а другому сложно сделать это сразу. А кто-то из певцов говорит: а я так не чувствую. И в результате сцены получаются какие-то неказистые, приходится на репетициях много раз повторять одно и то же, объяснять, убеждать, спорить.

Важно, чтобы история нас трогала. И когда такое происходит, все соглашаются - это гениально, это воплощение того, над чем мы так долго работали, и его уже не изменить.

Насчет премьеры во Владивостоке я спокоен: на первой репетиции убедился, что в местной труппе есть очень талантливые актеры, они быстро все схватывают. Больше ничего не хочется приоткрывать, спектакль вам все покажет.

В чем различие драматического и оперного театров?

Ален Маратра: Я по образованию актер. Нужно как минимум десять минут, чтобы расшевелить зрителей в драматическом театре, вызвать их интерес. А в опере легче добиться театральной магии - она возникает с первого взмаха палочки дирижера. Все дело в музыке. Эмоции, которые передает голос певца, становятся понятны сразу. Поэтому опера сразу производит сильное впечатление.

Вот, например, спектакль "Ричард Третий". Если ты не знаком с пьесой Шекспира, требуется время, чтобы понять, кто главный герой, какой он. А Верди или Шостакович могли бы несколькими тактами музыки изобразить его психологический портрет.

Когда вам наиболее комфортно работать? В какие моменты вы бываете счастливы?

Ален Маратра: Я счастлив, когда актеры меня провоцируют. Комфорт - это смерть театра, если актеру удобно - зрителям скучно.

Когда я впервые ставил в Мариинке спектакль с большим количеством русских актеров, происходящее напоминало войну, но это было прекрасно. Просто мы пытались добиться чего-то очень сложного. Чудо - когда такое удается.

Жизнь вообще сложная штука. В ней есть прекрасные вещи, доступные не всем. Любовь! Не то, что мы видим на телеэкране, а чувство, которое раскрывает людей, делает их счастливыми. Как легко сделать кого-то несчастным, например, сказав ему, что он уродлив. И человек будет мучиться всю жизнь. А вот сделать кого-то счастливым - это по-настоящему трудно.

Иногда по утрам я задаюсь вопросом: где же Бог? Я ему говорю: ты же такой совершенный, чтобы следовать за тобой, я попытаюсь идеально прожить этот день. В моей жизни были моменты, когда я ощущал его близость. Такое было в Индии и во Владикавказе, где я беседовал с настоятелем монастыря.

Удивительно, как через других людей можно ощутить то, чего не хватает тебе в обычной жизни. Тишины! Так тяжело ее добиться. Сколько времени мы проводим, пялясь в телефоны, думаем о всякой ерунде. А когда эта суета прекращается, мы возвращаемся к самим себе, в собственное тело, получая своего рода благословение. Жаль мы об этом редко вспоминаем.

Кстати

Сергей Прокофьев написал оперу "Любовь к трем апельсинам" по мотивам театральной сказки Карла Гоцци в 1919 году. Композитор сочинил не только "бурлескную, суматошную, местами лиричную, моментально заряжающую слушателей жизнеутверждающей энергией" музыку, но и либретто (соавторы - Всеволод Мейерхольд и Владимир Соловьев). Впервые спектакль поставили в Чикагской городской опере. Для Мариинки это третье обращение к одной из самых веселых и жизнерадостных опер в мировом наследии, для режиссера Алена Маратра - четвертое.

Справка "РГ"

Ален Маратра родился в 1950 году, окончил Национальный институт театрального искусства (INSAS) в Брюсселе. В 1974 году принят в труппу Питера Брука, всемирно известного английского сценариста, режиссера оперы, театра и кино. Принимал участие практически во всех его постановках как актер, педагог и инструктор по боевым искусствам.

Ален снимался в кино, участвовал во многих телепроектах. На его счету множество постановок драматических спектаклей и опер. Сейчас он активно работает как театральный педагог, проводит мастер-классы в США, Японии, России, Германии, Франции, Италии, Голландии, Швейцарии, Бельгии.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке