Новости

18.02.2016 10:28
Рубрика: Общество

Уроки Столыпина

Может ли исторический опыт помочь реформаторам не наступать на грабли?
Большинство переселенцев приезжало в Сибирь по железной дороге. Фото: Архив краеведческого музея Алтайского края
Большинство переселенцев приезжало в Сибирь по железной дороге. Фото:
Сто десять лет назад в России начались знаменитые Столыпинские реформы. В 1906 году был издан указ о дополнениях к постановлениям правительства по земельному вопросу. Фактически это был новый закон, который радикально менял строй земельных отношений в деревне. Одним из положительных следствий реформ Столыпина стало активное освоение огромных территорий за Уралом. В Сибирь заселилось более трех миллионов человек. Переселенцы освоили тридцать миллионов десятин целинных земель. Однако реформы Столыпина не были доведены до конца, а сам Петр Аркадьевич трагически погиб от руки террориста.

Современной российской экономике нужен новый Столыпин - о необходимости серьезных структурных реформ говорят на каждом углу. Нужны перемены и Сибири, население которой уменьшается год от года, в основном из-за миграции в европейскую часть страны. Но хорошо ли мы знаем об историческом опыте реформ в России, о том, какой ценой они давались и к каким последствиям приводили? Какие уроки должны помнить современные реформаторы? Об этом - наша беседа с Сергеем Цыбом, доктором исторических наук, профессором Алтайского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы.

Сергей Васильевич, почему Столыпинские реформы не были доведены до конца?

Сергей Цыб: Потому что не было политического решения. Последние два года своей жизни Столыпин оказался никому не нужным. Николай II перестал его поддерживать, министры вставляли палки в колеса. А крестьяне стали возвращаться обратно. В 1910 году поток возвращенцев превысил количество переселенцев.

Почему же царь отвернулся от него?

Сергей Цыб: Реформы Столыпина повлекли за собой огромные расходы, и в какой-то момент Николай решил, что эти деньги больше нужны в других сферах, к примеру, в оборонной промышленности. Но главное: Николай так и не понял, чего хотел Петр Аркадьевич. А Столыпин пытался создать в селе надежную основу для существующего строя. Если бы это удалось сделать, деревня никогда бы не откликнулась на ленинский Декрет о земле. Ряд исследователей утверждает, что Столыпин намеревался реформировать не только аграрный и промышленный секторы, но и саму политическую систему. Правда, выводы сделаны по воспоминаниям и оценкам его современников - документов не осталось.

Последние тридцать лет мы живем в эпоху больших реформ - может быть, несколько затянувшуюся. Слово "реформа" позаимствовано из французского языка, в котором он имеет не только привычное для нас значение - "преобразование", но и несколько неожиданное - "искоренение". Глагольная же форма - reformer - имеет несколько значений: "преобразовывать", "уничтожать", "сокращать" и "заново образовывать". Два последних значения помогут нам понять несколько эпизодов в истории российских реформ.

Вообще в обыденном сознании российская история предстает как последовательное чередование периодов бурного реформаторства и эпох затишья. Но это ошибочный взгляд. Исторический процесс всегда следует по пути безостановочных изменений. Меняется только скорость и интенсивность изменений, степень их воздействия на общество. Александр III в советский период характеризовался как контрреформатор, царь, "заморозивший" развитие страны. Однако некоторые перемены при Александре III были весьма существенными. Это касается, например, реформы земств. В некотором смысле он был продолжателем дела своего отца, Александра II, который в последнее десятилетие царствования сворачивал им же самим инициированные реформы.

Люди моего возраста могут подтвердить, что и времена "брежневского" застоя также характеризовались частыми изменениями.

Это уж совсем недавнее время, а если взять реформаторов прошлого?

Сергей Цыб: Император Павел I тоже пытался проводить реформы, заново что-то образовывая. Долгое время его правление считалось абсурдным. Основания, конечно, были - крылись они в некоторых особенностях его характера. Дворяне, а впоследствии и дворянская историография искусственно раздували негативные стороны личности Павла. Слава нелепого правителя просуществовала до нашего времени, хотя, если посмотреть непредвзято, то выясняется, что Павел был серьезным реформатором, пытавшимся восстановить традиции начала XVIII века, традиции Петра Первого. Петр ведь заставил служить всех дворян. Хомут обязательной государственной службы хотел в конце того же века надеть и Павел. Но дворяне уже успели вкусить сладость свободы в годы правления Екатерины, и за эту свободу готовы были пойти на все - вплоть до цареубийства.

Пожалуй, лишь эпоха Петра Первого стала единственным периодом в нашей истории, когда грандиозные реформы были доведены до логического завершения. Причем Петр увидел их результаты. Здесь и уникальная личность Петра сказалась, и его очень жесткие методы проведения преобразований - он действительно взнуздал и поставил Россию на дыбы. Увидев, что реформы ведут к изменению социальной структуры общества, император законодательным путем создавал новые сословия. Появились также новые категории крестьянского населения.

Какие же выводы можно сделать, суммируя исторический опыт реформ в России?

Сергей Цыб: Первый вывод лежит на поверхности: в России проводить реформы не просто очень сложно, а опасно. Хотя, стоит отметить, что и в других странах реформы проводить не просто - любые изменения встречают противодействие. В России же опасность возникает не только в отношении личностей реформаторов, но и с социально-политической точки зрения. Примеры Александра II и Ивана IV приводят нас еще к одному выводу: в нашей стране реформы проводить опасно, но еще опаснее от них отказываться, разворачиваться на полпути. В случае с Иваном Грозным этот отказ отразился на народе - опричный террор захлестнул страну и все реформаторские начинания.

Есть и третий, пожалуй, самый главный вывод. Вспомните, в какой хаос вверглась наша страна после реформ князя Владимира. Проводя свои преобразования, он совершенно не тронул старинную систему распределения уделов между наследниками. И вроде бы уже христиане, не язычники начали с упоением истреблять друг друга. Андрей Боголюбский взялся за конфискацию боярских вотчин, оставив неизменным социально-политический статус этого сословия. Бояре, оставшись очень влиятельными людьми, не побоялись поднять руку на Андрея. Неудачи Ивана III и Ивана IV объясняются тем, что не были пересмотрены взаимоотношения государства и церкви. Вопрос землевладения был отдан на откуп самим священнослужителям. Эту проблему решила потом Екатерина Вторая, просто отобравшая у церкви все земельные владения. Александр II, пойдя на великие преобразования, решил сохранить в неприкосновенности абсолютное монархическое устройство государства, что совершенно несовместимо с буржуазно-демократическими по своей сути реформами. Та же участь ждала и реформы Столыпина. Иными словами: в России нельзя браться за реформирование без внесения необходимых изменений в политическое устройство государства. Реформы будут обречены на провал.

Самый свежий пример - Михаил Горбачев?

Сергей Цыб: Когда Михаил Сергеевич начинал перестройку, он пользовался чуть ли не всенародной поддержкой. Но когда выяснилось, что все преобразования Горбачев собирается делать при сохранении ведущей роли КПСС, началось разочарование. Политическую систему генсек менять не хотел. Эти уроки следовало бы учесть и современным реформаторам, пытающимся модернизировать экономику, не трогая системы политического устройства общества. Пока последние изменения в нашей нынешней жизни проходят в соответствии с третьим значением глагола reformer - идет сокращение расходов на многие статьи, сокращение государственной поддержки.

Ключевой вопрос

Реформы последних пятнадцати лет имеют какие-то аналоги в прошлом?

Сергей Цыб: Сложно ответить однозначно. То, что происходит в стране, с трудом укладывается в определенную схему. Мне кажется, какие-то ходы делались на ощупь, наобум, а какие-то - по готовым западным лекалам. Но, по сути своей, этот период, наверное, ближе всего к Петровской эпохе - насильственное внедрение на российской почве элементов западной жизни. Хотя по методике проводимых реформ с Петром не сравнить. Почему у Петра получилось с реформами? Ситуация вызрела до такой степени, что уже не было пути назад. Только вперед.

Цифра

30 миллионов десятин целинных земель было освоено переселенцами в ходе Столыпинских реформ.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке