Новости

18.02.2016 21:50
Рубрика: Культура

Тот, кто носу не подточит

В Москве открылась ретроспектива Комара и Меламида
Виталий Комар предпочитает называть собственный авторский стиль "смесью догмы с хохмой". Фото: Михаил Синицын/РГ
Виталий Комар предпочитает называть собственный авторский стиль "смесью догмы с хохмой". Фото:
Виталий Комар, половина известного на Западе художественного бренда KOMAR&MELAMID, приехал в Москву из Нью-Йорка один. С начала двухтысячных Комар и Меламид работают порознь. Хотя музей ART4, возобновивший работу в центре Москвы, счел за лучшее начать с выставки совместных работ классиков соцарта Виталий Комар отнюдь не против разделить залы с собратом. Отбор работ для выставки доверил ее куратору. Получилась, считает, очень удачная ретроспектива.

- Соцарт родился оттого, что в клубе пионерлагеря, где мы рисовали транспаранты, было холодно, - вспоминает Комар. - Мы пили водку и почем зря честили себя, халтурщиков. И вдруг подумали: а если эту халтуру делать как крик души? От чистого соцарта, в котором мы столкнули советские штампы и догмы с хохмой, быстро перешли к тому, что я называю концептуальной эклектикой. Вот и эта выставка ее образец: тут в одних работах сходятся абстракция, экспрессионизм, реалистическая живопись. Иногда в одной раме, а иногда в многочастных панелях, триптихах, диптихах...

Идем с художником по залу. Вот объект середины 80-х "Шаги на лестнице": в одной раме настоящий молоток, трехмерный абстрактный объем холста и сжавшаяся в страхе девочка. Комар объясняет: "Это из серии "Анархический синтез". Модель - дочка художника. Отец подрабатывал в Нью-Йорке таксистом, она оставалась одна, вздрагивая от каждого шороха в подъезде. Мертвый, угловатый объем - и мощное человеческое чувство, они усиливают друг друга".

Самые ценные экспонаты выставки, которую курирует владелец АRT4 Игорь Маркин, многочастные небольшие панели, прежде в России почти не экспонировавшиеся и переданные из частных коллекций. Например, Happy Mother s Day 1985 года - яркий пример соцартовской эклектики, где в один ряд выстроились классические натюрморты, декадентские портреты и ... чучела крыс.

Для чего все-таки советско-американские художники решили много лет назад смешать божий жар с животным инстинктом? Московский международный дом фотографии, организуя Фотобиеннале-2016, напомнил об их давнем цикле "Экологическое соавторство" и вывесил на одной из стенок биеннале камерную выставку "Фотографии Микки в соавторстве с Виталием Комаром и Александром Меламидом". "Камерная" в том числе и от "фотокамеры" в лапах у шимпанзе Микки из московского цирка. Столпы соцарта решили тогда, похоже, проверить, есть ли в искусстве четкие границы между спонтанностью и осознанностью. Микки нажимал на спуск "полароида", и вот что у него выходило: поэтично размытые контуры Спасской башни и Храма Василия Блаженного, а вот московский дворик... Главное всюду небо, голубое и глубокое.

- Ему было бесполезно наводить на резкость, - вспоминает Комар ту съемку. - Он всегда сбивал ее носом и потому все выходило в таинственном тумане, как у Моне.

Виталий Комар считает до сих пор, что "Экологическое соавторство" продолжается и планирует новые съемки. А из Москвы Виталий Анатольевич едет в Лондон, где в галерее Tate Modern, на выставке редкого поп-арта, представлена работа из их с Меламидом серии Post Art. Обе части дуэта, работая сольно, продолжают развивать то, что делали вместе. Спрос есть, стало быть, актуально.

ПОДАРОК
за ПОДПИСКУ
через сайт
или в редакции
УЗНАЙ КАКОЙ!