Новости

18.02.2016 21:50
Рубрика: Культура

Тот, кто носу не подточит

В Москве открылась ретроспектива Комара и Меламида
Виталий Комар предпочитает называть собственный авторский стиль "смесью догмы с хохмой". Фото: Михаил Синицын/РГ
Виталий Комар предпочитает называть собственный авторский стиль "смесью догмы с хохмой". Фото:
Виталий Комар, половина известного на Западе художественного бренда KOMAR&MELAMID, приехал в Москву из Нью-Йорка один. С начала двухтысячных Комар и Меламид работают порознь. Хотя музей ART4, возобновивший работу в центре Москвы, счел за лучшее начать с выставки совместных работ классиков соцарта Виталий Комар отнюдь не против разделить залы с собратом. Отбор работ для выставки доверил ее куратору. Получилась, считает, очень удачная ретроспектива.

- Соцарт родился оттого, что в клубе пионерлагеря, где мы рисовали транспаранты, было холодно, - вспоминает Комар. - Мы пили водку и почем зря честили себя, халтурщиков. И вдруг подумали: а если эту халтуру делать как крик души? От чистого соцарта, в котором мы столкнули советские штампы и догмы с хохмой, быстро перешли к тому, что я называю концептуальной эклектикой. Вот и эта выставка ее образец: тут в одних работах сходятся абстракция, экспрессионизм, реалистическая живопись. Иногда в одной раме, а иногда в многочастных панелях, триптихах, диптихах...

Идем с художником по залу. Вот объект середины 80-х "Шаги на лестнице": в одной раме настоящий молоток, трехмерный абстрактный объем холста и сжавшаяся в страхе девочка. Комар объясняет: "Это из серии "Анархический синтез". Модель - дочка художника. Отец подрабатывал в Нью-Йорке таксистом, она оставалась одна, вздрагивая от каждого шороха в подъезде. Мертвый, угловатый объем - и мощное человеческое чувство, они усиливают друг друга".

Самые ценные экспонаты выставки, которую курирует владелец АRT4 Игорь Маркин, многочастные небольшие панели, прежде в России почти не экспонировавшиеся и переданные из частных коллекций. Например, Happy Mother s Day 1985 года - яркий пример соцартовской эклектики, где в один ряд выстроились классические натюрморты, декадентские портреты и ... чучела крыс.

Для чего все-таки советско-американские художники решили много лет назад смешать божий жар с животным инстинктом? Московский международный дом фотографии, организуя Фотобиеннале-2016, напомнил об их давнем цикле "Экологическое соавторство" и вывесил на одной из стенок биеннале камерную выставку "Фотографии Микки в соавторстве с Виталием Комаром и Александром Меламидом". "Камерная" в том числе и от "фотокамеры" в лапах у шимпанзе Микки из московского цирка. Столпы соцарта решили тогда, похоже, проверить, есть ли в искусстве четкие границы между спонтанностью и осознанностью. Микки нажимал на спуск "полароида", и вот что у него выходило: поэтично размытые контуры Спасской башни и Храма Василия Блаженного, а вот московский дворик... Главное всюду небо, голубое и глубокое.

- Ему было бесполезно наводить на резкость, - вспоминает Комар ту съемку. - Он всегда сбивал ее носом и потому все выходило в таинственном тумане, как у Моне.

Виталий Комар считает до сих пор, что "Экологическое соавторство" продолжается и планирует новые съемки. А из Москвы Виталий Анатольевич едет в Лондон, где в галерее Tate Modern, на выставке редкого поп-арта, представлена работа из их с Меламидом серии Post Art. Обе части дуэта, работая сольно, продолжают развивать то, что делали вместе. Спрос есть, стало быть, актуально.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке