Новости

23.02.2016 21:30
Рубрика: Культура

Инопланетяне в Александринке

Валерий Фокин с сыном вызывают огонь на себя
Завтра в Александринском театре многообещающая премьера. Валерий Фокин ставит экспериментальный спектакль "Сегодня. 2016" на Новой сцене по повести своего сына Кирилла Фокина "Огонь".

Театральный жанр новый - детективно разработанная политическая фантастика. Речь пойдет о том, как некая цивилизация, которая давно за нами наблюдает, хочет нам помочь прекратить друг друга убивать. И хочет дать нам новые технологии, которые помогут уничтожить все ядерное оружие, изменить наше направление ума и наши гены, чтобы мы могли жить все в мире. А мы этого не хотим категорически. Хотя все понимаем ужас и невозможность так жить, но все равно наши амбиции и жажда власти берут верх. "Наши" здесь используется в смысле "мы" как люди. Потому что в повести нет разделения на плохих и хороших: мы все как земляне, как сегодняшняя цивилизация.

Накануне этого общественно-театрального события гостями "Делового завтрака" "Российской газеты" стали художественный руководитель Александринского театра режиссер Валерий Фокин вместе с автором инсценировки Кириллом Фокиным.

Сегодня - "Огонь"

Автор писал по заказу театра?

Валерий Фокин: Нет. С автором вообще история такая: если бы даже это был не мой сын, а какой-нибудь другой человек, я все равно задумался бы о постановке, потому что идея невероятно увлекательная.

А как вы встретились с автором? Имеется в виду не с сыном Кириллом, а с автором вашего совместного будущего спектакля?

Валерий Фокин: Кирилл иногда дает мне что-то почитать, посмотреть. Изначально у меня не было мысли его ставить. Но когда я прочитал его повесть, сразу придумал спектакль - такое бывает в нашей профессии. Более того, я понял, что этот спектакль надо делать только в одном месте - на Новой сцене. Потому что то количество новейших технологических средств, которые там есть, могут помочь реализовать материал, связанный с фантастическими инопланетными существами. Это же вещь опасная, как в театре-то делать? Ну, дыма напустишь. Что дальше? Что, в синем свете будет что-то опускаться? Но это какой-то дурной театр... Мне очень хочется доказать, что все современные технологии - видео, медиа, должны работать на смысл. А не только на скорость и на форму. Я смотрю на своих студентов, молодых режиссеров, у них везде видео. Я говорю: зачем вам это надо, ну для чего ты это делаешь? - "Ну как же, раз есть, мы должны это использовать. Как без этого сегодня может быть?"... А вот поставить вопрос - работает ли это на идею и ради чего это все вообще - у них желания не возникает.

Если возвращаться от средств к смыслу и говорить о том, почему вы выбрали жанр политической фантастики и актуализировали его, назвав "2016". Книга "Огонь" прекрасно читается, как детектив. Сюжет в двух словах: человечество стоит на грани самоуничтожения, некая внешняя сила пытается его от этого уберечь. Неужели невозможно вести самостоятельный диалог людям разных убеждений, разных цивилизаций, людям разных систем? Вопрос Кириллу: где вы видите спасение в этой безвыходной ситуации? Неужели надежда только на инопланетян?

Кирилл Фокин: Во-первых, я бы хотел заметить, что если вы назвали предельно актуализированной повесть, то спектакль будет еще более политизирован, потому что текст повести я переделывал уже по заказу режиссера. Это была не цензура, а создание нового произведения для театра, потому что литературная основа спектакля - совсем другой жанр. Там действие перенесено в сегодняшний день и больше сопряжено с вещами, которые мы наблюдаем сегодня. А насчет того, как можно спастись и что вообще с нами со всеми будет... В конце концов, как раз спектакль - это приглашение к такому разговору. Я не знаю ответ на данный момент. И текст пишется, чтобы поставить вопрос, а не ответить на него.

"Я не врач, я боль..." Сейчас часто произносится: не надо переписывать историю. На самом деле история только тем и занимается, что бесконечно все пересматривает. На памяти даже одного поколения клеммы менялись местами с "плюсов" на "минусы"...

Кирилл Фокин: Я с вами согласен. Но на историческом факультете, где я учусь, каждый профессор с вами не согласится. Будет доказывать, что есть история как наука. Есть неопровержимые факты. Но основной жанр моей книги - это альтернативная история. Я-то как раз считаю, что очень тяжело отделить историю, как науку, от того, что мы превращаем ее в какой-то миф. Ведь в отличие других научных областей мы не можем провести в истории эксперимент. И даже письменные свидетельства никогда не дадут стопроцентной гарантии, потому что мы можем найти другие свидетельства. Поэтому вопрос: является ли история наукой в классическом смысле, он очень тяжелый и болезненный, и в том числе для исторического факультета МГУ.

"Все человечество, как одна обманутая жена"... Кирилл, у вас в повести много сильных фраз.

Кирилл Фокин: Да? Спасибо. Надеюсь, Валерий Владимирович не заставит меня их выкинуть...

В инсценировке надежды станет больше на благоразумие цивилизации?

Кирилл Фокин: Это зависит от того, как вы будете смотреть.

Валерий Фокин: Еще один важный этап в жизни молодого автора - выпуск спектакля, его рождение. Собственно, это нервный и самый интересный этап, потому что идет сочинение в зрительном зале. Когда многие вещи уходят, а что-то надо добавлять или переписывать. И автор, как и все остальные авторы, с которыми я работал, сидит на репетициях и помогает выпускать спектакль.

"Все человечество, как одна обманутая жена"...

Кирилл, вам трудно с этим режиссером работать? Он очень талантлив, очень авторитетен или даже авторитарен для вас? Какое у вас восприятие режиссера Валерия Фокина?

Кирилл Фокин: Никаких трудностей. Да и почему они должны были возникнуть? Я писал инсценировку по его предложениям, потому что он попросил меня это сделать.

Валерий Фокин: Надо отдать должное, автор ведет себя очень достойно. А мне попадались и другие авторы, которые за каждое слово стояли, просто как 28 панфиловцев. Слова не убери...

Кирилл Фокин: Но я как человек, воспитанный в театральной семье, понимаю, что инсценировка - это совершенно другой жанр. Меня убеждали в этом заранее, с детства...

Три сестры 4015 года

Инопланетян вы приглашаете в 2016 год, а "Трех сестер" с помощью режиссера Андрия Жолдака в уже вышедшей премьере Александринки отправляете в 4015 г. Герои меняются местами. Прошлое уезжает в будущее, а фантастическое будущее, наоборот, становится настоящим. Такая чехарда времен - это чисто театральная история?

Валерий Фокин: Это витает в воздухе. Мы действительно подошли к определенной границе, и все это чувствуем. Например, когда я занимался "Маскарадом" еще год назад, то обнаруживались чудовищные параллели с событиями, которые были сто лет назад. Все то же самое: 14-й год, 15-й, 16-й год... Та же расколотость общества... Шаляпину предлагают спеть "Дубинушку" в Большом театре, он поет, потому что как артист он не может не отозваться на просьбы галерки. А все чиновники, весь партер встает и уходит. И дальше директор императорских театров прилагает неимоверные усилия, чтобы сохранить Шаляпина в труппе, потому что требуют его увольнения. Затем Шаляпин попадает на сцену, когда хор поет "Боже, царя храни..." - чтобы пенсию увеличил царь, который там находится, и его заодно дергают, и он тоже встает на колени. Тут же левые говорят: "Вон из страны, ты предатель..." А он просто художник, который вообще-то хочет петь... Сегодня много похожего, и, конечно, мы все думаем, что с нами будет завтра. И вот эти попытки залезть с помощью фантастики в другое время, в другое измерение - это способ посмотреть не только, что с нами, но и какой есть выход, что нас ждет? Потому что ощущение, что мы подошли уже к абсолютному краю, даже одну ногу уже туда спустили, есть. И сама идея Андрия Жолдака - то, что перенесены некоторые чеховские персонажи туда, в будущее, мне показалась очень любопытной. Они же говорили, что через сто лет ничего не изменится. Пиджаки будут другими, а люди останутся такие же. Мне кажется, такое состояние и такая перспектива сегодня существуют.

Про очередь на выставку Серова была чья-то симпатичная точка зрения, что это протестная очередь, народ, устав от агрессивной информации, ушел от телевизора в Третьяковскую галерею. И что это был лучший митинг - наши люди в очереди на Серова. А может ли народ устать от современного театра?

Валерий Фокин: Нет. От всего устал, а от театра не устал. В "Маскараде" четыре картины на 85 процентов были воспроизведены по партитуре Мейерхольда. Остались мизансцены, интонационные, музыкальные партитуры. Спектаклю сто лет. И вокруг такая современная форма. Я не ожидал, что он будет на сегодняшний день самым аншлаговым спектаклем. Зал почти на тысячу мест - и все время полный. Я думал: почему? Люди соскучились по красоте, по головинским декорациям, по красивым костюмам, по настоящему театру. А вот от этой джинсовой истории по "актуализации" классики, в которой я тоже когда-то принимал участие, - от этого действительно устали.

Это когда ОМОН с царем Борисом бегает...

Валерий Фокин: Да, наверное... А нам важно было сохранить все компоненты, связанные с той красотой, даже с какой-то приподнятостью того театра. В старинных головинских декорациях нельзя играть так, как играют сегодня: нестыковка получается. И мы воспроизводили всю интонационную партитуру, прошли очень много этапов с артистами, потому что тогда была другая школа, и так в театре не разговаривают сегодня.

360 градусов Александринки

Просветительская роль Александринки ощущается и в Москве. Мы хотим еще раз поблагодарить вас за совместный интернет-фестиваль Александринского театра и "Российской газеты", это был уникальный эксперимент, и он у нас получился. Сейчас так делают многие театры - через кинотеатры транслируют свои спектакли, с помощью Интернета, а у нас с вами был первый фестиваль такого рода, и это сотрудничество дорогого стоит. Вы первыми решились сделать и прямую интернет-трансляцию спектакля. А сейчас говорят о новом проекте - "360 градусов Александринки". Что это за чудо-очки виртуальной реальности, которые помещают зрителя как бы внутрь постановки и позволяют видеть в других городах и регионах трансляции спектаклей в формате "360 градусов"?

Валерий Фокин: Это уже практикуется на Новой сцене. Я сидел в этих очках. Вид, конечно, чудовищный. Но какое это имеет значение. Там в чем все дело - ты можешь с помощью новой технологии как бы войти вовнутрь спектакля. На тебя надевается специальная приставка, очки, и ты видишь все, что происходит за кулисами, как готовятся артисты сейчас к выходу, как идет действие в разных местах. Вещь эффектная и, наверное, интересная. Но по мне лучше, чтобы все-таки оставалась тайна. Зачем я буду видеть всю кухню?

Новая сцена

Ваша Новая сцена - какой голос она добавляет в ансамбль Александринского театра?

Валерий Фокин: Голос, во-первых, пробного, поискового театра, эксперимента. Я больше всего боялся, чтобы она не стала неким филиалом Александринки. Когда если спектакли не поместились на основной сцене, что-то с ними не то вышло, давай туда перенесем, пусть они там играются. Мне хотелось, чтобы Новая сцена получилась абсолютно самостоятельным произведением и работала прежде всего как центр искусств. Поэтому там много происходит на стыке смежных искусств. Там и кинолекторий, и музыкальные концерты, и современный дансинг-театр, много всего разного. И публика там другая - много людей, которые не ходят в основное здание, а ходят только туда. И работает Новая сцена с 12 дня и до упора.

Продолжается ли на Новой сцене ваш проект с Лиможем с французской театральной школой по обмену совместными постановками? Санкции не помеха?

Валерий Фокин: Не просто продолжается, а мы даже вышли на новый уровень. С ними заключен договор. Сейчас наши магистранты-режиссеры сделали там несколько работ и в марте приезжают их показывать с французскими студентами из театральной школы Лиможа. А потом французы будут работать с нашими студентами, и их показ намечен в этом году на осень. Такая же история у нас на сегодняшний день есть с Японией, с режиссером Тадаши Сузуки. Но японская лаборатория случается реже просто в силу удаленности. Он приедет только осенью со своей новой работой на наш Александринский фестиваль.

Какие зарубежные гастроли у Александринского театра будут в 2016 году?

Валерий Фокин: В апреле - Будапешт. Мы едем с интересной премьерой Николая Рощина "Ворон" по Гоцци. В Италии у нас уже были в Неаполе гастроли. В культурной столице Европы, во Вроцлаве, будут проходить Международные театральные игры, и мы получили приглашение поехать с "Маскарадом" туда осенью. Это здорово просто потому, что у нас были очень хорошие отношения с театральной Польшей, с варшавским театром Народовы - десять лет просто душа в душу...

Раньше вы очень много ставили за границей. Сейчас приглашают? И есть ли на это время?

Валерий Фокин: Приглашали очень много. Теперь стали меньше, потому что поняли, что я не поеду - нет времени просто физически, к сожалению. В Александринке работают 700 человек с новой сценой - огромный коллектив, трудно уехать. Но сейчас я сделал исключение - в Будапеште буду делать "Крокодила" Достоевского в национальном театре. У нас договор с главным режиссером Аттилой Виднянским: он ставит у нас "Преступление и наказание", а для того, чтобы его заманить, я сдался поехать туда. Убедил его тем, что театрам будет понятно: один руководитель здесь в это время, а другой - там. И он дал согласие, хотя он человек тяжелый на выезды. Я давно хотел его пригласить.

30 августа будет отмечаться 260 лет с момента основания Александринского театра. А дата рождения Александринки, напомним читателям, считается датой рождения всего русского профессионального драматического театра - в этот день, 30 августа 1756 года, Елизавета Петровна подписала указ о создании императорской труппы. Международный фестиваль "Александринский" пройдет с посвящением этому юбилею. Какую готовите программу?

Шаляпин для галерки поет "Дубинушку" в Большом театре - весь партер встает и уходит. Он попадает на сцену, когда хор поет "Боже, царя храни.." - тут же левые говорят: "Вон из страны, ты предатель..". А он просто художник, который вообще-то хочет петь..

Валерий Фокин: Откроется он, как мы предполагаем, 10 сентября как раз премьерой венгерского режиссера Аттилы Виднянского "Преступление и наказание". Дальше в сентябре-октябре пойдут спектакли Художественного театра Пекина, "Пикколо театро ди Милано", Тадаши Судзуки, "Габима" приезжает. Остальные будут молодые экспериментальные театры. И это будет уже десятый фестиваль "Александринский".

Театральная экономика

Федеральный центр поддержки гастрольной деятельности сообщает, что на гастрольные проекты в 2016 году выделены деньги, и 28 ведущих российских театров, и в том числе Александринка, отправятся в 53 региона от Крыма до Сургута. Играть будут более чем в 70 городах, а переезд спектакля репертуарного театра - удовольствие дорогое. Пик театрального экономического кризиса миновал?

Валерий Фокин: Это еще только начало. Театр же живет вместе со страной.

Но в театре иногда можно срежиссировать ситуацию вперед, назад...

Валерий Фокин: Нет, это вещь серьезная: уже принято решение о секвестировании еще 10 процентов. Но 10 процентов от культуры - это сразу же ощутимый удар. У нас и так в прошлом году секвестирование произошло - около 30 процентов. Потом как-то с помощью просьб частично восстанавливали позиции...

Вы грантополучатель?

Валерий Фокин: Да. 15 процентов нам министерство смогло вернуть. Но оставшиеся 15 процентов - зафиксированная величина. И плюс еще "маханут" 10 процентов. Это очень тяжело. Крылатая фраза чиновников - увеличивайте доходность. Но каким образом можно увеличивать доходность драматического театра?

Какой процент заполняемости зала у вас?

Валерий Фокин: У нас средняя цифра - 80 процентов. Это очень большой показатель для тысячного зала в драмтеатре на классику. Но это предел. За счет чего повышать доходность? Стоимость билетов увеличивать нельзя, это неправильно. У меня был разговор с Владимиром Мединским, он меня понял, когда речь шла о Новой сцене. На лекции, что ли, там повышать стоимость билетов? На кинолектории? На экспериментальные спектакли? Но туда ходят студенты, публика молодая, это невозможно... Главное для нас - за счет аренды исторической сцены, конечно, можно спастись. Потому что театр, который построил Карл Иванович Росси, он может сам себя окупать. Мы уже увеличили аренду. Но вопрос тонкий: какая аренда? Мы же не можем отдаться всем. И денег-то у всех сегодня нет, снимать этот зал - дорого. Театры приезжали - Художественный театр был, "Современник". Но это театры, а мы же не можем просто всем сдавать зал направо и налево.

В Центральном доме художника шубы продают.

Валерий Фокин: Нет, шубы мы не будем продавать, пока я там, в Александринском театре этого не будет никогда... Плюс гастроли - мы раньше так резво не ездили на гастроли. Более того, из коммерческих соображений на гастроли не ездили никогда. Но сейчас мы вынуждены выезжать.

Театральные гастроли стали приносить деньги?

Валерий Фокин: Если ты играешь в большом зале и договариваешься, что ты едешь под какую-то гарантию... Но все равно я не могу сделать специально коммерческий спектакль. Мы до этого пока еще не дошли. Но такой путь тоже есть. Когда надо сознательно сказать: друзья мои, мы будем сейчас репетировать не "Сегодня. 2016", а коммерческий спектакль. Для этого нужно пригласить медийные лица, взять определенную драматургию, особым образом ее сделать, без больших затрат, чтобы это был не "Маскарад", где там семь фур везут головинскую декорацию... Поставить себе такую цель. Этот путь возможен. Пока мы еще стоим и чешем в затылке, пробуя воду. Но я не исключаю, что придется так аккуратно шагнуть и в эту сторону, а что делать? Выживать же надо. То есть выживать, чтобы иметь возможность сохранить свою художественную планку, - только для этого.

Справка "РГ"

Кирилл Фокин - студент четвертого курса Исторического факультета МГУ. "Огонь" - это его вторая книга, первая - сборник рассказов - вышла четыре года назад в том же издательстве "Вече".

Валерий Фокин - режиссер, художественный руководитель Российского государственного академического театра драмы им. А.С. Пушкина (Александринского). Поставил более восьмидесяти спектаклей в России и за рубежом. На своих плечах вынес полную реконструкцию исторической сцены Александринского театра и строительство второй, Новой сцены Александринки. И в строительстве добился столь же выдающихся результатов, как и в режиссуре: Валерий Фокин стал, пожалуй, единственным театральным руководителем, кому удалось завершить капитальную реконструкцию и стройку театра в срок и в бюджет. За что ко всем его наградам и медалям вполне было бы уместно присудить ему звание "заслуженного строителя России".

Юбилейное

Юбилей Валерия Фокина отмечаем в двух столицах - в Петербурге и в Москве. Премьерный спектакль "Сегодня. 2016" войдет в афишу фестиваля "Десять спектаклей Валерия Фокина" в Санкт-Петербурге, где к семидесятилетию художественного руководителя Александринского театра показывают все его петербургские режиссерские работы. Начиная с судьбоносного "Ревизора" 2002 года, открывшего новую страницу в жизни Александринки и в биографии самого Фокина; и в день юбилея - 28 февраля, - завершая одним из самых красивейших на сегодняшний день спектаклей Петербурга "Маскарад. Воспоминания будущего".

А с 1 по 10 апреля в Москве на "Золотой маске" покажут восемь спектаклей исторической и новой сцены Александринки: в МХТ им. Чехова - "Литургию Zero" и "Маскарад. Воспоминания будущего" Валерия Фокина, "Конец игры" Теодороса Терзопулоса и постановку Николая Рощина "Ворон"; в Центре им. Мейерхольда - "Новое время" и "Теллурию" Марата Гацалова, "Макбет" Кшиштофа Гарбачевского и "Землю" Максима Диденко.

ПОДАРОК
за ПОДПИСКУ
через сайт
или в редакции
УЗНАЙ КАКОЙ!