Новости

По уровню мастерства и технологий операций мы стоим на одном уровне с ведущими клиниками мира, считает главврач центра травматологии, ортопедии и эндопротезирования Николай Николаев
Для реабилитации детей в центре есть уникальное оборудование. Свои успехи в ходьбе главе Минздрава Веронике Скворцовой демонстрирует Максим Сошин.  Фото: Олег Филатов / РГ
Для реабилитации детей в центре есть уникальное оборудование. Свои успехи в ходьбе главе Минздрава Веронике Скворцовой демонстрирует Максим Сошин. Фото:
Федеральный центр травматологии, ортопедии и эндопротезирования в Чебоксарах стал первым из трех аналогичных учреждений, открытых в рамках приоритетного национального проекта "Здоровье". За семь лет работы здесь лечились люди из всех, буквально, регионов страны: от Камчатки до Калининграда. Приезжали сюда, чтобы вылечить давно болевшие ноги, привести в порядок позвоночник или избавить совсем еще малыша от врожденной патологии... А другими словами, здесь научили заново ходить более 38 тысяч человек.

Насколько оправдал себя проект создания подобных федеральных центров и сколько еще таких учреждений требуется в нашей стране "РГ" рассказал главный врач Федерального центра травматологии, ортопедии и эндопротезирования в Чебоксарах Николай Николаев.

Николай Станиславович, не секрет, что, говоря о высоком качестве и больших возможностях медицины, в первую очередь подразумеваем зарубежные клиники. Врачи вашего центра сегодня могут составить им конкуренцию?

Николай Николаев: Безусловно, сегодня, чтобы получить высококачественную операцию по нашей специализации, ехать за границу совсем необязательно. Конечно, основные материалы, которые мы применяем, в первую очередь я имею в виду различные протезы и импланты, завозятся из-за границы. С другой стороны, могу утверждать, что по уровню мастерства и владению технологиями проведения операций мы стоим на одном уровне с ведущими клиниками мира. Причем это не просто мое мнение. Об этом же говорят зарубежные специалисты, приезжающие к нам делиться своим опытом.

То есть за "ремонтом", скажем, связок на ноге ехать куда-нибудь в Израиль необязательно?

Николай Николаев: А зачем? Во-первых, дорого, во-вторых, далеко, в-третьих, операция здесь и там ничем не будет отличаться. Те же материалы, та же аппаратура, врачи той же, а возможно, и более высокой квалификации.

И приехать к вам может любой желающий?

Николай Николаев: Да, мы же не спроста называемся федеральным центром. Подавляющее число операций для пациентов бесплатны. Они выполняются по квотам минздрава, финансируемым из федерального бюджета, и по линии обязательного медицинского страхования. По сути, человеку, приехавшему к нам, надо заплатить только за проезд и за минимальный набор вещей, которыми он сам будет пользоваться во время и после операции. Импланты, медикаменты, обслуживание, питание - за счет бюджета. В прошлом году, к примеру, мы провели свыше 7200 операций, и только 372 из них были платными.

Но надо учитывать, что мы клиника так называемого четвертого уровня. Здесь проводятся плановые операционные вмешательства при их необходимости. То есть для того, чтобы попасть сюда, необходимо проконсультироваться с врачами по месту жительства. Если там посчитают, что помочь больному можем мы, дадут соответствующее направление. И тогда добро пожаловать. По линии ОМС только в минувшем году мы "закрыли" около 25 тысяч посещений.

Как понял, платные услуги все-таки оказываете?

Николай Николаев: Повторюсь, в очень небольшом количестве. Это не более 5-7 процентов от всего количества оказываемых нами услуг. Чаще всего за деньги у нас проходят обследования, например, различного рода УЗИ, МРТ или ФГДС. Операций значительно меньше. Как правило, их делают люди, которые не хотят ждать очереди или приезжие из других стран. Пока наша основная специализация - обслуживание по федеральным квотам.

Очередь на операции большая?

Николай Николаев: Здесь все условно. Сегодня мы записываем пациентов уже на конец этого начало следующего года. Но нужно понимать, что, во-первых, это плановые операции, не требующие срочного вмешательства, а во-вторых, еще несколько лет назад ситуация была иной. К примеру, сегодня более 80 процентов наших пациентов - приезжие из других регионов и только 20 процентов из Чувашии, где мы находимся. В первые два года работы центра было ровно наоборот. Второе - в прошлом году мы вышли на объем более семи тысяч операций. А восемь лет назад только 160-180 человек из Чувашии в год получали аналогичную медицинскую помощь. Разница колоссальная. Существующая очередь говорит о том, что в свое время был выбран правильный ориентир по организации таких центров. Ортопедические операции стали доступным видом помощи. И нам есть кого лечить.

Какие операции проводятся чаще всего?

Николай Николаев: Большинство операций - около 72 процентов - это эндопротезирование суставов - как первичное, так и ревизионное. А по сути мы умеем делать весь спектр операций на костно-суставной системе. В том числе сложные операции при врожденных сколиозах, когда нужно оперировать детей в раннем возрасте, сложные деформации идиопатического сколиоза, сложные ревизионные операции особенно на коленном суставе. Нужно сказать и про малоинвазивные операции на позвоночнике, которые позволяют нашим пациентам быстрее и полнее восстановить утраченное качество жизни. Еще совсем недавно доступны они были только в Москве и Санкт-Петербурге.

Одна из наших сильных сторон - наличие своего детского отделения и отделения реабилитации. В педиатрии мы занимаемся практически всеми видами двигательных патологий, среди которых наиболее распространенное это детский церебральный паралич. Лечение детей с таким заболеванием, как правило, очень длительно и завязано на тесном взаимодействии сразу нескольких специалистов - ортопеда, невролога, педиатра... Наш центр имеет возможность обеспечить беспрерывное наблюдение и лечение такого пациента, даже когда он перейдет во взрослый возраст. На практике нередко так и происходит. При этом вся история болезни от начала наблюдения у нас перед глазами, это очень большое подспорье и для стороны пациента и для наших специалистов.

Насколько мне известно, реабилитационное отделение первоначально в проекте центра не значилось?

Николай Николаев: Это так. Но вопрос о его создании остро встал буквально в первые месяцы работы центра. Логика тут проста: мы сделали сложную высокотехнологичную операцию. Через несколько дней больного надо выписывать, а он еще не в состоянии полноценно ходить. Но держать его долгое время мы не можем - другие больные ждут своей очереди. При этом отсутствие грамотного восстановительного периода может привести к рецидиву. Мы отправляли наших специалистов в Европу, Америку, тот же Израиль за опытом, перенимали то, что казалось интересным и полезным. В результате в 2009 году мы создали, по сути, одну из первых по нашему профилю комплексных систем в стране, в которой высокотехнологичная операция плавно переходила в реабилитационную часть. Сейчас половина пациентов центра начинают получать реабилитационную нагрузку спустя 3-4 часа после операции. Многим это позволяет быстро встать на ноги.

Можно ли говорить о том, что задачи, поставленные перед центром, сегодня выполнены?

Навыки ходьбы пациентам начинают восстанавливать уже через несколько часов после операции. Фото: Олег Косов / РГ

Николай Николаев: В некотором роде, я бы сказал, даже перевыполнены. Центр сегодня работает даже не на сто процентов, а больше. Мы умеем хорошо делать сложнейшие операции, первоначально планируемые объемы оказания высокотехнологичной помощи давно скорректированы в большую сторону, кроме того, можно говорить о том, что мы выполняем и роль образовательного центра. Когда наши хирурги получили достаточный опыт проведения высокотехнологичных операций, для дальнейшего роста стали важны нюансы. И все самое лучшее, что используется в области высоких медицинских технологий, внедрено в нашем центре. Сегодня уже к нам за практическим опытом едут специалисты из различных клиник страны. Это касается и хирургов, и ортопедов, и, к примеру, операционных сестер.

Возникает резонный вопрос - куда расти дальше?

Николай Николаев: Здесь я вижу две возможности. Первая - дальнейшее строительство таких центров. В идеале в стране должно быть, наверное, около 12-15 подобных нам клиник. Пока только три новые и небольшая сеть традиционных институтов - в основном в Москве и Санкт-Петербурге. За прошедшие годы мы накопили огромный опыт. Фактически сегодня наш центр представляет собой готовую, отработанную на практике модель, которую можно тиражировать, сэкономив немалые средства.

Что касается второй возможности, то сегодня в Чебоксарах сложился коллектив, способный решать серьезные задачи - задачи, которые в рамках существующего центра выполнить уже вряд ли получится. У нас просто нет места для размещения новых операционных, палат, создания полноценных отделений. Если удастся решить вопрос со строительством дополнительного корпуса, то мы сможем поднять объемы проводимых операций на новую высоту. А значит, и людей, вернувших качество своей жизни, станет значительно больше.

Справка "РГ"

В самом начале работы за день в центре в среднем делали 10 операций, сегодня - 35-38, из них 3-4 - детям. Каждые 45-50 минут на операционный стол поступает новый пациент. На одного хирурга в год приходится около 400 операций.

Декада подписки
13-23 октября
по сниженным
ценам
Подписка на первое полугодие 2017 года
во всех почтовых отделениях России